Уполномоченный

по правам человека в Российской Федерации

Представительства

Материалы

Круглый стол - 23 июня 2010 года

 

СТЕНОГРАММА

заседания проведенного под председательством Уполномоченного по правам в Российской Федерации В.П.Лукина 23 июня 2010 г.  «круглого стола» с повесткой: "О ходе реализации Рекомендаций проведенного Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации 20 мая 2009 г. «круглого стола», актуальных проблемах социально-правового обеспечения формирования нового облика Вооруженных Сил Российской Федерации и перспективе их разрешения»

 

23 июня 2010 г.

г. Москва

Председательствующий. Прежде всего, я хотел бы выразить признательность всем, кто откликнулся на приглашение принять участие в проведении «круглого стола» в мае 2009 года, а также в этом заседании, которое является логическим продолжением предыдущего заседания. Кроме того, я благодарен всем участникам заседания за внимание к  вынесенным сегодня на обсуждение проблемам, как одним из важнейших в нашей государственной и общественной жизни по обеспечению правовой и социальной защиты призывной молодежи, военнослужащих, военных пенсионеров и членов их семей. Мотив у нас один – содействовать проведению тех  и таких мероприятий в Вооруженных Силах, которые привели бы к обновлению их облика. Чтобы они стали современными, модернизированными, и одновременно  гуманными Вооруженными Силами.

Большое спасибо Николаю Александровичу Панкову, который прямо с поезда прибыл на наше заседание. Это в очередной раз говорит о том, что руководство Министерства обороны в соответствии с нашими ранее сложившимися давними и конструктивными отношениями, уделяет большое внимание проверке и корректировке своей работы с учетом правозащитных факторов.

Основные докладчики прибыли, за исключением некоторых, что связано с определенными временными накладками. Ко времени своих докладов  они прибудут, мы будем беседовать в полном составе и рассмотрим все вопросы повестки. В заседании участвуют представители руководства Минобороны, Пограничной службы, Внутренних войск, Главной военной прокуратуры и Счетной палаты. Кроме того, представители аппаратов  Совета Безопасности, Правительства, обеих палат Федерального Собрания, а также ДОСААФ. Список участников вам роздан. В целях экономии времени я сейчас каждого  представлять не буду. Это мы сделаем в ходе выступлений, обсуждений докладов, вопросов и ответов.

Хочу выразить признательность Ответственному секретарю Союза комитетов солдатских матерей, члену Общественного Совета при Министерстве обороны Валентине Дмитриевне Мельниковой и Сергею Владимировичу Кривенко - Директору правозащитной группы «Гражданин. Армия. Право» за содействие в организации проведения «круглого стола», а также за организацию приглашения представителей правозащитных организаций. В «круглом столе» участвует более 30 их представителей из различных регионов.

Теперь о цели и порядке проведения заседания. План заседания и наши  справочные материалы, которыми вы можете пользоваться,  вам розданы. Напомню, что 20 мая 2009 года мы провели предыдущий «круглый стол», на котором  был рассмотрен ряд общественно значимых и резонансных проблем правового и социального сегментов формирования нового облика Вооруженных Сил. По его итогам были совместно разработаны и согласованы Рекомендации. В них мы, в частности, записали, что:  «…государственные органы и организации, представители которых участвовали в заседании, рассмотрят настоящие Рекомендации и примут, в пределах своих полномочий, конкретные меры для их реализации. Перечень и ход реализации принятых мер будут рассмотрены на заседании круглого стола в первом квартале 2010 года». Однако мы перенесли проведение «круглого стола» на июнь, в первую очередь потому, что в СМИ появился рад материалов (интервью, полемические статьи и пр.), в которых корректировались некоторые концептуальные установки реформирования Вооруженных Сил, прямо связанные с правозащитными аспектами нашей работы. И, безусловно, нам необходимо было в этом разобраться.

В первую очередь речь идет об уменьшении численности военнослужащих-контрактников относительно ранее утвержденных планов и увеличения призывного компонента. Конечно, я хотел бы подчеркнуть, что эта проблема выходит за пределы, так сказать,  «чистой» правозащитной деятельности. Это сфера политики. Какой должна быть армия - контрактной, призывной или смешанной, эти вопросы решаются государственными органами с учетом многих факторов, как внутренних, так и международных, перечислять не буду. И, безусловно, на основе политической и общественной дискуссии. Наша задача и работа, во всяком случае, Уполномоченного в соответствии с законом, более узкая – чтобы права граждан в ходе военной службы, особенно в ходе масштабной военной реформы, формирования нового облика должным образом защищались.

Конечно, такая масштабная трансформация идеологии реформирования Вооруженных Сил оказывает влияние  и требует соответствующей корректировки решений в области правового и социального обеспечения призываемых на военную службу, военнослужащих и членов их семей, а значит, требует нашей выверенной реакции, что и является поводом для обсуждения на этом заседании. Поэтому мною было решено отложить наш «круглый стол» на июнь, чтобы дать ситуации, так сказать, «устояться».

С момента проведения предыдущего «круглого стола» прошел год. Таким образом, предмет нашего интереса и обмена мнениями и позициями состоит в следующем. Первое - как учтены наши Рекомендации в деятельности органов власти, министерств и ведомств по совершенствованию правового обеспечения и социальной защиты. Это будет один из предметов нашего обсуждения. Второе – рассмотрение и обсуждение новых социальных и правовых проблем, которые обозначились в Вооруженных Силах за истекший период, а также выработка наших совместных рекомендаций по их разрешению.

Теперь, конкретно, о ситуации, которая сложилась в последние годы в области соблюдения прав и социальной защиты призывников, военнослужащих всех категорий, военных пенсионеров и членов их семей.    В 2008 и 2009 годах количество обращений (жалоб, заявлений) только на имя Уполномоченного, не считая региональных правозащитников и общественных правозащитных организаций, держится фактически на одном уровне, примерно, 1 500 обращений в год. Ежегодно мы отказываем в рассмотрении лишь по 30-и – 50-и обращениям, как необоснованным. В последнее время около 60% обращений и жалоб поступают от военнослужащих.

По состоянию на 1 июня 2010 г. мне уже поступило около 800 обращений и жалоб. Поэтому, если не будут предприняты соответствующие и эффективные меры по устранению их причин, количество жалоб к концу года, по сравнению с предыдущим, не только не сократится, а наоборот, увеличится, что, безусловно, не может нас радовать. Конечно, различного рода преобразования и реформы без роста числа, так сказать, недовольных, «без крови», как говорят некоторые, не бывает. Но, безусловно, такая ситуация не может быть признана удовлетворительной.

Сложилась и устойчивая иерархия обращений и жалоб. Примерно 40% из них касаются жилищного обеспечения. В основном это нарушение сроков и порядка предоставления жилья, выдача договоров социального найма в недостроенные, не принятые установленным порядком в эксплуатацию, не учтенные в соответствующих реестрах дома. В том числе без штатных систем электротепловодоснабжения, канализации, с не работающими лифтами и прочее. Это распределение военнослужащих в дома, для которых лишь выбраны строительные площадки, как это имело место, например, под Санкт-Петербургом. Вместо предоставления жилья в домах капитального строительства, имеют место случаи предоставления жилья в сборно-щитовых домах, срок эксплуатации которых около 5 лет. Хуже того, оставление семей уволенных военнослужащих, в так называемых «расслужебленных» квартирах, т.е. переведенных из категории служебных в постоянные. В первую очередь это касается расформированных военных гарнизонов в таких местах, где невозможно трудоустроится даже на низкооплачиваемую работу.

Кроме того, есть проблема, так называемого, «недостроя» и, как следствие, циркулирующие сведения о расхождении данных по количеству полученных в 2009 году квартир реально и по отчетным документам (докладам).  Кроме того, есть ряд существенных пробелов и изъянов в жилищном законодательстве, которые, даже при наличии денежных средств на строительство и покупку жилья, препятствуют реализации жилищных прав ряда категорий военнослужащих, военных пенсионеров и членов их семей. У вас по этому вопросу есть соответствующая справка. Все это, безусловно, негативно сказывается на исполнении решений и поручений Президента Российской Федерации в части жилищного обеспечения военнослужащих.

Далее. 10-15% жалоб  касаются военных пенсий. Причина в том, что, начиная с 2004 года, размеры военных пенсий капитально деградировали относительно трудовых пенсий по старости. Я подчеркиваю, в относительном плане они, конечно же, росли. Но медленнее чем гражданские пенсии. Обратите внимание на соответствующую справку. Безусловно, это связано с тем, что в последние годы особое внимание было обращено на пенсионную проблему в гражданской сфере, в целом, что и привело к ситуации, когда гражданские трудовые пенсии, не только сравнялись, но даже превысили военные. Кроме того, существует и другая проблема военного пенсионного законодательства. В 2002 году была введена новая пенсионная система в гражданской сфере, которая базируется на страховых выплатах. Однако, несмотря на многие усилия, в том числе Комитета Государственной Думы по обороне и других законодателей, соответствующие изменения в военное пенсионное законодательство не были внесены. В итоге, уволенные в ходе предыдущих реформ военнослужащие, которые не выслужили установленный для получения военной пенсии срок, а также увольняемые в ходе нынешнего реформирования, окажутся в ущербном положении при начислении им в будущем трудовой пенсии по старости относительно тех граждан, которые не служили. Характерным негативным симптомом этой диспропорции явилось и переоформление военных пенсий на трудовые пенсии многими военными пенсионерами. Такие факты имеются, и они принимают все более массовый характер.  Хотелось бы услышать причины этой ситуации, и каковы перспективы ее разрешения.

Не вполне оптимально решается и проблема денежного довольствия. Программа перехода на контракт стартовала в 2004 году, а существенное повышение денежного довольствия, как одного из важных компонентов обеспечения привлекательности военной службы, запланировано лишь на 2012 год. То есть образовался 8-и летний разрыв между началом программы и одним из ее важнейших материальных стимулов. Безусловно, это породило серьезную проблему комплектования войск. Кроме того, введенная в 2009 году система премирования военнослужащих отчасти негативно сказалась не только на взаимоотношениях в офицерских коллективах, поскольку возникло меньшинство, образно говоря, «богатых» и большинство «бедных», но и спровоцировала множество семейных и междусемейных проблем.

Я остановился более подробно именно на этих проблемах, как наиболее социально значимых и «чувствительных» для военнослужащих, военных пенсионеров и членов их семей. Безусловно, все они требуют соответствующего разрешения. Что же касается других правовых и социальных проблем и путей их разрешения, полагаю, что докладчики и другие участники заседания в соответствии с повесткой заседания  нас проинформируют. И мы совместно будем искать, и предлагать пути их развязки.

Одной из задач Уполномоченного, является участие в работе по совершенствованию законодательства. С Минобороны достигнута договоренность о том, что разрабатываемые в Минобороны законопроекты, если они затрагивают права и социальное обеспечение военнослужащих, военных пенсионеров и их семей направляются Уполномоченному для анализа и предложений. Подобным образом мы взаимодействуем и с Комитетом Государственной Думы по обороне. Второе направление нашей работы, это инициация вопросов, направленных на совершенствование законодательства, поскольку Уполномоченный не является субъектом права законодательной инициативы. Механизмов реализации этого направления несколько, например, предложения в Рекомендациях «круглых столов», обращения во властные структуры с соответствующими предложениями, доклады и пр. К сожалению, во многих случаях законодательное обеспечение на год и более запаздывает относительно проводимых мероприятий. Поэтому, если те или иные практические мероприятия и действия осуществляются вне законодательного поля, или если оно не совершенно, создаются условия и предпосылки для ущемления прав граждан а, следовательно, и роста числа жалоб. В качестве примера, кроме названных мною выше жилищных законодательных проблем, можно привести разработку 2-х базовых законопроектов - «О воинской обязанности граждан Российской Федерации» и «О военной службе в Российской Федерации». Работа над ними идет уже более двух лет. Конечно, ее надо завершать. Я надеюсь, что наши уважаемые коллеги из военных ведомств разъяснят, в чем же причина возникших трудностей и когда следует ожидать  конечный результат.

Теперь о порядке проведения заседания. Вынесенные на обсуждение вопросы сформированы на основе официально полученных ответов от ряда министерств и ведомств о ходе реализации Рекомендаций предыдущего «круглого стола», а также вопросов и предложений, которые было бы целесообразно рассмотреть на этом заседании. Соответствующие справочные материалы вам розданы. Также ряд актуальных вопросов и проблем  сформированы по предложениям правозащитных организаций. Все они отражены в плане нашего заседания.

Прошу в докладах  представителей силовых ведомств и других организаций необходимо сосредоточить внимание не столько на ситуациях в той или иной социально-правовой области, сколько на предложениях, как системно разрешить эти проблемы. Чтобы бы постепенно свести их к минимуму!  Об этом прошу и представителей правозащитных организаций. Не акцентировать внимание на жалобах конкретных людей, все это мы знаем, а предлагать вытекающие из этих жалоб системные пути и способы разрешения проблем. Чтобы они постепенно сошли на нет, или хотя бы существенно уменьшились! В этом смысл нашей работы!

Поскольку вынесенных на обсуждение вопросов много, прошу всех укладываться в отведенное повесткой время доклада. Тем более что их продолжительность была заблаговременно согласована с каждым. Кроме того, не повторяться, если вопрос или проблема, о который вы хотели сказать, уже рассматривались. Просто сказать – согласен. А если нет, то почему? Если кто не сможет по тем или иным причинам выступить - передайте тезисы, и мы их включим в стенограмму, а соответствующие предложения – в Рекомендации. В этом смысле Ваши здоровые авторские  амбиции будут полностью реализованы.  Если в рамках отведенного для доклада времени, какие-то вопросы и проблемы вы не успели изложить, передайте мне сегодня,  или в течение нескольких дней после заседания эти позиции, и они будут также включены в стенограмму. Особенно, предложения в Рекомендации. Все эти материалы будут «вывешены» на сайте Уполномоченного, во-первых, как информация о нашем «круглом столе», а во-вторых, как форум сбора предложений граждан, что необходимо предпринять, чтобы формирование нового облика Вооруженных Сил действительно стало реальностью и, главное, было социально ориентировано!

Хочу подчеркнуть, что собрались мы не для «пиара», а для дела! Лучшим «пиаром» является сделанное дело, то есть конечный результат. И, конечно, очень хорошо, если бы все участники заседания, кого бы они ни представляли, обошлись без чрезмерных эмоциональных вспышек личных укоров, оскорблений и так далее. Это не способствует решению проблем, а лишь нагнетает в обществе уровень нетерпимости.  Все мы, так сказать, «по одну сторону баррикады». Тем более что решаем мы один из важных вопросов, касающийся Вооруженных Сил, а именно их социально-правовую компоненту.

По сравнению с предыдущим «круглым столом» мы несколько изменили порядок работы. Тогда вначале выступали представители Министерства обороны и других ведомств. А затем правозащитники.  Сейчас порядок следующий. Вначале основной один или два доклада представителей ведомств по соответствующей проблеме. Затем выступления по этой же теме  правозащитников. Далее по этому блоку проблем обсуждение, то есть вопросы, ответы и предложения. И так далее постепенно и последовательно рассмотрим все вынесенные на обсуждение  проблемы. Вопросы лучше всего передавать мне в виде записок. Однотипные мы сгруппируем и, таким образом, сэкономим время для более детального обсуждения наиболее важных правовых и социальных проблем.

По завершению заседания прошу свои тезисы передать в секретариат. В этом случае нам будет значительно проще и максимально близко к вашим выступлениям расшифровать аудиозапись, а главное – ничего не упустить.

Собственно говоря, это все, что я хотел сказать! А теперь, я думаю, пора передать слово Михаилу Васильевичу Давиденко, который расскажет нам, как обстоят дела с выполнением Рекомендаций нашего предыдущего «круглого стола».  А затем с докладом выступит Николай Александрович Панков.

 

 

М.В.Давиденко. Уважаемые участники заседания! В целях сокращения времени я буду анализ учета «Рекомендаций «круглого стола» 2009 года» в деятельности  органов государственной власти, соответствующих министерств и ведомств излагать в порядке  их структуры, называя лишь суть тех или иных позиций.  Кроме того, формулировку: «учет Рекомендаций «круглого стола» в деятельности  органов государственной власти, соответствующих министерств и ведомств», заменю, для краткости, словом: «выполнение». Полагаю, что это не будет превышением, так сказать, правовых полномочий этого рекомендательного  документа.

Вам роздана подборка справочных материалов.  Среди них есть и анализ выполнения Рекомендаций. В нем максимально близко к официально полученным ответам, но кратко, сформулированы результаты. Текст черным цветом – соответствующие положения Рекомендаций исполнены, зеленым - в стадии исполнения, красным -  по тем или иным обстоятельствам соответствующий вопрос не поддерживается или до настоящего времени не решен.

Безусловно, количественный анализ исполнения Рекомендаций может быть проведен лишь с определенным допущением в связи с тем, что значительная  часть предложенных в Рекомендациях или проведенных мероприятиях содержат качественные характеристики, которые нельзя, так сказать, абсолютно просчитать. Однако мы старались как можно детальнее и объективнее проанализировать и оценить ситуацию по каждому пункту Рекомендаций.

Анализ исполнения Рекомендаций проведен по состоянию на 1 квартал текущего года. В связи с переносом заседания на июнь планировалось дополнительно запросить информацию по состоянию на май, чтобы иметь более объективную картину. Однако Уполномоченным по правам человека В.П.Лукиным было принято решение не направлять запросы, чтобы не отвлекать   Министерство обороны и другие ведомства на дополнительный анализ ситуации. При этом предполагалось, что подвижки в исполнении Рекомендаций, которые произошли в последние 3 месяца, будут отражены в соответствующих докладах. Основной акцент в докладе я сосредоточу на неисполненных или частично исполненных предложениях Рекомендаций. Теперь, по сути.

Первый раздел содержит рекомендации Президенту Российской Федерации.

В первом пункте записано, говорю лишь суть: «в ходе создания нового облика армии и разработки проектов законов обратить внимание органов власти на соблюдение 55-й статьи Конституции». Полная формулировка этого, как и других пунктов, содержится в розданных вам материалах.

Ответ из Совета Безопасности, которому было поручено подготовить ответ по этому и другим вопросам на имя главы государства, следующий: «Данная рекомендация представляется не вполне корректной, поскольку статьей 15 Конституции для всех органов государственной власти должностных лиц, без каких-либо ограничений, установлена обязанность ее соблюдать». Однако пунктом 2, статьи 80 Конституции определено, что: «Президент является гарантом Конституции, соблюдения прав и свобод, а также обеспечивает взаимодействие всех органов власти». Если же следовать полученному ответу, тогда и Конституционный Суд в системе власти является, наверное, избыточным. Однако, как вы знаете, в последнее время Президент неоднократно обращал внимание руководителей некоторых ведомств на медлительность и низкую эффективность работы. Возможно, в недостатках их работы и низкой эффективности есть и определенная конституционная составляющая.

Следующее. Пунктом 2 рекомендовано инициировать Амнистию осужденных военнослужащих, которые не совершили иных преступлений. Ответ: «Указанную инициативу (об объявлении Амнистии) нельзя признать обоснованной, поскольку  в соответствии со статьей 103 Конституции РФ объявление Амнистии относится к ведению Государственной Думы». Да это так! Государственная Дума принимает соответствующее постановление. Но проект постановления об Амнистии вносится в Государственную Думу в соответствии с Регламентом Госдумы, таким же образом, как вносятся проекты законов и проекты других постановлений. А Президент Российской Федерации является субъектом права законодательной инициативы. То есть, возражений нет. Видимо готовивший проект ответа сотрудник не вполне разобрался в правоустанавливающих документах.

Пункт 3. Это рекомендация о необходимости восстановления работы Комиссии при Президенте по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести. Здесь, как следует из ответа ситуация следующая: «Рассмотрение данного предложения возможно после его дополнительной и всесторонней проработки с участием заинтересованных министерств и ведомств. Минобороны такую работу проводит».

Следующий раздел - рекомендации Правительству. Он содержит пять позиций. Прежде всего, одна ремарка. Если из Администрации Президента мы получили конкретные ответы, то  Аппарат Правительства разослал Рекомендации по министерствам и ведомствам с поручением - дать ответы Уполномоченному. То есть без обобщения и анализа ответов в собственном Аппарате. О чем это говорит? Во-первых, о том, на мой взгляд, что Правовой департамент Аппарата Правительства не особо беспокоят правовые и социальные проблемы нашей армии.   Во-вторых, к слову сказать, это говорит об «аппаратной этике и культуре».

Пункт 1. Информация о ходе исполнения Рекомендаций, по соответствующим мероприятиям этого пункта, частично дана Советом Безопасности, Министерством обороны, другими силовыми ведомствами и Главной военной прокуратурой. Она изложена в соответствующих разделах розданной вам таблицы. Нет ответа по второму абзацу этого пункта: «…при рассмотрении перспективы сохранения военной службы по призыву руководствоваться характеристикой ее низкой эффективности, изложенной в  Распоряжении Правительства от 15.08.2008 года № 1016-р». Кстати, в ее исполнение в том же году было издано действующее до настоящего времени Постановление Правительства. В связи с корректировкой концепции комплектования войск в направлении увеличения численности призывников этот пункт Рекомендаций остается крайне актуальным. По всей видимости, Минобороны, руководствуясь этими документами и обозначенными в них проблемами, необходимо  детально и всесторонне проанализировать, где же «узкие места» службы по призыву и попытаться  их законодательно, организационного, материально и иным образом, так сказать, «расшить».

Не получены ответы на пункты 3 и 4. Первый касается смягчения наказания по статьям 337 и 339 Уголовного кодекса за некоторые правонарушения военнослужащих. Второй -  приведения внутриведомственных документов в соответствие статье 55 Конституции и  Положению о паспорте гражданина Российской Федерации.

Далее. Суть ответа Минздрава по пункту 5, касательно реализации поручения Президента о создании Молодежных медицинских центров следующая: «…создание Молодежных медицинских центров в настоящее время является преждевременным; вопрос организации медицинского освидетельствования граждан, подлежащих призыву на военную службу, законодательно урегулирован». Тогда закономерен вопрос, кто и  зачем предложил Президенту эту идею и подготовил ему проект поручения?

Всего из раздела рекомендаций Правительству выполнено или частично выполнено, с учетом сказанной мною выше объективности подсчета, 40%. предложений. Соответственно, не выполнено, по тем или иным обстоятельствам, 60%.

Следующий раздел содержит рекомендации Министерству обороны. Он состоит из трех подразделов, включающих в себя 10 рекомендательных позиций. Первый подраздел касается совершенствования организации военной службы. В целом подвижки есть. По пункту 1 (защита свидетелей и потерпевших) издан ряд нормативно-правовых актов и других документов. Создание гарнизонных сборных пунктов для временного пребывания военнослужащих, вынужденно оставивших свои части, находится в стадии проработки. Безусловно, с возвратом к концепции преимущественно призывной армии эта проблема останется актуальной до тех пор, пока не удастся искоренить «дедовщину». В целом же эта проблема решена в формированиях Главного управления специальных программ Президента Российской Федерации, во Внутренних войсках МВД и Пограничной службе ФСБ.

Пункт 2 касается реализации «Стратегии социального развития Вооруженных Сил Российской Федерации на период до 2020 года». Как следует из ответов много сделано в части повышения эффективности научной деятельности, повышении окладов преподавателям, стипендиатам, отличившимся в учебе и научной работе слушателям академий, военных училищ и университетов. Выполнен значительный объем мероприятий из комплекса социальных и материальных мер. По вопросу денежного довольствия военнослужащих также предпринят ряд мер. Однако, как сказал Уполномоченный по правам человека В.П.Лукин, они спровоцировали определенный рост социальной напряженности в воинских коллективах.

Пунктом 3 предлагалось разработать Памятку для военнослужащих с изложением их прав и обязанностей. Ряд мероприятий в этом плане выполнен, смотрите по тексту розданной справки. Что же касается собственно разработки Памятки, то Минобороны полагает целесообразным ее разработку организовать после принятия законов о воинской обязанности и о военной службе. Однако, как вы знаете, разработка и принятие этих законов несколько «зависли». Может целесообразнее, поскольку вопрос совершенствования правовых знаний военнослужащих пока что до конца не решен, разработать Памятку в рамках действующего законодательства. Это не такая уж сложная проблема. А после принятия законов останется лишь ее «подстроить» под новые положения. Тем более что и в Минобороны и в ряде  правозащитных организаций соответствующие наработки имеются. Остается лишь обобщить!

Что же касается разработки Регламента пользования мобильными телефонами, то по одним данным он разрабатывается в Минобороны, по другим сведениям его разработка завершена. Во Внутренних войсках МВД, Пограничной службе ФСБ и других ведомствах этот вопрос, как следует из полученных ответов, решен.

В целом же Министерством обороны  Рекомендации по первому подразделу «Совершенствование организации военной службы» выполнены на 50%. Вторая половина рекомендаций или частично выполнена, что связано с последними корректировками формирования нового облика армии и прочее, или находится в стадии выполнения.

Следующий подраздел Рекомендаций касается комплектования войск по контракту. Как следует из полученной официально информации, в  Пограничной службе ФСБ, Внутренних восках МВД, ФСО и ГУСП Президента все вопросы, в основном, решены. В Минобороны также реализован значительный комплекс мероприятий, в том числе социально-правовых. Другие находятся в стадии проработки. Несмотря на изменение концептуальных подходов к комплектованию Вооруженных Сил работу в этом направлении следует продолжить, чтобы добиться, не откладывая до 2012 года, а уже в следующем году, позитивных социальных подвижек. При отборе контрактников, особое внимание следует обратить на имеющих высшее и среднее специальное образование. Ведь для молодежи, особенно в нынешних условиях, связанных с проблемами жилищного обеспечения, трудоустройства и прочее, служба по контракту это неплохой старт в, так называемом, «социальном лифте». Хотя некоторые эксперты с эти не согласны по ряду обстоятельств, связанных как со службой, так и с социальным пакетом и недостаточными преференциями после ее окончания.

В целом в Минобороны по этому подразделу 50% рекомендаций частично выполнено или находится в стадии выполнения. Другая половина не выполнена, или мы, пока не имеем достоверной информации о ходе их реализации.

Последний подраздел касается формирования нового облика Вооруженных Сил. Первый пункт о привлечении армейской общественности к разрешению задач командования можно считать частично выполненным - изданы соответствующие документы. Их перечень приведен в справке. Полагаю, что об эффективности этой работы здесь будет сказано. В целом же по этому подразделу ситуация следующая – выполнено 50%, частично выполнено, или в стадии выполнения столько же.

Общий количественный итог выполнения Рекомендаций Министерством обороны, с учетом названных мною выше допущений, по этим трем подразделам следующий: 30% - выполнено; 50% - частично выполнено, или в стадии выполнения; 20% - не выполнено.

Напомню, что это ситуация по состоянию на конец первого квартала. Попутно замечу, что Рекомендации это такой документ, который не является обязательным к выполнению как, впрочем, и рекомендации комитетов обеих палат Федерального Собрания и даже Постановления Государственной Думы.  Но, безусловно, необходимо находить консенсус и искать возможность и пути решения всего того  положительного, что содержит этот рекомендательный документ. И еще напомню, что эти Рекомендации разрабатывались и согласовывались совместно. С одной стороны – правозащитниками, с другой – заинтересованными министерствами и ведомствами, в первую очередь Министерством обороны. Если мы где-то и ошиблись, то в ходе этого заседания скорректируем, что и отразим в очередных Рекомендациях «круглого стола».

Раздел Рекомендаций Главной военной прокуратуре содержит три позиции и выполнен.

По разделу «Нормативно-правовое обеспечение проводимых мероприятий» ситуация следующая: 37% мероприятий выполнено, или частично выполнено. 26% не выполнено, Это следующие пункты: 6 – установление правового статуса призывника; 10 – создание системы контроля проведения призывных мероприятий; 12 – заключение первого контракта только через военкомат; 14 – незаконное привлечение военнослужащих к работам; 15 - совершенствование нормативных правовых актов по альтернативной гражданской службе. Наверное, к этим позициям необходимо еще раз возвратиться, внимательно посмотреть, и все, что важное и значимое для государства, для армии и для гражданина реализовать.

В целом же из 37-и пунктов Рекомендаций выполнено 13 пунктов (35%), столько же выполнено частично, или находится в стадии выполнения. То есть 26 пунктов, или 70% предложений наших Рекомендаций, так сказать, стартовали. 11 пунктов (30%) по тем или иным обстоятельствам не выполнены.

Безусловно, работая по итогам этого «круглого стола» над новым проектом Рекомендаций, мы совместно посмотрим, что полезного и объективно необходимого можно взять из этих Рекомендаций в новые на следующий этап нашей совместной работы по совершенствованию социально-правового сегмента формирования нового облика Вооруженных Сил России, так сказать, в дорогу. И так, совместно, постепенно, методом итераций будем решать актуальные правовые и социальные проблемы Вооруженных Сил. Доклад закончил. Спасибо!

Председательствующий.  Спасибо, Михаил Васильевич! Один мудрый философ сказал: «истина не то, что сидит в моей голове, а что летает над головами дискутирующих… спорящих».

Я считаю, что процент, так сказать, «прислушивания» к нашим Рекомендациям в целом отвечает формуле этого мудрого человека. Однако, мы сейчас сосредоточим наше внимание на тех правовых и социальных вопросах, которые в настоящее время вызывают споры, дискутируются, обсуждаются и так далее. Полагаю, что в новые Рекомендации мы включим из предыдущих ряд из тех предложений, которые частично исполнены, или не выполнены, но, по нашему мнению, заслуживают нашего дальнейшего внимания. Тем не менее, мы признательны за то, что целый ряд моментов наших Рекомендаций в Министерстве обороны и других ведомствах внимательно рассмотрены, реализованы или реализуется. А теперь, я полагаю, пора предоставить слово статс-секретарю – заместителю Министра обороны Николаю Александровичу Панкову. Доклад: «Об  основных   итогах   и   проблемах социально-правового и кадрового обеспечения  формирования нового облика Вооруженных Сил Российской Федерации». Пожалуйста, Николай Александрович…

Н.А.Панков. Уважаемый Владимир Петрович. Уважаемые товарищи.  Сегодня мы обсуждаем важные вопросы, которые важны не только для общественности, но и для Министерства обороны. Поэтому мы в своей работе уделяем этой проблематике самое пристальное внимание.

Совершенно неслучайно, что при формировании нового облика Вооруженных Сил как одну из основных задач мы предусматриваем создание привлекательных условий для тех, кто служит, а также обеспечение всех положенных социальных гарантий тем, кто увольняется с военной службы. Работа в этом направлении нами строится как в рамках стратегического, так и среднесрочного планирования. В частности, в Министерстве обороны разработана и утверждена в марте 2008 года «Стратегия социального развития Вооруженных Сил Российской Федерации на период до 2020 года». Задачи Стратегии приведены на слайде № 2. С целью объективной оценки результатов выполнения задач Стратегии применяются соответствующие индикаторы, и осуществляется постоянный контроль достижения целевых показателей. Реализация Стратегии позволит нам достичь сбалансированности социально-экономического положения всех категорий военнослужащих по отношению к средним показателям уровня жизни населения России. А это обеспечит выход на показатели социального развития, характерные для вооруженных сил государств, являющихся мировыми лидерами.

Для решения социальных проблем, увольняемых военнослужащих в Минобороны разработана ведомственная целевая программа реализации социальных гарантий военнослужащих, увольняемых с военной службы на 2009-2011 годы. Программа предусматривает несколько направлений деятельности, которые вы видите  на  этом слайде (слайд № 3).

Я остановлюсь на двух социально-значимых направлениях. Это переподготовка на гражданские специальности и трудоустройство (слайд № 4).

. Нами принято решение об организации подготовки увольняющихся военнослужащих, это очень важно и принципиально, силами военных учебных заведений. Для этого нам потребовалось несколько скорректировать действующее российское законодательство, ну и, естественно, направить деньги на эти цели в наши военные учебные заведения. Сегодня 57 военных вузов реализуют планы профессиональной переподготовки по 300 гражданским специальностям с выдачей государственного диплома с использованием возможностей как очной, так и дистанционной форм обучения.

Что касается трудоустройства, я хотел бы оговориться, что в соответствии с действующим российским законодательствам эта задача не отнесена к ведению военного ведомства. Тем не менее, мы посчитали правильным реализовать меры и в этом направлении (слайд № 5).

С Рострудом достигли договоренности о проведении непосредственно в войсках совместных целевых мероприятий по трудоустройству. В качестве примера я бы привел нашу работу с Правительством Москвы. Мы организовали четыре целевых ярмарки вакансий, которые уже посетили 4 500 военнослужащих.   Только   по итогам   работы  этих четырех ярмарок трудоустроены более 400 человек.

Во всех округах и на флотах в домах офицеров развернуты постоянно действующие информационно-консультационные пункты по вопросам занятости. В Москве такой пункт действует в Культурном центре Вооруженных Сил. Еженедельно его услугами пользуются от 40 до 70 увольняемых и уволенных офицеров. Каждый десятый из них находит место работы. Мы привлекаем увольняемых офицеров в качестве гражданского персонала на те должности, которые ранее замещались офицерами. И, наконец, у нас есть примеры, когда ранее военные структуры стали полностью гражданскими, например, военные комиссариаты.

Много гражданских должностей в военно-учебных заведениях и в органах военного управления всех уровней. Мы полагаем, что увольняемые офицеры и сейчас и впредь будут востребованы и очень активно. Для оперативного реагирования на вопросы организована горячая телефонная линия отдельно по каждой гарантии, по которым специалистами даются разъяснения по всему спектру проблем, связанных с увольнением с военной службы (слайд № 6). Вся необходимая информация размещается на официальном сайте Минобороны. За этой информацией можно обратиться в ведомственные СМИ, Она также доводится по телеканалу «Звезда».

Уважаемые товарищи! Очень важным и острым вопросом является медицинское и санаторно-курортное обеспечение военнослужащих, членов их семей, гражданского персонала и ветеранов Вооруженных Сил. В настоящее время вопросы реформирования наших медицинских учреждений чаще всего обсуждаются через количественную сторону вопроса. Я бы сегодня привлек ваше внимание к вопросам содержательного порядка. Их несколько (слайд № 7).

Во-первых, мы сохраняем военно-медицинские учреждения там, где дислоцируются соединения и крупные воинские части.

Во-вторых, сокращение военно-лечебных учреждений не предполагает изменения условий и порядка оказания медицинской помощи и лекарственного обеспечения для граждан, имеющих законодательное право на бесплатное их получение.

В-третьих, в связи с проведенными в медицинской службе оргштатными мероприятиями возможности военно-лечебных и санаторно-курортных учреждений по оказанию медицинской помощи, санаторно-курортному лечению и предоставляемому организованному отдыху не изменились.

И, в-четвертых, в тех населенных пунктах, где были расформированы военно-лечебные учреждения, контингент Минобороны медицинскую помощь получает в лечебных учреждениях государственной и муниципальной систем здравоохранения в соответствии с программой государственных гарантий оказания гражданам России бесплатной медицинской помощи, а также в ближайших военно-лечебных учреждениях по территориальному принципу. Расходы гражданским лечебным учреждениям за оказанную помощь возмещаются Минобороны России на основе заключения договоров между командованием военных округов, флотов и лечебными учреждениями.

Кроме того, пенсионеры Минобороны России, члены их семей, семей военнослужащих, а также лица гражданского персонала Вооруженных Сил в соответствии с законодательством подлежат обязательному медицинскому страхованию на общих основаниях с другими гражданами и имеют равные возможности в получении медицинской и лекарственной помощи за счет всех бюджетов бюджетной системы Российской Федерации. В том числе за счет бюджетов государственных фондов обязательного медицинского страхования. В субъектах Российской Федерации, это очень важный момент, объемы денежных средств по оказанию медицинской помощи гражданам, проживающим на их территориях, планируется, в том числе с учетом и контингентов военного ведомства.

Отдельная тема это вопросы кадрового обеспечения нового облика Вооруженных Сил, оптимизация структуры офицерских должностей, сокращение их количества, а, в конечном счете, это для нас главное, улучшение качественного состава офицерского корпуса Российской Федерации.

В 2008 году мы определили и, кстати говоря, широко объявили категории офицеров, которые будут подлежать преимущественному увольнению. Прошло почти два года, и сегодня мы можем отчитаться перед вами, насколько корректно мы сработали за все это время. Мы четко определи (слайд № 8), что будем увольнять офицеров, у которых закончились сроки контракта, которые выслужили установленные сроки службы и имеют весь социальный пакет, а также которые ограниченно годны к военной службе.

Мы честно сказали, что будем увольнять офицеров, немотивированных на военную службу и не отвечающих условиям контракта. И, наконец, особая категория, и мы сформулировали эту категорию, это увольнение по собственному желанию. Мы не скрывали, что все последнее время, до 2008 г., мы занимались удержанием любой ценой и любыми средствами офицеров на военной службе, так сказать: «Не хочешь служить? Будешь служить, не отпустим». А теперь мы впервые честно и открыто сказали: «Не хочешь служить, можешь увольняться»! Представляю вам на этом слайде (№ 8) цифры, сколько и по каким основаниям уволены офицеры. Львиная доля уволены по оргштатным мероприятиям. В абсолютных цифрах это 38 тысяч офицеров, в процентах - 35,9%. То есть, где-то 36% уволены по оргштатным мероприятиям. По собственному желанию уволено за эти годы лишь 5 тысяч 102 офицера или 4,7%. По несоблюдению условий контракта уволены чуть больше 6 тысяч офицеров, или 5,7%. Я думаю, что мне нет смысла дальше воспроизводить другие цифры, которые вы видите на этом слайде.

Мы посчитали целесообразным определять судьбу каждого конкретного офицера не единолично. В этом плане и в 2009 и в 2010 годах мы проводили аттестацию офицерских кадров. Центральную аттестационную комиссию возглавлял Министр обороны Российской Федерации. Привлекали офицерскую общественность, обязательно требовали, чтобы вопросы судьбы конкретных офицеров обсуждались и на офицерских собраниях.

В этой связи особой темой является тема молодых офицеров. Принципиально жесткая позиция Министра обороны заключается в том, чтобы всемерно сохранять на военной службе молодых офицеров. Для этого выработаны и реализуется ряд мер как организационного, так и правового плана. В том числе, мы внесли изменения в Положение о порядке прохождения военной службы, то есть в указ Президента Российской Федерации, разрешающие военнослужащим замещать воинские должности нижестоящего состава. Это временная мера, но мера необходимая, нацеленная как раз на сохранение молодых офицеров. Нахождение офицеров в распоряжении тоже понятно, что это вынужденная мера и мера опять же временная.

Наконец, переподготовка молодых офицеров по родственной или смежной специальности. Более того, мы готовы пойти и на разрешение молодым офицерам получения второго высшего образования. Именно в этом плане нужно рассматривать сокращение набора в ВУЗы Минобороны в 2009 году, и не набор в ВУЗы в этом году. Мы полагаем, что обязаны работать с теми офицерами, которые у нас сегодня есть, а не рекрутировать с улицы в современных условиях дополнительное количество офицерских кадров. В одной из уважаемых газет я прочитал, что у нас идет или будет массовое увольнение выпускников вузов 2010 года. Уважаемые участники «круглого стола», я прошу услышать меня,  это не произойдет! Тема не имеет права на жизнь. Мы выпускаем около 13 000 выпускников в этом году. К этому времени мы создали 14 000 вакантных должностей. И вот весь вопрос заключается в том, чтобы на уровне этих двух макропоказателей, а именно - 13 000 выпускников и 14 000 вакансий очень умно и грамотно сработали командиры и кадровые органы. Мы будем эту работу осуществлять, что называется, в ручном режиме.

Несколько слов по контрактникам. Я знаю, что ряд участников нашего «круглого стола» последовательно выступают за сугубо контрактную российскую армию и высказывают определенные упреки в наш адрес, что мы якобы отказались от этой идеи. Хотел бы еще раз подчеркнуть, отметить, что мы никогда не выступали за полностью контрактную армию. И дело даже не в том, что это чрезвычайно дорогое «удовольствие». Проблемных вопросов на самом деле очень много. И не случайно, что все мировые армии идут по иному пути. Все мировые армии, за редким-редким исключением, идут по пути смешанного принципа комплектования армии. Этой идеи придерживаемся и мы. И, таким образом, в нашей армии будут и военнослужащие-контрактники, и военнослужащие-призывники. Кроме того, в нашей армии всегда будут, как это и было, представители гражданского персонала.

Весь вопрос в том, какое должно быть соотношение призывников и контрактников? Сегодня абсолютно правильно нас критиковал во вступительном слове Владимир Петрович Лукин, что мы до сих пор не решили проблему денежного содержания контрактников. Не решив эту проблему, мы дальше в направлении комплектования армии военнослужащими-контрактниками не решим ничего. Все предыдущие годы это убедительно доказали. И, по сути, все то, чем мы сейчас занимаемся, сводится к двум принципиальным подходам. Первое. Военнослужащий-контрактник должен быть там, где он строго обусловлен и необходим. Он должен быть на должностях, обеспечивающих боевую готовность, боевую способность армии и флота. И, во-вторых, надо решить проблему его денежного довольствия. Таким образом, оставляя общий совокупный мешок денежного довольствия военнослужащих-контрактников, мы как раз и хотим сделать количество контрактников меньше, но и платить им гораздо достойнее, что и показано на слайде № 10.

Уважаемые участники «круглого стола»!

Кратко остановлюсь на проблемах реализации ФЦП по переходу на контрактный принцип комплектования Вооруженных Сил.

Ход выполнения этой ФЦП  в 2004 – 2007 годах нами постоянно освещался в СМИ. При этом мы не уходили от обсуждения и анализа с вами, правозащитниками, проблемных и острых вопросов, с которыми мы и вы, в том числе, по тем или иным  причинам сталкивались.

Хочу напомнить, что в рамках этой программы Минобороны России планировалось не только комплектование соединений и воинских частей военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, но, главное, осуществить для их нормального быта и досуга  строительство общежитий для семейных военнослужащих, объектов социальной инфраструктуры военных городков (школ, детских садов, поликлиник и т.д.), хранилищ и парков для вооружения и военной техники, что отображено на слайде № 9. Однако вопреки нашим планам эти мероприятия Минфином и Минэкономразвития были исключены из ФЦП. Кроме того, программа финансового обеспечения этой ФЦП на 2004 – 2005 годы не индексировалась не только с учетом реальных, но даже прогнозных инфляционных показателей.

В итоге, в качестве основного материального стимула для контрактников, в рамках Программы, предусматривалась лишь выплата различных надбавок за особые условия боевой подготовки.  Это 3 000 – 5 000 рублей. В большинстве воинских частей, переведенных на контракт, военнослужащие рядового и сержантского состава получали на руки около 9 500  – 10 100  руб., что фактически делало военную службу неконкурентоспособной на рынке труда со всеми вытекающими последствиями. Других денежных и иных материальных средств, чтобы привлечь граждан на военную службу и удержать их в рядах Вооруженных Сил, нам, к сожалению, не удалось заложить в бюджет. Причины детализировать не буду.

ФЦП 2004 – 2007 годов позволила несколько улучшить инфраструктуру военных городков, учебную материально-техническую базу соединений и воинских частей, включенных в Программу, но сделать военную службу по контракту по-настоящему привлекательной не получилось.

Несмотря на это, ряд целей Программы были достигнуты. Вспомните, какой резонанс в обществе вызывало направление в Чеченскую Республику военнослужащих по призыву. Однако, начиная с 2005 года, в этот регион направляются только военнослужащие по контракту. Кроме того, с 2008 года призывники служат один год, а это тоже один из результатов Программы.

Безусловно, сегодня нас не вполне удовлетворяет качество подготовки контрактников. К тому же многие из них проходят военную службу на должностях, которые вполне могут быстро освоить и исполнять военнослужащие по призыву, особенно имеющие среднее, а тем более, высшее специальное образование. Именно поэтому Министром обороны принято решение оптимизировать систему отбора граждан для прохождения военной службы по контракту. Мы отказались от массового комплектования контрактниками. В ближайшей перспективе их будет меньше. В настоящее время в рамках оптимизации численности военнослужащих мы провели аттестацию контрактников и дальше продолжат службу только лучшие.

В полном объеме военнослужащими по контракту будем комплектовать соединения, дислоцирующиеся в Чеченской Республике и в плавсостав подводных сил ВМФ. В остальных соединениях и воинских частях – только остродефицитные воинские должности солдат и сержантов, определяющие боеспособность. За счет уменьшения численности контрактников в процессе оптимизации мы планируем с 1 января 2012 г. существенно поднять уровень денежного довольствия этой категории военнослужащих (слайд №10).

Кроме того, в рамках выполнения задачи, поставленной Президентом Российской Федерации по обеспечению военнослужащих служебным жильем, решается вопрос обеспечения жильем и военнослужащих по контракту из числа солдат и сержантов.

Здесь, Владимиром Петровичем уже упоминалось о фактах запаздывания законодательного обеспечения проводимых мероприятий. Скажу о проекте федерального закона «О военной службе в Российской Федерации». Указанный законопроект разработан с целью реализации положений Конституции и  Федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации». Он устанавливает правовые, организационные и финансово-экономические основы военной службы Российской Федерации.

Его положения направлены на обеспечение единого подхода к правовому регулированию и организации федеральной государственной службы, совершенствованию системы материального обеспечения военнослужащих, внедрению современных методов прогнозирования, финансирования, оценки, стимулирования, материально-технического обеспечения военной службы и приведены в соответствие с Федеральным законом «О противодействии коррупции».

Основная идея законопроекта – сделать институт военной службы по контракту полноценной составляющей государственной службы Российской Федерации с особенностями, присущими военной службе, учитывая изменения законодательства и, в первую очередь, в области противодействия коррупции. В законопроекте: уточнено понятие военной службы, как вида федеральной государственной службы; доработан порядок назначения на воинские должности и присвоения воинских званий, исходя из длительного, эффективного и безупречного исполнения служебных обязанностей;  переработаны основания увольнения с военной службы, в том числе при представлении неполных или заведомо ложных сведений о доходах и имуществе; изменен порядок заключения первого контракта о прохождении военной службы с учетом перехода на одногодичный срок военной службы по призыву; реализованы другие концептуальные идеи, получившие развитие в связи с реформой государственной службы Российской Федерации. Этот закон должен занять свое место в системе законодательства, регулирующего организацию и прохождение военной службы, наряду с федеральными законами о видах государственной службы – гражданской и правоохранительной.

В ходе рассмотрения разработанных нами законопроектов «О военной службе Российской Федерации» и «О воинской обязанности граждан Российской Федерации» Государственно-правовым управлением Президента Российской Федерации, аппаратом Совета Безопасности и Управлением Президента по вопросам государственной службы и кадров были высказаны некоторые принципиальные возражения, не позволяющие внести эти  законопроекты в Государственную Думу. В частности, предложено объединить два законопроекта в один, регламентирующий как военную службу по призыву, так и по контракту, что, по мнению федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих разработку законопроектов, противоречит положениям базового закона «О системе государственной службы Российской Федерации». Но такова ситуация!

В настоящее время идет выработка новой концепции законодательного регулирования вопросов прохождения военной службы, отвечающей позиции всех заинтересованных сторон. Мы, то есть Минобороны, готовы по этой законодательной  проблеме рассмотреть и ваши концептуальные предложения и идеи.

Уважаемые товарищи! Минобороны постоянно уделяет  большое внимание вопросам совершенствования нормативно-правового обеспечения  военно-социальной сферы. Так, например, в соответствии с поручениями Президента и Правительства в Минобороны России подготовлен и 31 мая 2010 г. внесен в Правительство законопроект о новой системе денежного довольствия, которая должна вступить в действие с 1 января 2012 г. О его концепции,  расскажет заместитель Министра обороны по финансово-экономической работе Вера Ергешевна Чистова.

Далее. На законодательном уровне решен вопрос о предоставлении детям военнослужащих мест в дошкольных образовательных учреждениях и летних оздоровительных лагерях в первоочередном порядке (№34-ФЗ от 14.03.2009 г.). С 1 ноября 2009 г. установлено ежемесячное пособие в размере 1 500 руб. детям военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей военной службы (Указ Президента № 1219 от 29.10.2009 г.). Военнослужащие, участвовавшие в августе 2008 г. в операции по принуждению Грузии к миру, признаны ветеранами боевых действий (№311-ФЗ от 17.12.2009г.). Выполняя поручение Правительства, мы совместно с заинтересованными федеральными органами прорабатываем вопрос о признании ветеранами боевых действий военнослужащих, выполнявших в 1992-1997 годах миротворческие задачи в Таджикистане

Кроме того, в настоящее время в Минобороны подготовлены:

- проект федерального закона «О внесении изменений в статью 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», которым предусматривается установление ежемесячных компенсаций в возмещение вреда здоровью военнослужащим при установлении им инвалидности вследствие военной травмы;

- проекты федерального закона и постановления Правительства, которыми предусматривается законодательно закрепить право на получение ежемесячного пособия в размере 1 500 рублей для детей военнослужащих и сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти, погибших (умерших), пропавших без вести при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей).

В настоящее время эти законопроекты проходят согласование с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти. Министерством обороны России также был поддержан проект федерального закона, которым предусматривается предоставление права военным пенсионерам – родителям военнослужащих, проходивших военную службу по призыву, погибших (умерших) в период прохождения военной службы или умерших вследствие военной травмы после увольнения с военной службы, на одновременное получение двух пенсий: пенсии за выслугу лет (по инвалидности) по линии Минобороны России и пенсии по случаю потери кормильца по линии Пенсионного фонда. 21 июня 2010 г. этот закон за №122-ФЗ вступил в силу.

В целях повышения уровня материального обеспечения военных пенсионеров и членов их семей Минобороны в инициативном порядке в январе 2010 г. предложило повысить размер ежемесячной денежной доплаты, установленной Указом Президента РФ от 18.02.2005 г. № 176, которая не пересматривалась и не индексировалась с 2005 года. В настоящее время, как вы, наверное, знаете, подготовлен проект Указа Президента о повышении с 1 сентября 2010 г. размера этой ежемесячной денежной доплаты к военной пенсии с 240 до 1 000 рублей.

Как видите, работа в этом направлении ведется Минобороны активно, и будет продолжаться.

Не знаю, есть ли смысл говорить по другим  законодательным инициативам, которые уже реализованы, в том числе не только по заседанию предыдущего «круглого стола», но и в значительной мере по результатам встреч Министра обороны с представителями правозащитных и материнских структур, а также нашей многолетней совместной работы с Уполномоченным по правам человека Владимиром Петровичем Лукиным. Тем более что все эти вещи отражены в справочном материале. Нет смысла повторять.

Я должен сказать, что на самом деле в плане решения многих частных, но от этого не менее важных вопросов, нам удалось в течение девятого и, частично, десятого года решить и принять целый ряд мер законодательного и подзаконного характеров. Они положительно разрешили те вопросы, о которых мы вместе с вами говорили на протяжении многих лет.

Уважаемые товарищи! Завершая свое выступление, отмечу, что мы, думаю, как и вы, осознаём объем, сложность и напряженность проводимой в настоящее время и в ближайшей перспективе работы по приданию Вооруженным Силам России новых возможностей по гарантированному обеспечению обороны страны. При этом мы твердо уверены в правильности выбранных направлений. Мы готовы совместно с вами решать все эти задачи.  В первую очередь в части совершенствования правого и социального компонентов обеспечения призывников, военнослужащих всех категорий, военных пенсионеров и членов их семей, а так же гражданского персонал Вооруженных Сил, удельный вес и значимость которых в связи с проведенными и проводимыми организационно-штатными мероприятиями существенно возрос.    И надеемся, что вы нас поддержите!

Если будет необходимость – я готов прокомментировать и ответить на вопросы, поскольку время моего доклада истекло. Спасибо!

Председательствующий. Николай Александрович, Ваше время не истекает, потому что у Вас главный доклад. Хорошо! Теперь приступаем к правозащитной части обсуждения ситуации. У нас трое представителей правозащитных организаций готовы выступить с краткими докладами. Первый доклад Иды Николаевной Куклиной - члена Совета при Президенте России по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. Пожалуйста, Ида Николаевна Доклад: «Актуальные правовые и социальные итоги и проблемы 2009 года - первой половины 2010 года формирования нового облика Вооруженных Сил Российской Федерации  –  анализ ситуации».

И.Н.Куклина. Уважаемые участники заседания. Эвфемизм это такое понятие, что в него можно вложить все что угодно. Вот этот эвфемизм - «новый облик» Вооруженных Сил и показывает, что в него вкладывается. Сначала вкладывали вроде одно содержание, основанное на максимальной контрактизации армии и максимальном сокращении призыва, тем более, сидя в такой глубокой демографической яме, в которой сейчас находится сейчас Россия.

Сейчас у нас оказывается, что эвфемизм содержит другой «новый облик». А между тем в августе 2008 года Владимир Путин ясно заявил, что Федеральная целевая программа, которая благополучно сейчас завалена, является логичным развитием планов по строительству современной и высокопрофессиональной российской армии. В последнее время генерал-полковник Постников заявляет, что подавляющее большинство органов военного управления, более ста соединений и частей Сухопутных войск отвечают критериям постоянной готовности, но за счет призывников. Федеральная целевая программа не достигла цели, поэтому приоритет отдан в сторону увеличения численности военнослужащих по призыву. Расходы по этой Федеральной целевой программе за 2003-2007 годы составили около 80 миллиардов рублей! Кто за них вообще ответит? Выбросили на ветер, а потом начинаем говорить о «новом облике». В марте 2010 года по итогам расширенного заседания Коллегии Минобороны было заявлено, что провалом закончился перевод большинства соединений на контрактный принцип комплектования. Признано это и Министерством обороны и начальником Генерального штаба. Объем средств на реализацию этой ФЦП в 2009-2015 годах сокращен на 86%. То есть из 26 млрд. рублей, сокращены 22 млрд., и даже больше.

Так какой же у нас будет «новый облик»? Тот же самый, который был у нас до этого по принципу комплектования. Мы опять ограничимся только различными административными и некоторыми структурными преобразованиями, не коснувшись главного вопроса - будет ли у нас профессиональная армия или будет призывная?

Тогда давайте заявим, что «новый облик» это уже не тот «новый облик». Мы подразумеваем другой «новый облик». Последние предложения дают основание предполагать, что будет проведена всеобщая мобилизация, точнее - призыв всех до 30 лет. А может быть кому-то придет в голову поднять планку призыва до 35 лет.

Таким образом, встает главный вопрос, а именно, что в этом «новом облике», куда он направлен? Как относится обществу к планам по преобразованию армии. Совершенно ясно, что в течение почти двух десятилетий армия испытывала определенное общественное давление. У нас объявлялись военные реформы, объявлялось что они уже завершены и мы переходим к плановому военному строительству,  которые потом благополучно оказывались уже не военными реформами. А потом понадобилась и объявлялась  еще одна и еще и еще одна военная реформа!

Сейчас, когда вся критика сосредоточена на тех преобразованиях, которые успел провести Министр обороны, мне кажется, что все забыли, какой была наша армия до самого последнего времени. Забыли о том, как пилили лодки, танки, продавали оружие, взрывали боеприпасы. Забыли о том, как осуществлялся вывод советских войск из Германии. Забыли что такое Русский Остров. Забыли о пяти тысячах погибающих в мирное время каждый год и так далее.

Когда наступило совсем уж безвыходное положение, стали объявлять уже  не военные реформы, а «новые облики». Но следует вспомнить, что все ассигнования на военную реформу тогда шли исключительно на жилищное строительство. Как показал последний процесс по делу бывшего заместителя командующего железнодорожными войсками, ему удалось незаконно получить 14 квартир. Да еще свою, законную, дорого продать государству. Поэтому очередь бездомных офицеров тогда не уменьшалась и очень медленно уменьшается сейчас.

Замечу, что ни один Министр обороны Российской Федерации, который в тот или иной период объявлял или даже завершал военную реформу не подвергался никакой критике, когда становилось ясно, что реформа на самом деле не была никакой реформой, а чем-то совсем другим. Я сейчас задаю себе вопрос - «новый облик», что в нем нового в отношении комплектования? Я не вижу никаких позитивных предложений ни от кого! И этот эвфемизм - «новый облик» и неопределенность его содержания, которые просто меняются на глазах. Сначала говорим одно, потом меняем и объясняем, что ни у кого нет профессиональной армии, нет в Америке, в Великобритании, не переходит на этот принцип комплектования Франция. Вот только разве что Китай, у которого призывная армия! Мы что, очевидно, равняемся на Китай! Только вот у нас нет столько народа, сколько у Китая. На фоне той критики, которая раздается в адрес Министра обороны за то, что он уже сделал, кажется, что все, что было раньше – хорошо.

Я считаю, что это тот оселок, по которому, собственно говоря, расколота не только армия, но и общество. Одни считают, что все что делалось - это плохо. И не замечают того, что те, кто критикует то, что делается сейчас, просто хотят возврата назад, когда, по их мнению, было спокойно. Была призывная армия и не было хлопот, ни с какими «новыми обликами», а тем более реформами!

Но это же коснулось и общества. Я не собираюсь защищать Министра обороны Сердюкова, да он в этом и не нуждается! Но создается какая то атмосфера - атмосфера неприятия проводимых им изменений. И части правозащитников это даже удобно. Можно, так сказать «сидеть» на призыве, заниматься призывом, бороться за права военнослужащих. Вот тут господин Давиденко употребил такое выражение: «пока не удастся искоренить «дедовщину», а ее не удастся искоренить при призывной системе, эта система  будет постоянно воспроизводить себя, воспроизводить нарушение прав, постоянно рождать насилие и так далее. Но зато, сколько будет возможностей ее «искоренять»! Сколько будет должностей установлено! Сколько будет проведено «круглых столов» и т.д. Пока не отменим призыв, насилие в армии будет все время, «дедовщину» не искореним, никакими силами. Кстати последние данные, которые привел Главный военный прокурор Фридинский, об этом тоже свидетельствуют. Меня поразила одна маленькая заметочка в нашей замечательной газете «Красная Звезда», я ее  постоянно читаю. Госпожа Меркель объявила, что она не пойдет на сокращение призывов для того, чтобы сэкономить шестьсот миллиардов марок. Объявила она это во время тяжелого кризиса в Европе. Нужно было помогать Греции. Ей сказали: «сократите призыв и получите шестьсот миллиардов марок». Она ответила, что даже ради экономии не будет сокращать призыв, а потом все-таки сократила. Мне тоже интересно, а если мы сократим призыв, сколько мы сэкономим, кто знает, никто не знает?

Немцы умеют считать деньги! И когда мне говорят, что дорого содержать контрактников, мне хочется знать, а на сколько дешевле содержать призывную армию! Где это подсчитано, и по какой методологии? Я не считаю, что призывная армия дешевле контрактной. Сколько стоит солдат? Этот вопрос, мы еще Путину задавали, и никто не смог на этот вопрос ответить. Соответственно и обоснованной методологии исчисления у нас нет, и нет в стране и таких экономистов и экспертных сообществ, которые бы могли все это сосчитать. Мы как привыкли с советских времен деньги на оборону не считать, так и не считаем!

Я думаю, что у нас два пути. Либо повернуть и идти вспять в прошлое, в привычное и спокойное. И будет в этом виноват кто-то другой, не военные и даже не общество. Можно будет это повесить на кого-то другого, заниматься АГС, очень актуальной темой призыва и т.д. Либо нам идти в будущее? Оно не определено, полно не решенных проблем и всякого другого беспокойства. Этот путь я считаю единственным, чтобы действительно обеспечить права военнослужащих, добиться профессионализации армии и демократизировать ее! Спасибо!

Председательствующий. Спасибо, Ида Николаевна! Следующий доклад Валентины Дмитриевны Мельниковой. Все мы ее знаем. Вместе с тем напомню, что она является Ответственным секретарем Союза Комитетов солдатских матерей и членом Общественного Совета при Министерстве обороны Российской Федерации. Доклад: «Перспективы и проблемы гуманизации военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации и других федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба».

В.Д.Мельникова. Впервые за 21 год общественной работы в Комитете солдатских матерей мое выступление касается странного слова «гуманизация», которое никогда, ни одним Министром обороны не произносилось ни в советское, ни в российское время.

И мне не просто сейчас об этом говорить, потому что на первый взгляд это несовместимые вещи. Все привыкли, что существует штамп о тяготах и лишениях военной службы, который подразумевает и автоматически прощает все то безобразие, которое происходит в воинских частях. К счастью Министр обороны Анатолий Эдуардович Сердюков не убежден в этом. Он считает, насколько мы поняли из его слов, что условия, в которых солдаты и офицеры проходят военную службу, должны быть изменены. Они должны быть нормальными, такими же, как у всех остальных граждан России выполняющих ответственную, сложную и опасную работу.

К сожалению, это мнение Министра обороны и мнение комитетов солдатских матерей идет вразрез с позицией многих политиков и, к сожалению, многих военных, которые привыкли к этому старому взгляду. Иллюстрацией, по моему мнению, является интенсивное представление большого количества инициатив по возврату к тотальному призыву, даже более тотальному, чем в советское время, который по-настоящему лишит, если он будет принят, российское государство всякой перспективы на научную и техническую модернизацию.

Покушение на отсрочки для обучающихся в колледжах, техникумах и вузах, к сожалению, это смерть всякого профессионального образования. Владимир Петрович призывает к сотрудничеству и толерантности. Так можно ли примирить эту старую российскую систему призывной службы с основным документом солдатских матерей, которым мы руководствуемся уже много лет, с Всеобщей Декларацией прав человека? К сожалению, нет, это невозможно!

Так же, как и 21 год назад комитеты солдатских матерей готовы принуждать государство к переменам в отношении наших солдат. Заставлять государство и власти не только выставлять идеологические лозунги, но и делать какие-то практические шаги. Да, многие считают, что это принцип малых шагов, и это неизбежно, пока наш политический строй не дает нам других возможностей. Я принимаю, как всегда, приглашение к сотрудничеству. Что мы можем вместе сделать? Вместе с военным руководством, с Уполномоченным по правам человека, вместе с другими чиновниками и гражданами, которых беспокоит положение дел в Вооруженных Силах. Ну, во-первых, я хочу сказать спасибо тем ведомствам, которые сегодня упоминались, в которых многие конкретные проблемы решены, и служба там не скажу что легче. Но взаимоотношения там между командирами и солдатами и  внутри воинских подразделений несколько изменились в лучшую сторону. Это Пограничная служба ФСБ и, конечно, Внутренние войска МВД. Это, на мой взгляд, образцы для руководства других военных структур. Я думаю, что здесь я справедлива!

Первое. Мы должны признать, что солдат по призыву в своих правах равен любому другому гражданину – офицеру, министру, чиновнику, президенту, врачу, летчику или шахтеру. Во-вторых - признать, что его семья также достойна заботы внимания и защиты, как и семьи офицеров, как и семьи любых других чиновников.

А сейчас мы видим, что отмена отсрочек социальных, как мы их называем, для тех, у кого остаются родственники-инвалиды, у кого остаются маленькие дети и беременные жены фактически не компенсируется, так как механизмы объявленных государством гарантий и помощи не работают, или работают очень плохо! Почему мать - инвалид 2 группы, оставшаяся одна в деревенском доме, если у нее сын – солдат, забывается государством. А если это семья офицера, то о ней надо заботиться, предоставлять медицинское обслуживание и т.д. Это несправедливо!

Вторая проблема. Денежные пособия для девочек - солдатских жен и детей. Их не платили целый год!  Я уж не говорю, сколько нам усилий стоило «выбить» эти пособия. И в этом году ситуация прежняя. К сожалению, появляются все новые и новые бюрократические документы. Полагаю, что они разрабатываются совместно Минобороны и Минздравсоцразвития.  Например, придумали вторую справку, которую должен прислать командир воинской части. Так вот у нас есть жалобы, что в течение года невозможно получить пособие, потому что эти справки не доходят до солдатских жен. Министр обороны успокоил, сказал, что распоряжение дано, но оно не выполняется. И мы подадим свое предложение на этот счет.

Теперь о медицинской помощи. Первое о чем меня попросили офицеры-психологи из округов - обязательно поднять вопрос о том, как, где и каким образом можно оказывать неотложную психиатрическую помощь в том случае, если в ней нуждаются солдаты и офицеры. Сейчас, поскольку психиатрические отделения во многих госпиталях закрыты, а в больницы не берут, эта проблема чревата суицидами. Никакого механизма защиты нет.

Мне кажется несправедливым по отношению к солдатам по призыву вот эти дополнительные условия, когда кто-то с больницей должен заключить договор. Гражданин России имеет страховой полис. Он должен действовать в любом случае, солдат ли он, гражданский ли он, живет ли он в своем регионе или другом. Больницы должны принимать военнослужащих без ограничения. А как потом будут между собой рассчитываться ведомства - это вопрос к руководителям ведомств. И это вполне решаемо в рамках закона о бюджете и бюджетной классификации.

Перемены, касающиеся медицинского обслуживания, затрагивают огромное количество солдат по призыву, потому что ни для кого не секрет, что в войска направляют заведомо не годных по здоровью. И когда командиры бригад получают пополнение, в котором большое количество ребят сразу необходимо класть в госпиталь, это первая проблема. Во-вторых, когда это становится известным вышестоящему начальству, командиры бригад становятся «нехорошими людьми», им грозят выволочками и прочее. Это совершенно неправильно. Медпомощь это жизненно важный вопрос, однако солдаты, к сожалению, ею, как требуется, не обеспечены.

Теперь о расширении казарменного фонда. Я с ужасом представила, неужели мы вновь вернемся к тем ужасным сараям, амбарам, казармам, где все было не достойно человека. Система, при которой солдат может помыться и постирать и посушиться, когда он хочет – это весомое преимущество, которое нельзя потерять. Здесь мы будем стоять насмерть!

Вопрос относительно Вооруженных Сил и их «нового облика» выглядит сейчас несколько странно и дискуссионно. Я хочу, чтобы Вооруженные Силы были новыми не по какому то «облику», а по своей сути! Самое главное, в Вооруженных Силах не может и не должно быть преступлений против личности. Да бывают и конфликты и драки и различные единичные истории. Но вот эта система, когда солдат в ста процентах случаев или переживает унижение, или побои, или вымогательство денег не имеет права на существование в нашей армии. Сейчас другое поколение, другие люди, другое отношение к своему человеческому достоинству, к своим целям и ценностям. Поэтому все это нужно Министерству обороны учитывать, уважать и не упираться в призыв, как таковой.

Я не верю, что в России нет денег на современную армию. Мы подсчитали: призыв это чрезвычайно затратная процедура. Деньги уходят в пустоту, не приносят выгоды и обществу и Вооруженным Силам. Нужно всем признать, что современный солдат это не «пушечное мясо», не раб! Это сознательный гражданин, который выбрал эту тяжелую профессию на какое-то время, как основную. Всем это надо признать и не обижаться, когда солдатские матери критикуют политиков и вносят свои предложения.

Мы передадим свои рекомендации разным ведомствам и в разные государственные органы. Но я так же хочу, чтобы мы были едины в следующем: преступлений быть не может, мириться с этим нельзя. Человек, находящийся на военной службе по призыву, не может быть ограничен в своих основных гражданских правах. Я уверена, что военное руководство должно исходить из того же документа, что и солдатские матери – Декларации прав человека. Спасибо!

Председательствующий. Спасибо, Валентина Дмитриевна! Сейчас мы постепенно восстанавливаем эту гендерную справедливость. Следующий доклад Директора Правозащитной  группы «Гражданин. Армия. Право» Сергея Владимировича Кривенко - члена Совета  при  Президенте России по содействию развитию институтов гражданского  общества и правам человека: «Общественно значимые цели и задачи формирования нового облика Вооруженных Сил Российской Федерации».

С.В.Кривенко. Уважаемые участники круглого стола!

Министр обороны Анатолий Эдуардович Сердюков в своем заявлении 10 июня этого года сообщил СМИ, что возглавляемое им ведомство планирует провести ряд  мероприятий по гуманизации военной службы, но в обмен просит общество понять и поддержать необходимость ужесточения процедур и правил призыва.

Чтобы рассчитывать на поддержку общества, надо понимать основные причины недовольства общества той ситуацией, которая сложилась в армии. Насколько можно судить, наиболее животрепещущими и волнующими для общества являются две проблемы. Первая из них - высокий уровень правонарушений в войсках и общее состояние дисциплины, вторая – нарушения порядка и процедуры призыва и нарушенный в настоящее время баланс системы отсрочек от военной службы. Короче говоря - «дедовщина» и принудительный призыв.

Хочу отметить, что общество стало реагировать на нарушения прав при призыве также резко, как и на случаи «дедовщины». Правовое сознание общества изменилось, в настоящее время многие юноши и их родителей понимают, что и процедура призыва и порядок предоставления отсрочек, должны проходить в соответствии с федеральным законом, и этот порядок должен обязательно соблюдаться. Реакция со стороны граждан на нарушение этих норм сотрудниками военкоматов и врачами призывных комиссий зачастую бывает очень сильная.

Ожидания общества от реформы армии связаны с тем, что эти две глобальные проблемы наконец-то будут разрешены. Именно достижение этого результата необходимо ставить в качестве одних из основных целей проводимых преобразований в Вооруженных Силах. Отрадно заметить, что более семи лет назад это было осознано Правительством. «Снижение сложившейся в обществе неудовлетворенности существующей системой комплектования военнослужащими, проходящими военную службу по призыву» было обозначено в Постановлении Правительства 2003 года N 523 в качестве одного из пяти результатов выполнения Федеральной целевой программы по переводу на контрактный способ комплектования ряда частей и соединений 2004-2007 годов (ФЦП).

К сожалению, в силу провала этой Федеральной целевой программы Министерством обороны напряженность в обществе, начиная с 2008 года, не только не уменьшилась, но и возросла. Этому способствовало также сокращение ряда важных и значимых отсрочек от военной службы, вступившее в силу с 2008 года, и то, как они вводились - совершенно без обсуждений и каких-либо согласований с общественностью. С прошлого, 2009 года, в силу резкого увеличения числа призываемых на военную службу, резко увеличилось и количество нарушений при проведении призыва. И, соответственно, напряженность в обществе еще больше усилилась. А в 2010 году эта  ситуация усугубилась еще и ростом «дедовщины». Провал Федеральной целевой программы 2004-2007 годов катастрофически ударил по планам военного строительства, потому что намеченное сокращение сроков военной службы произошло, а условия для этого, которые должна была создать ФЦП, созданы не были.

Надо отдать должное Министру обороны и начальнику Генерального Штаба, которые в начале этого года откровенно признали провал ФЦП. Это вселяет надежду на то, что уроки могут быть извлечены и ситуация может быть исправлена.

Президент Российской Федерации в 2008 году начал новый этап преобразований Вооруженных Сил, сформулировав 5 задач, решение которых должно способствовать переходу к их новому облику. Кратко их назову. Это совершенствование организационно-штатной структуры и системы базирования войск; повышение эффективности системы управления Вооруженными Силами; совершенствование системы подготовки кадров, военного образования и военной науки; оснащение Вооруженных Сил современными вооружением и техникой; обеспечение военнослужащих достойным денежным содержанием и удовлетворение их потребностей в постоянном и служебном жилье, решение всего комплекса проблем социальной защищенности военнослужащих и членов их семей.

Нельзя не видеть, что реализация этих задач, должна была основываться на результатах выполнения ФЦП, на том, что система комплектования должна была быть изменена, что должны были быть сформированы части постоянной боевой готовности, укомплектованные исключительно военнослужащими по контракту. Выполнение ФЦП должно было заложить  фундамент для строительства истинно нового облика Вооруженных Сил. Потому что даже частичное или полное выполнение этих пяти задач не решит те проблемы, которые волнуют общество.

Что есть «дедовщина»? Это система неформальных иерархических связей, основанных на принуждении (насилии), которая складывается в любом закрытом сообществе. В каком-то виде она действительно есть в любом коллективе. Но мера проявления насилия в данном коллективе как раз и характеризует степень его закрытости и степень бесправия его членов.

«Дедовщина» - комплексное явление, и борьба с ним должна быть комплексом мероприятий. Гуманизация военной службы - важнейшее направление в этой работе. Но это направление должно быть взаимоувязано с другими действиями и, кроме того, направленным на общую цель – приобретение военнослужащим статуса «гражданин в военной форме». Отдельные и разнородные шаги по гуманизации военной службы, предлагаемые в настоящее время представителями военного ведомства, никакого влияния на уровень «дедовщины» не окажут.

Можно выделить следующие факторы, определяющие уровень «дедовщины», уровень правонарушений в войсках. Это:

- состояние и уровень боевой подготовки – основного «дела» военнослужащих, отсутствие различного рода несвойственных военной службе хозяйственных, подсобных и другого вида работ (ведь цель армии – не поддержание дисциплины, цель – поддержание боеготовности и боеспособности войск, дисциплина – это важнейшее и необходимейшее условие для достижения этой цели);

- закрытость воинских коллективов;

- правовое положение военнослужащих (наличие основных прав), возможность и механизмы их защиты;

- чрезмерная регламентация жизни – отсутствие личного времени и личного пространства у военнослужащего;

- состояние офицерского и сержантского корпуса (денежное довольствие, социально-бытовые условия, удовлетворенность службой и т.д.);

- социально-бытовые условия проживания военнослужащих;

- принудительный призыв на военную службу.

Конечно, есть еще множество других факторов, но с нашей точки зрения, эти являются определяющими. А среди них главным, без изменения которого невозможно будет справиться с «дедовщиной», является изменение правового положения военнослужащего.

Придание всем военнослужащим единого правового статуса «гражданин в военной форме», т.е. такого, чтобы военнослужащие имели неустраняемый набор прав, возможности и механизмы их защиты, проведение комплекса мероприятий по открытости воинских коллективов, в том числе, разрешение пользоваться сотовыми телефонами и Интернетом, и по гуманизации военной службы, создание реальной системы гражданского контроля над воинскими коллективами – вот направления реальной военной реформы.

И конечно, важнейшая задача - отмена призыва на военную службу. Ее выполнение должно стать одной из основных целей военной реформы. Перевод всех Вооруженных Сил России на контрактный (добровольный) принцип комплектование есть единственный в настоящее время технологический путь создания новой Российской армии – компактной, мобильной и профессиональной, и в которой не будет места «дедовщине».

Существует классическое возражение – в стране для контрактной армии нет средств. Но, мягко говоря, это неправда. До сих пор нет ни одного исследования, которое бы проанализировало и сравнило стоимости военнослужащего по контракту и военнослужащего по призыву. Те, кто считают призывную армию дешевой просто потому, что военнослужащим по призыву не платится денежное довольствие, что военнослужащий по призыву ничего «не стоит», не учитывают «натуральный налог» на военнослужащих по призыву, который платят и они, и их семьи и все общество. А вот исследования по оценке стоимости контрактной армии – есть. И они показывают абсолютную «подъемность» контрактной армии для российского бюджета.

А служба по призыву должна принципиально изменить свой смысл и характер.

Что мы под этим понимаем? Отмена плана по призыву. Понятная и справедливая система отсрочек. Изменение предназначения военной службы по призыву – сохранение службы по призыву только для получения первичной военно-учетной специальности и обучения действиям при чрезвычайных ситуациях, пожарах – в территориальных учебных центрах.

Возможно ли это? С нашей точки зрения – да. В первую очередь необходимо вернуться к первоначально поставленной в начале преобразований в 2003 году задаче: оставить в Вооруженных Силах только части постоянной боевой готовности, укомплектованные исключительно военнослужащими, походящими военную службу по контракту.

А для подготовки мобилизационного резерва – создать сеть территориальных учебных центров, в которых военнослужащие по призыву в течение нескольких месяцев могли бы обучаться для получения военно-учетной специальности, а также действиям в условиях чрезвычайных ситуаций. Причем такая система подготовки может быть создана вне рамок военного ведомства.

В 2008 году принимается решение о смешанном комплектовании частей постоянной боевой готовности. Почему? Если провалилась ФЦП, давайте поймем, почему это произошло,  извлечем уроки, сделаем выводы, разработаем рекомендации. И продолжим выполнять поручение Президента и Правительства – переводить армию на контракт. Не хватает денег – давайте попросим у общества, можно подумать даже о введении специального налога. Возможности продолжать намеченные преобразования - есть. Но – нет, делается вывод о невозможности перевода армии на контракт. И военнослужащие по призыву направляются в части постоянной боевой готовности, где служат военнослужащие по контракту. Этим решением реформа была фактически остановлена.

В 2009 году принимается решение о резком увеличении количества военнослужащих по призыву. Зачем? На фоне сокращения количества офицеров, на фоне проведения оргштатных мероприятий, при резком снижении количества юношей, вступающих в 18-летний возраст? Почему были допущены эти столь разнородные процессы в одно и то же время? Указом Президента №1878 от 29 декабря 2008 года была установлена численность Вооруженных сил в 1 млн. человек, начиная с 1 января 2016 года. Казалось бы, если поставлена задача выйти на 1 млн. к 2016 году, идет сокращение количества офицеров, денежное довольство увеличить оставшимся планируется только с 2012 года, подготовить сержантов – к 2014, то не надо увеличивать количество военнослужащих по призыву. Может быть, стоило бы оставить минимальное количество военнослужащих по призыву, чтобы выиграть время необходимое для проведения реформы, для того чтобы, условно говоря, удержать армию «на плаву», а затем постепенно к 2016 году наполнять армию контрактниками.

Мне не понятно, почему принимаемые решения не учитывают интересы общества.

А теперь, в силу того, что военнослужащие по призыву направляются в части постоянной боевой готовности, их необходимо обучать боевой подготовке. Обучение требует времени. При этом надо в частях поддерживать хоть какое-то количество боеспособных военнослужащих, которые уже прошли обучение и еще не увольняются. Поэтому в Генштабе появляется предложение о необходимости увеличения времени призыва, то есть продлении его до 31 августа.

При этом о планах  молодых людей – получить высшее образование, реализуя  свое конституционное право, между прочим, никто из военного ведомства не думает. Также не принимается в расчет и то, что ЕГЭ действует всего полтора года и непонятно, как юноша сможет использовать этот сертификат, если сразу по окончании школы пойдет служить в армию.

Для закрытия штатной численности требуется увеличение количества военнослужащих. Соответственно принимаются планы по увеличению призывного контингента до 30 лет, отмены отсрочек для учащихся в вузах, ужесточение процедур призыва и т.д. «Все на фронт! Отечество в опасности!»

Возвращаясь к обращению Министра обороны, хочется заметить, что невозможно гуманизировать армию без отмены принудительного призыва на военную службу. Железной рукой человечество к счастью не загонишь. Надо наконец-то осознать советский опыт. Вот то, что я хотел сказать.

Председательствующий. Спасибо, Сергей Владимирович. А сейчас представители ведомств и министерств могут задать вопросы правозащитникам. Но только тем, которые выступали с докладами. И наоборот, если у правозащитников есть вопросы по докладу Николая Александровича Панкова – их можно также задать. Перед тем как перейти к рассмотрению следующего блока вопросов нашего «круглого стола» хочу сделать одно небольшое замечание. Естественно, вопрос призыва и контракта, является одной из острых общественных проблем! И граждане имеют право ее обсуждать, высказывать свои точки зрения и прочее. Однако проблема состоит в том, что на собраниях правозащитников, во всяком случае, согласно закону «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации»  мы не обсуждаем политические вопросы. А это, несомненно, политический вопрос - каким быть нашим Вооруженным Силам.  Здесь упоминалась ФРГ. Там армия, в основном, призывная. Но в рамках призывной армии они перешли с 9-и на 6 месяцев службы. А вот внутри призыва, как и внутри контракта, должны быть гуманные отношения, чтобы права граждан соблюдались. Добиваться этого, и есть основная задача и забота правозащитников, в отличие от политических деятелей. Но могут быть и другие мнения. Конечно, все это взаимосвязано,  все  это трудно разделить. Но определенное структурирование должно быть, как я полагаю. Пожалуйста, есть ли вопросы…

Н.А.Пономарева. Два вопроса Вам, Николай Александрович, если позволите….

Первый. В свете того, что сокращаются военные госпитали, где будут проводиться военно-врачебные комиссии? То есть гражданские медицинские учреждения будут ее проводить? Будут ли они, или уже обладают правом военно-врачебной экспертизы? И будут ли потом направляться в окружные военные госпитали документы для утверждения?

Второй вопрос касается качества комплектования офицерами. Судебная практика организации, в которой я работаю, говорит о том, что офицеры, которые осуждаются или обвиняются в преступлениях, в превышении должностных полномочий, злоупотреблении полномочиями и, в частности, применении насилия к солдатам, остаются на военной службе. Так, например, 9 июня был осужден капитан войсковой части 22220 (Волгоградская бригада), у которого четыре подтвержденных эпизода применения насилия к двум военнослужащим, признанных потерпевшими. Он осужден и приговорен к выплате штрафа в размере 12 тысяч рублей. Командование обещало его немедленно уволить, но в суд была представлена блестящая характеристика с просьбой - не судить. То есть не применять к нему такую меру, которая не позволит ему продолжать военную службу. То есть, командование проявило, тем самым,  заинтересованность в этом капитане.

Н.А.Панков. Начну со второго вопроса. Он мне и по функционалу ближе. А по первому вопросу попрошу ответить моего коллегу генерала Бурдинского Евгения Владимировича.

Качество комплектования нашей армии офицерами, я не случайно акцентировал на этом тезисе ваше внимание. Это на самом деле главная фигура в армии, как педагог в школе, так и офицер в Вооруженных Силах. Он определяет все! В конечном счете, какой будет солдат-призывник и какой солдат-контрактник, и многое-многое другое. Вопрос очень не простой! Мы в течение последних полутора лет взяли практику на ужесточение спроса с офицеров. Причем не только непосредственно виновных в тех или иных проступках, недостатках, но и поднимаем спрос по вертикали. Не буду приводить примеры, они вам известны. Вы знаете нашу дисциплинарную практику, она абсолютно жесткая. Я даже внутренне переживаю, что здесь мы, возможно, допускаем некоторый «перебор». Мы сегодня практически не даем офицеру права на ошибку. Это жесткие правила Министра. Если есть проступок, ты не имеешь права дальше быть офицером Вооруженных Сил. Конечно, надо разбираться в каждом вопросе по существу. Я не исключаю, что при нашей принципиальной установке, тем не менее, есть случаи, о которых вы говорите. Нам нужно с вами, правозащитниками, установить и поддерживать тесный диалог. Есть примеры, случаи, и мы реагируем не только на обращения правозащитных организаций, но и на публикации в СМИ. В обязательном порядке направляем рабочие группы, разбираемся на местах. И, в частности, могу обнародовать, что мы не даем возможности командиру бригады оставаться на своем прежнем месте в этой должности, если случилось самоубийство в бригаде, независимо при каких обстоятельствах произошло это чрезвычайное происшествие.

И.Н.Куклина. Вопрос генералу Бурдинскому - сколько в Вооруженных Силах контрактников?

Е.В.Бурдинский. Контрактников около 150 тысяч. Это рядовой и сержантский состав. Кроме того, есть контрактники прапорщики, и есть контрактники офицеры.

П.Б.Шмаков. Вопрос Николаю Александровичу Панкову. Сколько на сегодняшний день военнослужащих находится за штатом и сколько предполагается еще вывести до завершения перехода Вооруженных Сил на новый облик? Вопрос очень серьезный!

Н.А.Панков. Уважаемые коллеги! С удовольствием отвечу на этот вопрос. Я понимаю, что вопрос вытекает из высвеченного слайда № 8. Его не надо воспринимать, как количество офицеров, уволенных в 2009 году. Я понял это из интерпретации вашего вопроса. Это суммарно 2007-й, восьмой и девятый годы. Основную и тяжелую кадровую работу мы уже сделали.  На сегодня у нас в распоряжении 46 тысяч офицеров. Еще недавно их было 55 тысяч. У нас сейчас появилась позитивная тенденция их возврата из распоряжения в кадры. Мы ведем персональный учет офицеров, назначенных из распоряжения. Как я уже говорил в своем докладе, мы предлагаем офицеру побыть в распоряжении, как временную меру. Сейчас мы  еженедельно, по понедельникам, докладываем Министру обороны, сколько на сегодня у нас офицеров в распоряжении и сколько из распоряжения вновь назначено на воинские должности. Таким образом, в распоряжении у нас было 55 тысяч, а сейчас 46 тысяч офицеров.

Председательствующий. Переходим к следующему блоку вопросов нашей повестки. Обсудим, какова ситуация с соблюдением законности в области прав человека, а также законности и эффективности расходования бюджетных средств». Первый доклад начальника Управления Главной военной прокуратуры по надзору за исполнением законов органами военного управления, воинскими частями и учреждениями генерал-майора юстиции Александра Павловича Никитина: «О состоянии и нарушениях законности в сфере соблюдения прав и социальных гарантий военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей».

А.П.Никитин. Во-первых, я хотел бы поблагодарить организаторов за приглашение на столь представительное совещание, каким является этот «круглый стол». В продолжение сказанного Николаем Александровичем Панковым, и отвечая на вопрос Пономаревой Нины Анатольевны, я хочу сказать следующее. Некоторое время назад мы говорили, о том, что у нас была абсолютно недопустимая ситуация, при которой гражданина, который имеет судимость,  нельзя было призвать на военную службу, а офицеры, которые совершили преступление умышленно, продолжали служить в армии и продолжали «воспитывать» личный состав и продолжали «влиять» на состояние дисциплины и правопорядка во вверенных им структурных подразделениях.

Главная военная прокуратура, при поддержке Минобороны, всегда выступала последовательно за устранение этого дисбаланса, и я могу вам доложить, что на сегодняшний день изменения в закон внесены, и сейчас  закон «О воинской обязанности и военной службе» дополнен соответствующим пунктом, то есть создан правовой механизм для увольнения офицеров, совершивших преднамеренное преступление, но не получивших реальных мер наказания.

Также хочу подтвердить слова Николая Александровича Панкова, что чрезвычайно жестко походит руководство Минобороны к вопросам борьбы с дедовщиной, к вопросам борьбы с рукоприкладством, к вопросам о недопустимости прохождения службы офицерами, так или иначе преступившими закон. В ближайшее время будет предан суду по результатам расследования командир 138 бригады в Каменке, известный своей халатностью по отношению к наведению порядка во вверенном ему соединении и, кроме того,  он был пойман за руку на откровенных мошенничествах.

Говоря о новом облике Вооруженных Сил, о его внешней стороне и о наполнении содержанием, хотелось бы, безусловно, во всех аспектах иметь конкретику. Когда мы хотим создать новый облик своего дома, будь то квартира или дача, мы всегда имеем возможность на земельном участке построить новый дом или квартиру, наполнить их содержанием и туда переехать. У нас же, к сожалению, такой возможности нет. Мы не можем построить новую армию и в нее всех взять и переместить, к сожалению, все нужно решать и делать на марше.

Нужно отдать должное вооруженным силам и другим войскам и воинским формированиям, мы здесь о них меньше говорим, но ведь они не меньше реформируются и модернизируются, что при таком реформировании они  не снижают уровень боеготовности и боеспособности и продолжают выполнять задачи по предназначению.

В ближайшее время пройдут масштабные учения на Дальнем Востоке, просьба обратите внимание на людей, которые будут выполнять задачи. Это реальная армия, она реально работает, она реально работает и защищает она всех людей нашей страны.

Проблем не мало, и мы все их прекрасно знаем. И командование, и руководство Вооруженных Сил, и правоохранительные органы, Главная военная прокуратура, военные суды, военно-следственные органы. Но в том и задача что каждая из структур, в том числе и правозащитных, в пределах своей компетенции должна найти нишу, чтобы помочь решить государственную задачу по приведению наших Вооруженных Сил в то состояние, которое отвечает нынешним задачам государства. Здесь, безусловно, ценны все предложения, которые высказываются, и я хотел бы поблагодарить всех здесь присутствующих, и Мельникову Валентину Дмитриевну, и Кривенко Сергея Владимировича, я мог бы всех присутствующих перечислить! – за совместную работу.

Говоря о призыве, я хотел бы напомнить, что в прошлом году, в октябре, Главный военный прокурор провел координационное совещание, посвященное вопросам призыва. Большинство присутствующих сегодня были на этом совещании и внесли очень деловые предложения. По результатам совещания, мы направили целый ряд писем в ведомства, от которых зависит соблюдение законности в ходе призыва: в  Минздравсоцравития, Минобрнауки, МВД и другие.  Они очень серьезно отнеслись к нашим документам.

Приведу пример. Наверное, лет пять мы говорили, например,  Минобрнауке - приведите в соответствие с требованиями закона «О воинской обязанности и военной службе» стандарт общего образования, стандарт среднего профессионального образования. Ни ради того, чтобы дети бегали с автоматами и рыли окопы. Нет! А для того, чтобы мальчишки, когда идут в армию, знали основные права, обязанности, права и обязанности командиров, они бы представляли основы единоначалия в армии. Мы провели проверки с территориальными прокурорами, так в некоторых школах вообще занятий на эту тему не было. Закон ведь напрямую предписывает, чтобы начальные знания об обороне были включены в стандарты образования. В результате мы вынуждены компенсировать отсутствие этих знаний правовых на этапе призыва. Ведь не от хорошей жизни и мы, и аппарат Уполномоченного открывают «горячие линии» и консультационные пункты, куда идут тысячи обращений. Да вы сами работаете в этот период интенсивно! Люди не знают своих прав. Ежегодно к нам приходят больше 5 тысяч граждан, и очень многие уходят впервые с пониманием  своих прав и обязанностей. А ведь эту информацию они должны были получить еще на школьной скамье.

И вот впервые в этом году изменения в стандарты начального профессионального образования были внесены. Что касается стандартов основного общего образования, они проходят согласование. И я думаю, что эту тему, мы в этом году решим.

Что касается органов внутренних дел, которые осуществляют розыск уклоняющихся от военной службы призывников. Меры со стороны руководства приняты. Мы всем дали разъяснения и методические рекомендации, как следует действовать органам внутренних дел, если действительно человек уклоняется. У нас, к сожалению, таких немало. Не явилось по подписанным повесткам около 10000 чел. А если учесть тех, кто уехал и не снялся с учета, то таких около 200 000 чел. Так что подвижки в этом вопросе есть.

Вопрос о медицине. Да, к сожалению, пока очень много недоработок со стороны медицинских комиссий. По данным Главного военно-медицинского управления порядка 400-500 молодых людей после призыва возвращается назад. А это ведь затраты государственных денег, нервы и силы. Что делается для того, чтобы это искоренить? Минобороны на завершающей стадии проведения призыва к проверке медицинского состояния призывников подключает органы военной медицины, это проходит тоже не все всегда гладко, но, тем не менее, дает результаты.

Много зависит от гражданских медицинских работников, которые входят в состав медицинских комиссий. И мы на это обратили внимание Минздравсоцразвития.

На минувшей неделе по согласованию руководителей Генеральной прокуратуры, Генерального прокурора, министра обороны, руководителей других ведомств состоялось расширенное заседание совместной коллегии Генеральной прокуратуры, на котором были рассмотрены вопросы военно-патриотического воспитания и различные аспекты подготовки граждан к призыву на военную службу.

Решения приняты очень серьезные, очень конкретные. Они адресованы всем ведомствам и силами военных прокуроров и территориальных прокуроров, будет поставлен жесткий контроль за их исполнением. Я убежден, что эти меры дадут позитивные результаты. Я призываю присутствующих, думаю, что можно было бы отразить в рекомендациях, опираясь на принятые решения, не только прошедшего координационного совещания, но и о других мерах, которые приняты на федеральном уровне. Я говорю о  программе, о концепции подготовки граждан к призыву на военную службу, целый ряд других программ, их необходимо, безусловно, как можно скорее запускать в жизнь, чтобы они работали. Я предлагаю всем включиться в эту работу, ознакомиться с этими документами. Тогда у вас реально появится в руках механизм спроса и контроля выполнения принятых решений с чиновников на местах, с конкретных функционеров систем образования, Минздравсоцразвития и др.

О мобильных телефонах. Хочу довести до всех. Совместно с Министерством обороны, мы проделали определенную работу, и в минувшем году Министром обороны на этот счет было издано указание «О порядке использования мобильных телефонов». Принципиальными положениями которого являются следующие: вне части использование без ограничений, внутри части -  использование с учетом регламента. Во все военные прокуратуры мы в декабре 2009 г направили телеграмму о контроле-надзоре за принятыми решениями о том, чтобы во всех частях этот регламент был выработан, издан и строго бы соблюдался. Поэтому я предлагаю и призываю всех присутствующих здесь представителей правозащитных организаций, использовать эти документы в своей работе.

Что сделано прокуратурой в целях защиты прав военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы? У меня есть цифры, они приведены и в справочном материале. Я не буду их повторять. Есть проблемы с жилищным обеспечением военнослужащих, есть проблемы, связанные с увольнением военнослужащих, обеспечением их выплат, Все эти вопросы находятся в поле зрения Главной военной прокуратуры. У нас есть четко выработанный алгоритм работы в условиях реформирования войск. Мы ежеквартально все обобщаем, и эти многостраничные документы направляем руководителям Минобороны и других ведомств. Решения принимаются очень конкретные. Буквально из-за одной информации Министром обороны был составлен план устранения нарушений, которые были выявлены прокуратурой. Мы совместно с командованием на местах четко контролируем его устранение. Да не все пока идет гладко. Но я абсолютно убежден, что если мы будем работать также, совместно с вами, то результат будет. Спасибо!

Председательствующий. Спасибо, Александр Павлович. Из доклада понятно, что ситуация пока далека от нормальной, так сказать, - гладкой. И цифры, в том числе прокурорские, говорят об этом. Вообще-то надо всячески приветствовать решимость Главной военной прокуратуры работать вместе. Да она уже и идет. У меня есть такое предложение – почему бы в раздел Рекомендаций не включить позицию, смысл которой – рекомендовать правозащитным организациям повысить эффективность контроля над ситуацией. Включить сюда конкретные предложения и направить их на рассмотрение соответствующим министерствам и ведомствам. Тем более, в полученных из Министерства обороны документах подобное предложение тоже есть. Давайте это при подготовке Рекомендаций обсудим.

Идем дальше. Поскольку во многом состояние и возможности Вооруженных Сил зависят от денег, даже не столько от денег, сколько от эффективности их использования -  следующий доклад Аудитора Счетной палаты Николая Ильича Табачкова: «Эффективность использования средств федерального бюджета, а также средств от приносящей доход деятельности Министерства обороны Российской Федерации и иных источников для финансирования социального сегмента формирования нового облика Вооруженных Сил Российской Федерации»

Н.И.Табачков. Спасибо, Владимир Петрович, за возможность выступить на столь представительном совещании и доложить результаты контрольных мероприятий, которые Счетная палата проводит по вопросу эффективности использования бюджетных средств на национальную оборону. Я возглавляю направление, которое занимается контролем финансовых средств, направленных на национальную оборону. Могу сказать, что не все идет гладко!  Результаты наших контрольных мероприятий высвечивают большие недостатки, о чем мы своевременно информируем Верховного Главнокомандующего, Министра обороны и также заинтересованные ведомства и министерства.

Здесь уже говорили, что ФЦП по комплектованию Вооруженных Сил контрактниками, «успешно» провалилась. Да, это так! Мы проводили комплексное контрольное мероприятие, в котором принимали участие три аудиторских направления. Это направления на Министерство обороны, то есть мое направление, направление, которое курирует силовые структуры МВД, ФСБ и другие, и аудитор Пискунов Александр Александрович, который сводил воедино все наши данные по материалам проверок.

И, действительно. То, что первоначально задумывалось, и ставилось целью федеральной целевой, программы не было выполнено. В частности, не выполнена социальная составляющая ФЦП! Не было построено жилье для контрактников, места отдыха и досуга, спортивные здания и сооружения, что естественно снизило привлекательность военной службы по контракту. Ну, и самое главное это низкое денежное довольствие.

Здесь уже было сказано, что одной из пяти  задач, которые поставил Президент, является задача по обеспечению социальных гарантий военнослужащих всех категорий при переходе к качественно новому облику Вооруженных Сил. Это, прежде всего, касается денежного довольствия. Вы знаете, что сегодня основная составляющая оклада денежного довольствия, как говорят финансисты «тело» - всего около 20%. При этом в Вооруженных Силах существует более 100 различных надбавок за различные условия прохождения военной службы, которые не влияют на пенсию. Это также снижает привлекательность военной службы.

Например, в настоящее время размер довольствия командира взвода не превышает показатель среднемесячной заработной платы в целом по стране. Не устранены необоснованные диспропорции в денежном довольствии военнослужащих, проходящих службу в центральном аппарате Минобороны и войсковом звене. А приказы Министра обороны № 400 и 400-А о награждении деньгами офицеров еще больше усилили дисбаланс в размерах денежного довольствия офицеров, даже равных служебных должностей. Безусловно, это негативно отразилось и  продолжает отражаться  на моральных и нравственных качествах военнослужащих, на взаимоотношениях между военнослужащими внутри коллективов, а также их семьями.

Кроме того, эти факторы приводят к массовому оттоку из Вооруженных Сил офицеров и солдат-контрактников. Так, например, при проверке Приволжско-Уральского военного округа выяснилось, что около 2 тысяч молодых офицеров от лейтенанта до капитана, имеющих выслугу до 10 лет в добровольном порядке уволилось из Вооруженных Сил.

Следующая проблема - низкий уровень заработной платы гражданского персонала в Вооруженных Силах, также является одной из причин крайне затруднительного привлечения высококлассных специалистов на работу в воинские части и организации Минобороны. Из 282 должностей гражданского персонала Минобороны более 40 должностей вакантны, потому что на данных должностях, зарплата менее 10 тысяч рублей. Это тоже данные по Приволжско-Уральскому военному округу.

Мерилом профессионализма армии является классная квалификация. Однако мотивация для повышения своей профессиональной подготовленности у личного состава, начиная от рядовых, сержантов и заканчивая офицерами слишком мала потому, что от 120 до 460 рублей доплаты за классную квалификацию это, конечно, очень мало и не мотивирует военнослужащих сидеть на тренажерах и изучать материальную часть, для того чтобы получать более достойное вознаграждение.

Кроме того, не стимулируют привлечение граждан на военную службу нынешние размеры военных пенсий и существующее пенсионное законодательство. Проект закона, который сейчас обсуждается в Госдуме, в Совете Федерации, в Правительстве, о повышении денежного довольствия в разы, предусматривает повышение пенсии только на 70%. Здесь тоже какой-то дисбаланс. И старая, «заскорузлая» проблема – это санаторно-курортные выплаты военнослужащим. С 1993 года они не повышались и составляют - 600 рублей на военнослужащего и 300 рублей - на члена семьи. При стоимости путевки более чем 30 000 рублей получить компенсацию 600 рублей и 300 рублей на члена семьи – это никуда не годится.

Больная и животрепещущая темп, особенно для Министерства обороны и ряда других силовых ведомств, это жилье для военнослужащих и военных пенсионеров. Однако задача Президентом поставлена, и она должна быть выполнена. В 2009 году построить и закупить 45,4 тыс. квартир, а в 2010 год – 45,3 тыс. квартир. Президент России, видя и чувствуя угрозу, что возможно в 2010 году не хватит денег для решения задачи по обеспечению постоянным жильем военнослужащих, принял решение о дополнительном финансировании.

На закрытом заседании Государственной Думы депутаты проголосовали о дополнительном выделении 48 млрд. рублей на решение этой задачи. А Министр обороны уточнил эту задачу и сказал, что в 2010 году будет построено больше, а именно - 51 тыс. квартир. Риски выполнения, конечно же, есть, но я думаю, что задача будет решена. При этом надо понимать, что те угрозы, о которых говорил Владимир Петрович в своем вступительном слове – некачественное строительство жилья, несвоевременное оформление документов, несвоевременный отвод земельных участков под строительство, несвоевременная передача этих участков гражданским организациям, которые должны заниматься строительством инженерной инфраструктуры – оттягивают ввод в строй жилья.

Вот итоги контрольного мероприятия, которое мы закончили 30 мая,  о которых я докладывал на коллегии Счетной палаты. Из 45 тысяч приобретенного в 2009 году жилья (квартир) было заселено только 19,8 тысяч квартир, то есть документально  оформлено разрешение на вселение.

Вчера (22 июня) на Общественной палате Григорий Михайлович Нагинский  уточнил эту цифру. На вчерашний день это 25 тысяч квартир. Прошло уже  более 6 месяцев, как все эти 45 тыс. квартир были сданы строителями и приняты Минобороны, но процесс оформления документов на вселение идет очень медленно. То есть, оформлено документов на вселение чуть более половины.

При проверке строительства жилья для военнослужащих я, лично, побывал в 5 городах Подмосковья. Отмечаю - очень низкое качество строительства жилья теми гражданскими организациями, с которыми Министерство обороны заключило контракты о долевом участии. Мы выявили 9 домов, которые еще на такой стадии, что контур у этих домов не закрыт, нет внутренней инженерной разводки, ни воды, ни канализации. А дома уже каким-то образом приняты Министерством обороны в эксплуатацию. За них уже уплачено более 90% стоимости, что является нарушением всех строительных норм, правил, порядка и законодательства. Александр Павлович был на этом заседании нашей коллегии, и может подтвердить, что это действительно так, и Главная военная прокуратура принимает меры для пресечения подобных случаев.

Что касается военной медицины. Опять же, по итогам нашего последнего контрольного мероприятия, (2 года назад Счетная палата в полном объеме уже проверяла медицину). Мы выявили ряд больших нарушений, о чем было доложено Верховному Главнокомандующему и Министру обороны. Были приняты соответствующие меры по устранению. Министр обороны Анатолий Эдуардович Сердюков очень внимательно и скрупулезно изучает все наши представления и принимает очень жесткие меры, вплоть до отдания под суд провинившихся, либо досрочного увольнения с тех должностей, которые занимали эти офицеры.

Вернусь к предоставлению жилья. Буквально вчера высветилась такая серьезная проблема, я думаю, что она требует обсуждения. Это вопрос обеспечения жильем такой категории, как тяжелораненые и раненые при выполнении ими служебного долга бойцы – солдаты, сержанты, офицеры, которые не выслужили установленный срок для получения жилья. Но по заключению военно-медицинской комиссии они не могут продолжать дальше службу, так как у них инвалидность I или II группы. А жить им негде. Кроме того, инвалидность не дает им возможности трудиться. Остается одно - влачить жалкое существование не понятно где и не понятно кем. Вот это очень важная, на мой взгляд, проблема, которая требует законодательного урегулирования порядка предоставления  таким военнослужащим жилья.

О служебное жилье. Президент поставил задачу нам к 2012 году иметь служебное жилье под штатную численность Вооруженных Сил. Я это понимаю таким образом. Существует базовый военный городок с определенной инфраструктурой. В нем существуют квартиры, комнаты по штату, занимаемому подразделением. То есть, квартира командира первого взвода, квартира командира второго взвода и т.д. до командира бригады. И это правильно. Потому что лейтенант, или другой офицер, который приезжает либо из училища, либо из академии не должен думать о том, где он будет жить. Его должна ждать служебная квартира по должности и, соответственно, составу семьи. И главная задача, которую необходимо решить при строительстве базовых военных городков.

И, наконец, проблема - что делать со старыми военными городками при перемещении тех или иных войсковых частей и укрупнении наших базовых военных городков, авиационных и военно-морских баз. Этим, конечно, Министерство обороны занимается. Но хотелось бы, чтобы реализация или передача этих военных городков либо зданий и сооружений проходила более быстро, эффективно и за соответствующую стоимость. Тем более что часть таких городков находится, образно говоря, в глухомани. Здесь надо проявлять и смекалку, и разумную инициативу, особенно по отдельно стоящим и удаленным военным городкам.

В заключение я хотел бы сказать, что вопросы эффективности использования всех денежных средств, которые направляются Министерству обороны, Счетной палатой держатся под жестким контролем. Николай Александрович (Панков) может подтвердить, что мы очень много спорим по всем этим вопросам. А в споре, как известно, рождается истина. Если Счетная палата берется за какие-то проблемы, мы делаем, качественную независимую экспертизу всех тех проектов, которые у нас проходят.  Спасибо за внимание!

Председательствующий. Спасибо, Николай Ильич за информацию. Она еще раз подтверждает, что сохраняется комплекс сложных проблем, без решения которых существенные подвижки в области модернизации армии невозможны! Далее по нашему плану выступления представителей четырех  правозащитных организаций. Первый доклад Павла Борисовича Шмакова - Директора Хабаровского краевого правозащитного центра: «О нарушениях прав военнослужащих, проходящих военную службу по контракту  при формировании нового облика Вооруженных сил Российской Федерации». Он расскажет, что же реально происходит у них там – на Востоке, на местах. Большая просьба. Так как мы отстали от графика, прошу говорить только по сути и не повторять уже сказанное. Не более 5-и минут, максимум – 7! Пожалуйста, Павел Борисович.

П.Б.Шмаков. Добрый день, уважаемые участники круглого стола!  Несмотря на то, что тема моего выступления «Нарушения прав в отношении военнослужащих по контракту», я бы хотел начать с информационного сообщения. Буквально вчера произошло очередное чрезвычайное происшествие в одной из воинских частей Дальневосточного военного округа, связанное с молодым пополнением. Сегодня председатель Комитета солдатских матерей  Хабаровского края выезжала на место и выявила следующую ситуацию. 70% молодых призывников, которые прибыли на комплектование этой воинской части имеют четвертый уровень нервно-психологической устойчивости (НПУ-4). То есть находятся в пограничном состоянии, в котором нельзя призывать в Вооруженные Силы.

Отсюда возникает вопрос -  сколько еще командиров бригад будет снято с должностей, и  смогут ли они с таким личным составом, которые они получили в свое распоряжение совместными усилиями Минобороны и власти субъектов     привести в порядок вопросы воинской дисциплины, правопорядка и вопросы боевой готовности? Второй вопрос. Это ли есть тот самый «новый облик», о котором мы сегодня говорим, и о котором говорит Министр обороны. Третий вопрос. Может быть задаться целью и определиться все-таки, потратить определенные дополнительные средства и перевести постепенно части постоянной готовности, подразделения в частях постоянной готовности на контракт. Или же согласиться с тем качеством комплектования, которое мы имеем на сегодняшний день - 70% НПУ-4. Специалисты знают, что это такое.

В настоящее время в отношении военнослужащих по контракту допускается очень много всевозможных нарушений прав. Самое главное – это увольнение без суда и следствия тех контрактников, которых набирали в период перевода войск на контракт. Командиры воинских частей докладывают, что осталось 30 человек, 20 человек. Говорят, нам сверху сказали убрать всех контрактников. Кто сказал? Ну, вот сверху поступила такая задача. А никаких директивных документов для этого нет! То есть контрактников налево и направо увольняют без суда и следствия, в нарушение требований дисциплинарного устава, в нарушение требований статьи 21 Закона «О статусе военнослужащих», статьи 28 (прим. 10) этого же Закона. Это все делается с той целью, это тенденция к тому, чтобы извести, как таковой, класс военнослужащих по контракту. И это не только на Дальнем Востоке.

Или, например, военнослужащие по контракту - женщины. В 90-е годы эта категория вытащила на себе проблемы, связанные с существованием Вооруженных Сил. Кто в это время служил в армии, знает, что творилось в тот период. Я думаю, что со мной все согласятся. Сегодня увольняют этих военнослужащих по половому признаку, просто потому что они являются женщинами. Опять же говорят, что есть некие указания сверху о том, чтобы женщин-военнослужащих увольнять и на службу не принимать. Когда начинаешь разбираться, становится очевидным, что увольнение происходит с грубейшими нарушениями требований всех нормативно-правовых и руководящих документов.

К сожалению, точно такая же ситуация складывается и с офицерами. Сегодня Николай Александрович сказал, что начинает реализовываться на практике такая статья увольнения, как увольнение по собственному желанию. Все эти годы этот пункт был в Законе «О воинской обязанности и военной службе», но он не применялся. Сейчас он применяется, причем применяется насильно. То есть офицера убеждают уволиться по этой статье, или создают ему такие условия, что он вынужден подать рапорт об увольнении, то есть о расторжении контракта. При этом согласно существующему законодательству, права на обеспечение жильем, даже при наличии 10 лет военной службы, этот военнослужащий не имеет. А при увольнении по оргштатным мероприятиям имеет. Но его убеждают уволиться по собственному желанию, равно как убеждают, а точнее, заставляют уволиться и по окончанию контракта.

Далее, военнослужащие, которые выводятся за штат. Я недаром задал вопрос, сколько военнослужащих на сегодняшний день находятся в распоряжении. Находясь в распоряжении месяцами, а есть случаи, когда и годами, у этих военнослужащих естественно заканчиваются контракты. Им говорят, все, уважаемый, контракт у тебя закончился, значит, мы тебя увольняем по окончанию контракта. Но опять-таки, в случае увольнения по окончанию контракта данный военнослужащий не имеет права на получение жилья. А при увольнении по оргштатным мероприятиям – имеет. Отсюда возникает вопрос: не это ли есть одна из целей формирования, так называемого, «нового облика», которая достигается такими противозаконными методами и способами – уволить, уволить, уволить? Потому что обеспечить жильем, согласно тем требованиям, которые предъявляет Президент Российской Федерации, Министерство обороны не в состоянии.

В доказательство своих слов приведу следующее. Различные структуры, именуемые КЭЧ, вынуждают офицеров и командование воинских частей увольняться, исключаться из списков части на основании таких договоров, которых нет ни в одном руководящем документе, ни в Жилищном кодексе, ни в Законе «О статусе военнослужащих», ни в приказе Министра обороны № 80, ни в Гражданском кодексе. Но на основании этого договора, так называемого Договора «с условиями», или Договора временного социального найма,  увольняют, исключают из списков части. Пунктом 5.4 этого договора предусмотрено, что военнослужащий обязан в течение 30 суток освободить квартиру, которую ему государство было обязано выделить в постоянное пользование и он, по условиям продолжительности службы имеет на это полное право. Однако этот пункт говорит - нет, не в постоянное! Возникнут, как в нем написано, и другие  случаи. И будет выселен этот военнослужащий вместе со своей семьей из этой квартиры.

Не знаю, сколько таких случаев по Вооруженным Силам. Наверное, очень много, потому что только в этом году, по состоянию на 25 марта, только в одной КЭЧ Хабаровского гарнизона уже выдано 83 подобных временных договоров «с условиями краткосрочного найма». И это практикуется везде. Это же грубейшее нарушение требований всех нормативно-правовых актов, определяющих порядок обеспечения военнослужащих жильем.

Следующая проблема. Ряд проблем уже был озвучен. Например, выделяется военнослужащему жилье, а там только фундамент. Или жилье не подключено к системам жизнеобеспечения. Но по отчетным данным подобный военнослужащий уже живет в комфортных условиях.

Есть еще одна очень серьезная проблема. Весной этого года она была доведена до председателя Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации господина Озерова, и он с ней согласился. Это обеспечение жильем военнослужащих, которые увольнялись в 2000-2002 годах. Их нет в списках военнослужащих, которые нуждаются в обеспечении жильем. Значительная часть таких военнослужащих проживает в закрытых военных городках. И Озеров согласился: да, с этими военнослужащими будет проблема. Что же они не те же самые военнослужащие, не те же самые граждане, не в том Министерстве обороны они проходили службу?

Я думаю, что отсутствие в Минобороны точных цифр, точных данных о том, сколько же в действительности военнослужащих нуждается в обеспечении жильем, создает массу социально-резонансных проблем в вопросе обеспечения их жильем.

Что касается денежных выплат, о которых уже говорили. 115-й приказ Министра  обороны прекратил свое существование после того, как были розданы все деньги. Но существует масса случаев, когда эти денежные средства выдавались или выделялись неправомерным образом, то есть с нарушением закона. У меня такое дело есть в судебной практике. Мы доказали судье, что указанные в приказе причины не выдавать военнослужащему деньги на самом деле не являлись таковыми. То есть причин не было, чтобы не выдавать деньги. Но судья вынес решение: денег выдать не можем, поскольку деньги закончились. Как же право гражданина отстаивать свою позицию в суде? Получается, нет этого права!

Серьезная проблема по обеспечению жильем в связи с сокращением очень многих воинских частей. В частности, в Хабаровском гарнизоне на 73-м километре трассы Владивосток–Хабаровск есть несколько воинских частей. Военнослужащие стояли там в очереди, в том числе в первой очереди, и т.д. В связи с сокращением и расформированием воинских частей их перевели в очередь третьего объединенного командования войск  ВВС и ПВО.

Например, военнослужащий подполковник Щербак, сам инвалид, жена инвалид, так получилось, всю жизнь служил по отдаленным гарнизонам. В настоящее время является вообще не понятно, каким по очереди. И с такой перспективой обеспечения жильем у него не много шансов дожить до получения этого жилья. Несмотря на то, что мы говорили о том, чтобы не говорить о персоналиях, Владимир Петрович, я не могу не воспользоваться возможностью и передать Вам в перерыве обращение на Ваше имя вот этого офицера.

Председательствующий. Спасибо, Павел Борисович! Следующий доклад Председателя Региональной общественной  правозащитной организации «Солдатские матери  Санкт-Петербурга» Поляковой Эллы Михайловны: «О нарушениях прав военнослужащих, проходящих военную службу по призыву. Предложения по устранению причин правонарушений».

Э.М.Полякова. В мае я принимала участие в важной конференции ООН, которая  рекомендовала всем правительствам правозащитный взгляд для решения проблем пыток, рабства и других нарушений фундаментальных прав человека. Я там выступила и сказала, что существующая призывная система комплектования Вооруженных Сил – это форма современного рабства. Наш доклад, наша «Черная книга», которую мы вам раздали. Почитайте. Там все конкретные факты, там все доказано, все об этом знают.

Год назад мы здесь совещались. Однако за этот год все ожидания общества о том, что военная реформа пройдет успешно и армия перейдет на контракт, а количество призывников существенно уменьшится, как общество тогда обрадовалось, не оправдались. То, что мы видим сегодня, это возврат в плохое прошлое и, естественно, реакция общества соответствующая. Мы благодарны, что в докладе Уполномоченного по правам человека России все позиции соответствуют тем реалиям, которые мы наблюдаем в нашей организации. Особое внимание, конечно, это наша Каменка, войсковая часть 02511. Но что мы будем делать вместе с Министерством обороны, когда уволенные 4 офицера по суду восстановлены. Те офицеры, которые издевались, избивали солдат, это доказано.  Но военно-следственное управление отказывает в возбуждении уголовного дела. Сейчас мы вместе с Министерством обороны будем восстанавливать справедливость. То есть, по-видимому, эти приказы об увольнении так юридически витиевато пишутся, что возможно восстановление на службе тех людей, которые совершили преступление против человечности. Что Выборгский суд сейчас и  сделал.

Права человека нарушаются грубейшим образом не только во время службы, но при проведении мероприятий по призыву. Все молодые люди от 18 до 27 лет (у нас уже были захваты и приводы в военкомат 16-и летних) являются социально не защищено группой. С ними поступают как угодно! И хорошие слова, которые здесь говорят, что милиция изменилась – ничего подобного.

Вы посмотрите, что творится сейчас. У нас за это время с осени что произошло? У военкоматов отняли погоны, и все теперь говорят – теперь за это отвечает гражданская власть. Но гражданская власть так и не взяла на себя эту ответственность. Наступил полный беспредел и хаос. Непонятно, к кому обращаться, никаких механизмов защиты прав человека не разработано. В военкоматах устраивают незаконные тюрьмы для призывников. На сборных пунктах тоже незаконные задержания. А врачи что творят! Ужасающая ситуация с медициной, здесь об этом уже говорили. Далее! При задержаниях никаких протоколов, ни задержания, ни доставления не составляется. Хотя Европейский суд неоднократно упоминал, что отсутствие документов о задержании является серьезным нарушением статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, так как позволяет должностным лицам скрыть свою причастность к преступлениям.

Важно отметить, что после осуществленной реформы военных комиссариатов все больше усугубилась проблема ответственности должностных лиц. За неправильное определение категории годности к военной службе, нарушение права на свободу и личную неприкосновенность призывников никто из должностных лиц ответственности не несет. При этом, с другой стороны, отсутствует надлежащий общественный контроль за призывом на военную службу, как, впрочем, и парламентский. Очевидно, что результаты незаконного принудительного призыва могут быть и есть самые печальные: смерти, инвалидность военнослужащих. Посмотрите сообщения, которыми обмениваются правозащитные организации: смерти солдат в армии каждый день.

Осталась прежней и проблема незаконного изъятия паспортов, хотя год назад мы говорили об этом. И вот сейчас, смотришь, люди говорят: армия превратилась в тюрьму. Точно такая же проблема с паспортами и в ФСИН. Что мы творим с молодыми людьми?  И одновременно мы хотим, чтобы они служили Отечеству?

До сих пор не предпринимаются никакие шаги по искоренению коррупции при призыве на военную службу. При этом одной из основных причин коррупции является экономический спрос на такой документ, как военный билет. Гражданам нужен военный билет, по крайней мере, для двух важных целей: получить нормальную работу и выехать беспрепятственно заграницу. А зачем вообще нашим гражданам для выезда за рубеж, помимо паспорта гражданина Российской Федерации, нужен военный билет и другие воинские документы? Если внести изменения в законодательство, снизить значимость самого военного билета для граждан, можно существенно уменьшить объемы коррупции при призыве на военную службу.

А систему воинского учета можно заменить с «бумажной канцелярии» на современные электронные системы учета. И тогда мы решаем одновременно две проблемы: снижаем уровень коррупции и упрощаем работу военным комиссариатам по ведению воинского учета.

Чаще всего обращаются в нашу организацию военнослужащие по призыву, по контракту, в том числе женщины-контрактницы. Как их права нарушаются? Мне сегодня передали обращение военнослужащей по контракту Зайцевой Марины. Это вопиющий документ, и у нас, к сожалению, таких случаев очень много. По гендерному вопросу очень серьезные нарушения в Вооруженных Силах.

В своем докладе мы приводим системные случаи: неоказание квалифицированной медицинской помощи, гибель в мирное время. При этом отсутствует эффективное расследование гибели военнослужащих. История Романа Казакова, который выжил благодаря усилиям матери. Можете себе представить, что когда он после 5-и месяцев комы пришел в себя, первое, что он сказал, что его бил командир Бронников. Так вот – никакого расследования, уголовное дело закрыто. Сейчас мы пытаемся восстановить законную справедливость. Только что все общество было встревожено историей Романа Суслова, вы все знаете. Давайте очень серьезно к этому вопросу отнесемся, потому что наша организация уже пережила подобную историю с Александром Мажугой.

Некоторые чиновники Минобороны и Генштаба говорят об увеличении призывного возраста. Давайте весь год призывать! Мы считаем такие предложения абсурдными и опасными и для гражданского общества, и для военной организации. Такая армия небоеспособна, не сможет выполнить элементарной военной задачи.

Мы предлагаем отменить призыв на военную службу как неэффективный инструмент обеспечения обороны страны, порождающий коррупцию, нарушения прав человека и прочее. На время переходного периода необходимо принять решение о разделении воинских частей на части постоянной боевой готовности, укомплектованные военнослужащими по контракту, и учебные части, укомплектованные военнослужащими по призыву. Причем в эти части, как правило,  должны призываться военнослужащие, проживающие в районах расположения этих частей. Служба при этом должна быть максимально открыта для общества. Должны быть предоставлены все условия для связи с внешним миром и семьей. А военнослужащим по контракту создать достойные условия для прохождения военной службы. Необходимо отменить план по призыву, возвратить социальные и семейные отсрочки от призыва.

Кроме того, необходимо обучить сотрудников военно-следственных отделов органов прокуратуры, должностных лиц Министерства обороны стандартам Совета Европы, Европейского суда по правам человека. Указать им на необходимость четкого следования нормам российского и международного права. Предусмотреть ответственность за нарушение норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод.  Спасибо за внимание.

Председательствующий. Элла Михайловна, спасибо за информацию. Действительно, те проблемы, о которых Вы нам рассказали сложные. Их необходимо решать, причем совместно. Наш «круглый стол», это один из этапов и способов такой работы. Как видно из итогов учета Рекомендаций нашего предыдущего «круглого стола» – подвижки есть. У нас по плану до перерыва на кофе-брейк еще два выступления. Однако мы несколько отстали от графика. Поэтому сейчас перерыв на кофе, вместо 30-и на 20 минут…. Прошу не опаздывать.  Перерыв…

………………………..

Продолжаем нашу работу. Еще раз напоминаю о нашем регламенте – весьма жестком. В связи с этим хочу сделать одно замечание выступающим - кто нарушает регламент, тот нарушает права человека. В данном случае права выступить и быть услышанными.   Идем дальше. В продолжение обсуждения блока проблем, которые мы рассмотрели до перерыва, слово имеет председатель Волгоградской областной организации «Материнское право» Нина Анатольевна Пономарева. Доклад: «О необходимости совершенствования законодательства  и судебной практики по обеспечению защиты прав военнослужащих».

Н.А.Пономарева. Уважаемые коллеги! Третий призыв мы работаем в ситуации, когда действуют изменения в Закон «О воинской обязанности и военной службе», которыми были отменены многие, так называемые, социальные отсрочки. Кроме того, кардинально изменен подход к праву на отсрочку для получения образования. Изъяны этих новшеств были очевидны сразу. Валентина Дмитриевна уже упоминала, что у нас по-прежнему сохраняется проблема граждан, у которых имеются одинокие родственники-инвалиды II группы, в связи с нестыковкой закона «О воинской обязанности и военной службе» и обязанностей органов медико-социальной экспертизы. В полученной информации о ходе реализации Рекомендаций предыдущего «круглого стола» сказано, что в настоящее время эта ситуация находится в разработке. На мой взгляд, разрабатывать здесь нечего. Нужно просто внести изменения в этот закон и вернуть его практически к прежней формулировке, когда предоставлялась отсрочка гражданам, имеющим родственников-инвалидов I или II группы.

Что касается блока отсрочек для получения образования. Изменения в этой части практически лишили молодых людей права получить начальное и среднее специальное образование. А современное производство требует наличия высококвалифицированных кадров. А потребность в них растет. Полагаю, понятно, что без этого никакая модернизация нашей экономики невозможна. Мы также считаем необходимым  поддержать законопроект Комитета Государственной Думы по обороне о предоставлении отсрочек для выпускников средних школ, поступающих в вузы. Кроме того, надо предоставлять отсрочку на период обучения гражданам, обучающимся в начальных и средних специальных образовательных заведениях, независимо от наличия у них общего среднего образования.

Проблема существует и при призыве граждан, имевших судимость. Она заключается в том, что, несмотря на то, что закон о воинской обязанности обязывает призывать их в случае, если судимость погашена, но реально призыв регламентируется директивами Генерального штаба, которые содержат перечень статей Уголовного кодекса, осужденные по которым не могут быть призваны в каждый конкретный призыв. Эти люди оказываются, образно говоря,  «подвешенными» практически до 27 лет. Они не могут нормально трудоустроиться, потому что не нужны никакому работодателю с нерешенным вопросом о призыве на военную службу. Они не могут никак планировать свою жизнь - работу, учебу, создание семьи и т.д. Фактически получается, что они наказаны дважды. Первый раз они отбыли наказание, но наказываются еще в течение ряда лет тем или иным ограничением их прав и возможностей. Но Российская Конституция запрещает дважды наказывать за одно и то же преступление. Мы хотим, чтобы призыв этих граждан был четко урегулирован с законодательной точки зрения. Если мы считаем, что им не место в Вооруженных Силах Российской Федерации, так и решим - внесем в закон «О воинской обязанности и военной службе» соответствующее изменение, а именно, что они не подлежат призыву на военную службу.

Отличительной особенностью последних двух призывных кампаний явился призыв огромного числа больных призывников. Все комитеты отмечают непривычно большое количество досрочно уволенных военнослужащих по состоянию здоровья с формулировкой причинной связи - «общие заболевания», то есть тех, кто фактически был призван больным. Если раньше таких было один или два человека в год, то в настоящее время возвращаются десятки. В этой связи мы хотели бы рекомендовать Главному военному прокурору, руководителям федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба по призыву, в случае увольнения военнослужащего по призыву по общему заболеванию возобновить судебную практику возмещения затрат Министерству обороны и другим силовым ведомствам (воинским частям) на перевозку, содержание, обучение, лечение этих граждан из бюджета субъекта Российской Федерации, незаконно призвавшего гражданина. Или определить какой-то иной компенсационный механизм возврата средств, затраченных на таких граждан.

Николай Александрович говорил о целях, стратегиях и задачах, направленных на сохранение и укрепление состояния здоровья военнослужащих. Но здесь тоже есть проблема. Суть ее в том, что  военнослужащим по окончании службы не выдаются их армейские медицинские книжки, где отражены те проблемы со здоровьем, которые у них были в период прохождения военной службы. В настоящее время существуют правила заполнения, ведения и хранения медицинской книжки военнослужащего, утвержденные начальником Главного военно-медицинского управления Минобороны. Согласно ним эти книжки хранятся три года, затем уничтожаются. Закономерен  вопрос - зачем хранить и уничтожать то, что нужно только их владельцам. Учитывая преемственность в наблюдении, лечении, диспансеризации военнослужащих, а затем  и уволенных с военной службы, мы считаем, что необходимо решить вопрос о выдаче военнослужащим, проходившим стационарное лечение, выписного эпикриза на руки. А при увольнении - выдавать совместно с военным билетом, учетно-послужной карточкой и медицинские книжки.

Еще одна проблема, с которой мы сталкиваемся, начиная с 2007 года. Это больничные листы уволенным с военной службы бывшим военнослужащим, которые болели в течение месяца после увольнения. До ноября 2007 года действовало положение о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию, согласно которому они были включены в перечень лиц, которым обязаны выдавать больничный лист. С 2007 года они из этого перечня исключены.

Все знают, что часто домой возвращаются военнослужащие, имеющие тяжелые заболевания, в частности туберкулез, который требует длительного лечения, в течение которого они не в состоянии работать. Поэтому мы считаем, что необходимо вернуться к прежней формулировке и внести в этот перечень лиц, которые имеют право на получение больничного листа военнослужащих, уволенных с военной службы.

Кроме того, у нас большое количество военнослужащих, которые получают травмы, либо какие-то заболевания, связанные с военной службой. Судебная и ежедневная практика говорят о том, что существующая в настоящее время система страхования и страховых выплат не компенсирует потерю здоровья, а возможно и трудовых способностей этим гражданам. Что такое 35 тысяч за тяжелую травму? Мы считаем, что необходимо разработать и ввести установленным порядком, то есть, законодательно, систему страховых выплат, которые реально компенсируют потерю здоровья и трудовых возможностей. Это то, что я хотела сказать. Полагаю, что мои коллеги дополнят.

Председательствующий. Спасибо Нина Анатольевна! Теперь последнее сообщение в этом блоке проблем - доклад председателя Комитета  солдатских матерей Нижегородской области, координатора по судебной защите военнослужащих Жуковой Натальи Станиславовны: «Проблемы организации защиты свидетелей и потерпевших в воинских частях». Пожалуйста, слушаем Вас.

Н.С.Жукова. Я тоже в телеграфном темпе. Не буду останавливаться на тех проблемах, которые были заявлены в моем выступлении, потому что ряд принятых нормативных актов немножко изменили ситуацию с государственной защитой прав потерпевших и свидетелей - военнослужащих. В этом смысле изменилась немного в лучшую сторону ситуация, хотя и не везде. Но, тем не менее, положительные сдвиги уже есть. Я продолжу выступления коллег, которые сидят напротив, и представлю доказательно в Главную военную прокуратуру список тех военнослужащих, которые поступили к нам в Нижегородскую область, в 9 бригаду. Эти военнослужащие вызывают большие проблемы для командиров войсковых частей в том смысле, что они по состоянию здоровья не способны должным образом исполнять свои обязанности и обеспечивать боеспособность и боеготовность бригады.

Кстати, вчера мне позвонили и сказали, что в отношении командования этой 9-й бригады уже начинают применяться какие-то репрессивные меры. По телефону их всячески обозвали за то, что они обнародовали и представили нам эти списки. По всей видимости, им грозит и наказание! Мне хотелось, чтобы этого не случилось. Так вот, там, в этом списке, в основном ребята, которые даже не по состоянию здоровья, а, по мнению психологов, по психическим показателям не должны служить в армии. Ожидается, что будет еще их медицинское освидетельствование, и окажется, что еще на какой-то процент увеличится количество ребят, которые не должны были быть призваны.

Очень много военнослужащих, буквально в первые месяцы после призыва, увольняется с военной службы по состоянию здоровья. В этой связи у нас есть конкретное предложение о повышении ответственности со стороны тех должностных лиц в субъектах Федерации, которые отвечают за призыв. Сейчас я его зачитаю. «Предложить Минздравсоцразвития разработать порядок обязательной материальной компенсации гражданину, уволенному с военной службы в связи с общим заболеванием, за счет бюджета муниципального образования и субъекта Федерации, осуществившего незаконный призыв. Просить Президента Российской Федерации издать указ об ответственности глав субъектов Федерации за незаконный призыв граждан, а также установить в Федеральном законе «О статусе военнослужащих» и в других нормативных правовых актах право на компенсацию гражданину об обязательном государственном страховании военнослужащих» Потому что без этих изменений никакой компенсации не будет.

И, наконец, еще одно предложение. Очень часто мы обращаемся в военную прокуратуру по таким нарушениям, когда в один день проводят медицинское освидетельствование, призывную комиссию, и буквально вечером везут на сборный пункт и отправляют в армию. Или, по крайне мере на следующий день, не давая ему возможности осуществить свои какие-то правоотношения с работой, учебой, кредитами, наконец, с семьей, и т.д. Однако нам военная прокуратура отвечает, что в таких нормативных актах, как 663-е Постановление Правительства и 400-й приказ Министра обороны, сказано, что повестка на отправку может быть выдана, как правило, не ранее чем за трое суток. Вот это слово, «как правило», то есть это не обязательная норма, и поэтому повестку можно выдать накануне и прямо в этот же день. У нас предложение -  из этих нормативных актов слово «как правило» исключить. Чтобы четко было закреплено «не менее чем за трое суток». Вот коротко все,  хотя хотелось бы сказать многое.

Председательствующий. Безусловно, необходимо четко прописать в соответствующем документе - «не менее чем за трое суток».  Иначе это  возможность и лазейка для различных противоправных действий ради, выполнения субъектами Федерации и муниципалитетами  планов призывных компаний.

Спасибо, Наталья Станиславовна, за Ваши предложения.  Я полагаю, что мы  их обязательно включим  в наши Рекомендации. Коллеги, с учетом того, что мы недопустимо медленно движемся, и у нас еще много выступающих и нерассмотренных проблем, я предлагаю вопросы по этому блоку задать позже. В первой части нашего заседания мы уже обменялись мнениями по проблемам призыва. Полагаю, что самое время предоставить слово для доклада по этим вопросам нашему уважаемому коллеге - заместителю начальника 2-го управления Главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации  генерал-майору Бурдинскому Евгению Владимировичу.

Как мы ранее договорились, в части реализации наших Рекомендаций, он нас  проинформирует  об итогах осеннего, 2009 года, призыва граждан, а также о ходе и проблемах весеннего призыва этого года. Кроме того, о проведенных и планируемых изменениях  в организации допризывной подготовки молодежи к военной службе, боевой подготовки военнослужащих по призыву и по контракту уже в воинских частях,  а также подготовки сержантов».

Е.В.Бурдинский. Уважаемый Владимир Петрович! Уважаемые участники совещания!

Вопросы, которые мы сегодня рассматриваем, в том числе и касающиеся призыва, безусловно, злободневны. Да, очень много критики поступает относительно организации проведения призыва, а также по прохождению службы контрактниками. С критикой можно соглашаться по многим вопросам. Действительно, поводы для критики есть. Однако необходимо учитывать одно – в соответствии с действующим в настоящее время законодательством служба по призыву есть, и ее граждане  должны проходить.

Что же касается упреков и претензий, например, Натальи Станиславовны о том, что призывника немедленно забирают, привозят на призывной пункт и сразу же отправляют к месту прохождения службы. Однако, это не совсем так! Призывник знает все свои, так сказать, «метрики». В 18 лет это уже вполне сформировавшаяся и самостоятельная личность. И он мог бы заблаговременно прийти в военный комиссариат и сказать, какие вопросы до призыва ему необходимо решить в личном плане,  когда его лучше всего его призвать, и в каких войсках он хотел бы служить. В этом случае всегда можно найти оптимальное решение.  Если же он этого не делает, то с отдельными категориями это случается. Я привожу это, как пример, как одну из возможностей решения этой проблемы, то есть максимально возможного учета пожеланий призывников и их родителей.

У нас установлено  задание по призыву на этот год - 270 тысяч 600 человек Я не говорю, что мы призовем в этом году все эти 270 тысяч и прямо с дома, так сказать, с порога, направим в войска. Это же не так! Большинство, значительное большинство, убывает с разнесенными сроками получения повестки, медицинского освидетельствования, определения вида и рода войск и отправки к месту службы. В подтверждение я приведу некоторые цифры. Сейчас призвано 246 тысяч. А из них к настоящему времени, то есть на середину июня,  отправлено со сборных пунктов к местам  прохождения военной службы всего-навсего 165 тысяч призывников.  То есть, все отправки спланированы. У нас специально предусмотрено в период весеннего призыва так, чтобы в апреле месяце все призывники прошли медицинские и призывные  комиссии. А все отправки начинаются с конца апреля - начала мая. А основная масса отправок, это июнь - июль. Напомню, что установленный Президентом Российской Федерации план по осеннему призыву полностью выполнен.

Теперь скажу о некоторых проблемах, которые негативно  сказываются на организации и качестве проведения призыва. Первая проблема, основополагающая, это плохое состояние здоровья призывников. Примерно, 30% призывников,  проходящих медицинские комиссии, не соответствуют предъявляемым требованиям по здоровью. В каждую призывную кампанию в течение трех – трех с половиной месяцев у нас проходит медицинское освидетельствование до одного миллиона человек. Сейчас демографическая проблема, поэтому ожидается не более  800 тысяч призывников. Все они пройдут обследование  врачей-специалистов, где могут заявить жалобы о своем здоровье и представить соответствующие медицинские документы - справки, диагнозы, эпикризы и прочее.  По каждому призывнику призывными комиссиями будет принято соответствующее решение: годен; ограниченно годен; не годен, или предоставлена  отсрочка.

Вторая сложная проблема это, так называемые,  «уклонисты». Я сейчас не буду развивать эту тему и ее подоплеку. Но есть о чем задуматься, в том числе правозащитным организациям, поскольку права и обязанности, установленные Конституцией Российской Федерации равны для всех граждан, независимо от их принадлежности к тому или иному социальному  слою.   Получив повестку, призывник должен прибыть в комиссариат на заседание призывной комиссии. Как правило, заседания проходят в зданиях военных комиссариатов, которые являются собственностью Минобороны, или же принадлежат органам исполнительной власти субъектов и переданы в аренду военному комиссариату. Возглавляет призывную комиссию высшее должностное лицо субъекта –  губернатор, а в муниципалитетах - глава муниципального образования. Все решения принимаются коллегиально.

Молодые люди выросли в соответствующих регионах, и по каждому из них имеются все данные, например, здоровье, образование, поведение, приводы в милицию и пр. Однако, почему-то, критика со всех сторон, в том числе, что имеет место,  и региональных, и общественных правозащитников раздается только в адрес Минобороны! Безусловно, мы воспринимаем эту критику, каждое ваше письмо, информацию в СМИ и, соответственно, реагируем.

Да, военные комиссариаты – это база, где должна хранится вся информация о призывниках, в том числе предоставляемая следственными органами, прокуратурой, судами и пр. Однако эта система иногда дает, так сказать, сбои. Здесь уже говорилось о том, что иногда призываются больные и необходимо ввести соответствующую систему компенсации силовым ведомствам для покрытия этих издержек. Подобная ситуация и с призывом тех, кто на заседании призывной комиссии скрыл судимость, а соответствующие органы не предоставили в военный комиссариат необходимые сведения. А когда судимость призванного стала во время службы известна - мы  возвращаем его по месту призыва.  А за чей счет нам его  возвращать? Сейчас эти издержки несет Минобороны и другие силовые ведомства.  Мне кажется, что эти расходы должны нести и соответствующим порядком  компенсировать субъекты Федерации и муниципалитеты, допустившие подобные оплошности.

Вернусь к такой актуальной проблеме, как определение фактического состояния здоровья молодежи во время призывной кампании.  Чтобы исключить призыв граждан, которые по состоянию здоровья не могут проходить военную службу, мы все шире практикуем привлечение военных врачей-специалистов и среднего медицинского персонала для работы в  военно-врачебных комиссиях субъектов Федерации и муниципалитетов. Кроме того, для проверки достоверности медицинских заключений (диагнозов) поликлиник, в соответствии с которыми  призывник ограниченно годен или не годен к военной службе. Для этого мы поднимаем и пересматриваем все личные дела призывников, признанных негодными или ограниченно годными к военной службе. В качестве примера приведу статистику 2009 года. Так вот, в прошлом году нами было возвращено в 49 субъектах Федерации от 11 до 40 процентов личных дел, в которых врачи-специалисты гражданских медицинских учреждений приняли необоснованные решения о фактическом здоровье призывников, то есть, что они  не годны или ограниченно годны к военной службе.

По этим вопросам мы сейчас постоянно и тесно взаимодействуем с военной прокуратурой, каждый случай проверяем. Кроме того, мы извещаем Генеральную прокуратуру о местах работы наших комиссий, для того чтобы совместно работать в военных комиссариатах по проверке объективности результатов работы призывных комиссий. Например, сейчас комиссия работает в Курской области, где проверяет деятельность сотрудников военкоматов. То есть мы работаем вместе с военными прокурорами, обращаем их внимание на  незаконно принятые решения относительно фактического состояния здоровья. Далее, во многих субъектах мы видим, что имеется категория граждан, которые в течение длительного времени почему-то даже не вызывались на заседания призывных комиссий. Совместно разбираемся - на каком основании!

Кроме того, в течение прошлого года мы персонально взяли на учет всех граждан призывного возраста, которые с места регистрации, причем без снятия с учета, убывали непонятно куда, на каком основании, зачем, на какое время, и где они находятся. В прошлом году мы обнаружили 199 000 таких случаев. Соответствующие списки мы направили в ФМС и МВД. Около 30 000 таких граждан нам  удалось отыскать. В итоге осталось, примерно, 170 000. Посмотрим, какие у нас будут результаты в этом году. Я надеюсь, что при должной настойчивости и совместной работе с ФМС, МВД, правозащитными организациями и при  поддержке общественности мы сможем искоренить и это негативное явление – «уклонистов».

То, что армия должна меняться мы, военные, - «за». Если рассматривать ход этого призыва, проблемы те же. В основном - состояние здоровья и «уклонисты». На данный момент уклоняется от явки в военкоматы до 10 000 призывников. Причем, это те, кто действительно получил повестку. За аналогичный период предыдущего года  у нас  было выявлено 7 147 «уклонистов», то есть меньше, примерно на 3 тысячи. Посмотрим, сколько у нас будет еще граждан, которых мы не найдем и не оповестим. Получается что это у них как бы узаконенная отсрочка или освобождение от военной службы. Почему одни граждане должны исполнять воинский долг - проходить военную службу, а другие нет? На каком основании? Напомню, что соответствующим указом Президента Российской Федерации установлено, что все руководители федеральных органов исполнительной власти обязаны обеспечить проведение призывных мероприятий. У многих сотрудников федеральных и территориальных министерств и ведомств есть дети, есть родственники призывного возраста. Пожалуйста, пусть обеспечивают, чтобы они также отдали свой воинский долг. В том числе их дети призывного возраста, работающие в министерствах и других организациях.

Что хотелось бы сказать по поводу тех изменений, которые сейчас происходят в системе призыва. Я не зря говорил о том, что возглавляют призывную комиссию губернаторы и главы муниципальных образований. Подавляющее большинство молодежи родилось и выросло именно в тех субъектах Федерации, регионах, городах и так далее, из которых они призываются. Там по каждому из них есть вся, так сказать, информационная база, все данные: здоровье; образование; семейное положение; моральный облик, в том числе приводы в милицию и судимости; здоровье родителей и прочее. Пусть эти органы власти и их руководители отвечают за молодежь, которая выросла у них, за качество призыва. Мы, военные, Минобороны, в частности, и другие органы исполнительной власти, где федеральным законом предусмотрена военная служба, мы лишь приемщики.  Мы принимаем на военную службу ту молодежь, которую нам дают. Например, нас ругают за то, что уровень образования призванных на военную службу низкий, нервно-психическая устойчивость плохая, и так далее.  Но, когда и где они это все приобрели? Что, прямо придя на призывную комиссию, придя в военкомат? Но ведь у нас система отбора и тестирования  многоуровневая! Любого призывника в ходе первоначальной постановки на воинский учет, то есть с 17-и лет, проверяют и тестируют врачи-специалисты. Далее, при достижении  18 лет, второй уровень - призывная комиссия. Следующий этап проверки на сборном пункте. Безусловно, результаты колеблются, потому что в разной обстановке призывник по-разному реагирует и отвечает на вопросы. А затем эта база данных еще сверяется и уточняется после прибытия его к месту службы, то есть непосредственно в подразделение.

Мы просим Минздрав, чтобы, начиная, так сказать, с младенчества, с детства все медицинские показатели своевременно поступали в военный комиссариат, чтобы врачи могли отследить и понять, что делать с тем или иным призывником, как он будет реагировать в тех или иных климатических условиях, в соответствующей обстановке и так далее.

У нас очень много случаев, когда ребята, закончившие одновременно соответствующий институт просят, отправить их одной группой в одну воинскую часть, например в десантные войска. А по здоровью десантник должен иметь группу «А», так называемые «ашники», как, впрочем, и для других частей специального назначения, куда мы должны направить здоровых и физически развитых ребят. А из этой группы сокурсников, например, в  20 человек, для воздушно-десантных войск годен один-два человека. Мы бы рады отправить вместе проучившихся 4 – 5 лет, так сказать, друзей – товарищей, то есть один коллектив. Но не можем, так как состояние здоровья не позволяет! И тогда начинают хвататься за голову мамы, папы - почему вы не отправили их вместе? Не можем, так как существует Положение о военно-медицинской экспертизе, которое устанавливает требования к состоянию здоровья для соответствующих видов службы.

Попутно скажу, что в ближайшее время будет очень серьезно меняться военное законодательство.  Два законопроекта: о военной службе и о воинской обязанности находятся в стадии разработки. Пока неизвестно, какое решение по ним будет принято – оставить два закона, или объединить в один! В Интернете находятся оба законопроекта. Если у вас есть какие-то предложения, пожалуйста, направляйте, мы готовы их рассмотреть. В том числе, после их принятия можно будет вернуться к разработке новой памятки призывника. Сейчас памятка есть. Она содержит 100 вопросов-ответов. Хотите другую памятку, давайте, пожалуйста, другую разработаем.

По мобильным телефонам! Единственное, что прошу -  не заставляйте военные комиссариаты подписывать какие-то контракты или договоры о том, чтобы какая-то телефонная компания рекламировала свои прейскуранты и навязывала всем призывникам именно свою телефонную сеть. Есть закон.  По результатам конкурса -  пожалуйста. Военкоматы замыкаются на командующих войсками округов. Пожалуйста, в масштабе одного округа пусть проводят конкурс. Кто готов для этого, кто будет победителем, пожалуйста, с ним заключается контракт.

Вы, правозащитники, можете принимать в этом процессе самое активное участие.  Но не так, чтобы военные комиссариаты потом спрашивали -  почему, и на каком основании, именно эта телефонная компания вручает SIM-карты? Мы не возражаем и не препятствуем, если призывник пользуется имеющейся у него личной  SIM-картой. Если он сам просит ее сменить, пожалуйста. Если сам призывник выбрал эту компанию - без проблем!

И в завершение. Что сейчас предпринимает Минобороны в части нормативно-правового обеспечения в области образования и здравоохранения.  С Минобрнауки совместно подготовлен проект приказа, он уже  прошел регистрацию в Минюсте, по организации подготовки граждан к военной службе. С Минздравом то же самое – новый приказ прошел регистрацию в Минюсте и уже  вступил в действие.

Кроме того, в целях улучшения качества допризывной подготовки по результатам заседания Госсовета в апреле 2009 года организация РОСТО (ДОСААФ) преобразована в ДОСААФ России.  Сейчас она получила статус общественно-государственной организации. В рамках новой программы будет разработана трехуровневая система подготовки молодежи к военной службе. Полагаю, что она даст положительные результаты. При ее реализации качество молодого пополнения и его подготовка к военной службе значительно улучшится, что положительно скажется на боеготовности и боеспособности войск. Спасибо за внимание!

В.Д.Мельникова. Владимир Петрович, здесь уже началась клевета! Никаких контрактов мы, правозащитники, не предлагаем заключать. Военкоматы здесь ни при чем! Это общественная инициатива. Ребятам предлагаются SIM-карты абсолютно бесплатно, без всяких военкоматовских договоров.

Е.В.Бурдинский. Валентина Дмитриевна, к нам было три обращения от общественных организаций о том, что мы дали указания о заключении контрактов  соответствующими телефонными компаниями.  Я не клевету говорю, а о тех официальных обращениях, которые мы получили.

Председательствующий. Лучший способ решить эту проблему – всем вместе и разобраться с этой проблемой. Причем – гласно! Если нужно проинформировать общественность, в том числе и Уполномоченного, как обстоят дела. Совершенно очевидно, что решение о предоставлении мобильной связи должно приниматься на конкурсной основе, или безвозмездно. Конечно, безвозмездная лучше.

Вопрос из зала. Уже есть информация, что в Минобороны рассматривается вопрос о повышении призывного возраста почти до 30-и лет. Это так?

Е.В.Бурдинский. Пока еще ничего официально нет! В Минобороны ни одного законопроекта по увеличению призывного возраста к настоящему времени не готовилось и не готовится.

Председательствующий. Единственное, что хотелось бы!  Чтобы не вылетали такие вещи, как птицы и не вводили в заблуждение общество! А когда будут конкретные предложения -  сесть вместе  и обсудить. Для этого есть комитеты в законодательных органах, общественные организации при ведомствах и пр.

Коллеги! По нашему плану следующий доклад заместителя директора  Департамента организации медицинской помощи и развития здравоохранения Минздравсоцразвития Бугровой Елены Викторовны. Он касается состояния и проблем взаимодействия Минздравсоцразвития и Минобороны. Пока она не прибыла, предоставим слово  Татьяне Николаевне Кузнецовой - руководителю Межрегионального движения  «Солдатские Матери», члену Экспертного Совета при  Уполномоченном по правам  человека в РФ. Ее доклад: «Основные виды и причины нарушений прав граждан при организации призыва на военную службу. Предложения по устранению нарушений  и совершенствованию организации проведения призывных мероприятий».

Пожалуйста, не забываете о нашем регламенте…

Т.Н.Кузнецова. Уважаемый, Владимир Петрович, коллеги! Хочу сразу начать с приписки. Эту проблему никто не упомянул, несмотря на то, что мы в октябре собирались в прокуратуре, и этот серьезный вопрос поднимался и обсуждался, несмотря на это приписка по-прежнему во всей России,  и в Москве, и везде проводится совершенно формально.

Объясняю, чем это чревато! Так как приписка проводится без медицинских документов, фактически формально - призывной контингент оказывается сильно завышен, так как степень годности на первоначальном этапе приписки фактически завышена. Тут говорилось про три этапа. Так вот,  этот первый этап, проходит мимо. То есть, практически все «приписники» первого этапа  годны к военной службе в Вооруженных Силах и других войсках без ограничений.

Еще один вопрос, который меня беспокоит! Генерал Никитин нам тут хорошо рассказывал, что мы будем делать с «уклонистами».  А что мы будем делать с милицейскими нарядами, которые в нарушение законов насильно доставляют призывников в военкоматы!? Причем, это не только в Москве! Это по всей России, как было, так есть и, наверное, так и дальше будет  практиковаться ради выполнения планов призыва. Есть закон и порядок,  что может делать наряд милиции, и что нет! Несмотря на это, есть много случаев, когда в один день вызывают в военкомат, в этот же день направляют на сборный пункт и дальше -  в войска.

Ранее было так, что до 18 лет молодой человек должен был принести медицинские документы в военкомат. А если его забрали при милицейской облаве, то какие медицинские документы могут быть в один день представлены, или проведены проверки  в три этапа, о которых здесь упоминалось! А во время приписки ему было формально поставлено – годен к военной службе. Мало того, что нарушается право на обжалование. Хочу сказать, что ситуация резко ухудшилась, какие бы мы тут красивые слова не говорили. Мне здесь понравился, в кавычках,  ответ Минобороны на соответствующий пункт Рекомендаций нашего «круглого стола» от 20 мая 2010 года: «Создание системы контроля над сроками проведения всех призывных мероприятий считается нецелесообразным, так как фактами таких нарушениях Минобороны не обладает». Оно не обладает, потому что не хочет обладать!

А у нас таких нарушений повсеместно и везде много, а в 2010 году ситуация с нарушениями прав граждан при призыве резко ухудшилась. Наряду с уже перечисленными правонарушениями в большинстве военных комиссариатов также отмечено нарушение сроков призыва и незаконные вызовы в военные комиссариаты. Имеются в виду вызовы в военкоматы по вопросам призыва в период, когда призывная компания еще не началась. В Москве приписка прошла в декабре. А повестки на отправку в войска, так сказать, «с вещами на выход» один из военкоматов выдал в марте 2010 года.  Хочу отметить, что в призывных мероприятиях 2008 и 2009 годов таких нарушений, а точнее безобразий, было значительно меньше.

В настоящее время весенний призыв 2010 года в значительной мере выполняется за счет студентов, которые имеют законные отсрочки, и в отношении которых по закону не должны проводиться призывные мероприятия до отчисления из учебных заведений или получения документов об их окончании. Тем не менее, многими из них уже получены повестки на отправку в войска. Даже теми, у которых  сегодня только получение дипломов. А повестка уже вручена!

Практически для всех остальных студентов тоже проведены призывные мероприятия, что является грубейшим нарушением закона. И у меня такое ощущение, что то, что делают сейчас работники военкоматов, я не говорю только военные, ведь у нас почти не осталось в военных комиссариатах профессионалов, у меня такое ощущение, что сверху кем–то спущен карт-бланш на подобные действия, чтобы любой ценой  выполнить план по призыву.

В заключение отмечу, что сама ситуация с ростом нарушений в сфере призыва, все действия работников военкоматов, которые прибегают к всевозможным незаконным методам для выполнения призывных планов любой ценой, лучшим образом демонстрируют неэффективность существующей призывной системы и доказывает, что призыв надо отменять.

Председательствующий. Следующее выступление председателя «Комитета солдатских матерей Калининградской области» Бонцлер Марии Владимировны. Доклад: «О необходимости реформирования существующей системы определения годности к военной службе».

М.В.Бонцлер. Уважаемые коллеги! Я не знаю, как Вы себя ощущаете. Я себя в последнее время ощущаю очень тревожно! Протестное отношение населения к власти усиливается! И одна из причин – это то, что происходит сейчас с призывом. Наши генералы немножко лукавят, потому что и бывшие военкомы, и главы администраций делают все для того, чтобы выполнить призыв любой ценой. А выполнить его возможно только с одним условием – призывая на военную службу больных ребят, потому что другого резерва у нас просто нет. Те, кто, так сказать, «бегают», они тоже все больные. Студенты, которых вы собираетесь призывать, тоже нездоровы. То есть все, что происходит, будет происходить только за счёт здоровья нашей нации.

Тут говорилось, хорошо или плохо, когда в призывных комиссиях участвуют военные врачи? Совершенно и ответственно скажу – плохо! Потому что, во-первых, на людей навешены совершенно несвойственные им обязанности. Они в этом ничего не понимают, им за это денег не доплачивают, все они абсолютно равнодушны. Кроме того, военный врач  привык, прежде всего,  подчиняться командованию, а потом уже руководствоваться данной когда-то им клятвой Гиппократу. Поэтому их очень легко поставить в «рамки», когда они будут выполнять чьё-то решение, а не будут отстаивать свое собственное мнение и свою оценку о реальном здоровье призывника. И поэтому все очень плохо. Настолько это все плохо, что надо об этом говорить и очень серьезно к этому относиться!

Мало того, и гражданские врачи, всё это знают, так как во время призыва становятся очень странными. Я их называю «врачами-оборотнями». То есть, когда идёт призыв - они говорят призывникам, несмотря на их жалобы,  вы здоровы, Вы просто хотите «откосить» от военной службы. А у призывника заболевания, несовместимые с военной службой. Сколько ребят сейчас призывают в армию, а точнее, насильно забирают с пограничными категориями: Б-4, Б-5?

Все прекрасно знают, что все ограничения, с которыми ребята призываются в армию, в ходе службы, так сказать, «не работают». То есть просто забываются и командирами и военными медиками. Призван на военную службу - значит здоров! И то, что больные ребята попадают в армию это страшнейшее преступление! Потому, что именно этот контингент больных ребят является основной питательной массой всевозможных унижений и неуставных отношений. Они начинают «путешествовать» по госпиталям. Их обзывают «тормозами», «шкерами» и прочее. А возвращаясь в воинскую часть, путешествуют до конца службы с кулака на кулак сослуживцев. И дай Бог, им выжить в этой ситуации!

Вопрос! Можно ли реформировать эту систему? Я считаю, что невозможно! Её надо менять кардинально! Если мы начинаем выяснять состояние здоровье парня, когда ему уже исполнилось 18 лет, это поздно – «поезд» ушел. В авральном, «пожарном» порядке это определить невозможно. Президент Российской Федерации поручил организовать подростковые медицинские центры. Ребята с 15 до 18 лет должны наблюдаться, не только наблюдаться, но должны и лечиться, потому что многие заболевания в этот период успешно лечатся. А у нас полностью уничтожена подростковая медицина. Где эти подростковые центры? Их нет! И никто, по-моему, не собирается их организовывать. Министерство здравоохранения и социального развития, как следует из его ответа на наши Рекомендации предыдущего «круглого стола», считает образование этих медицинских центров  «нецелесообразным».

Но ведь по итогам всех медицинских комиссий и обследований, которые должны проходить будущие призывники при постановке на воинский учет, должна, уже окончательно, определятся их категория годности. И лишь тогда, при знании истинного состояния здоровья молодых граждан определится план ежегодного призыва.

Я на 100 процентов уверена, что если бы мы с вами посидели и посмотрели истинные цифры состояния здоровья наших ребят, вопрос о том, нужен ли призыв и нужен ли контракт, ушел бы полностью. Потому, что тогда встала бы дилемма – или мы пускаем под нож наш и без того хиленький генофонд, или мы все-таки переходим к нормальной контрактной армии! Хочется - не хочется, это другой вопрос. Нужно! Необходимо! Другого пути у государства, у России, просто нет. А пока наше государство, руководство страны, особенно Минобороны, ведет себя как страус, который засунул голову в песок и не хочет видеть этих проблем. Но, извините, голый зад, который торчит, виден всему миру. И никуда от этого не уйдёшь.

В конце выступления хочу рассказать один анекдот, который я услышала по дороге сюда. Имейте в виду, что анекдоты и их количество определяется как раз болевыми точками, существующими в нашем государстве. Так вот: «Маугли спрашивает, Багира, что со мной происходит? Мне хочется бежать далеко-далеко, спрятаться глубоко-глубоко, сидеть там тихо-тихо. Это, что, любовь? - Нет, Маугли, отвечает Багира – это весенний призыв».

Председательствующий. Из этих выступлений, касающихся медицинской сферы организации и обеспечения призыва у меня, лично, сложилось двустишье: «работа и зарплата дороже Гиппократа». Но это не наш принцип!  Безусловно, здесь есть сложные, проблемы,  которые мы должны совместно решить по результатам нашего заседания. И все это, как и другие вопросы, мы должны учесть и отразить в нашем итоговом документе - Рекомендациях.

Коллеги, следующие актуальные армейские  проблемы, которые предлагается обсудить,  это незаконное использование труда военнослужащих по призыву и нарушения Положения о паспорте гражданина Российской Федерации.  Доклад:  «О фактах нарушений  Положения о паспорте гражданина Российской Федерации и привлечении военнослужащих к работам, не связанным с исполнением служебных обязанностей» члена Совета правозащитного центра "Мемориал" Вахниной  Людмилы Всеволодовны.

Л.В.Вахнина. Надо отметить, что по вопросу незаконного использования труда военнослужащих есть положительные факты. Во-первых, это расформирование строительных частей. Однако в Спецстрое военнослужащие по призыву по-прежнему работают на различных гражданских объектах. Во-вторых, в 2007 – 2008 годах в ряде регионов военной прокуратурой были предприняты реальные меры по борьбе с этими нарушениями, и число таких преступлений заметно сократилось.

Однако потом стало ясно, что нарушители, то есть организаторы использования бесплатного солдатского труда в своих корыстных целях, стали более скрытными. Они организуют работы на территориях воинских частей, например, мойку и ремонт частных машин. Или направляют солдат в отдалённые от крупных городов и мест дислокации воинских частей места, например, на лесопилки, различного рода сельскохозяйственные работы, строительство дач и так далее. Например, под Москвой, в роте обеспечения элитарного подмосковного военного ВУЗа стало возможным ещё худшее преступление – принуждение солдат к донорству с отъёмом полученных ими за сданную кровь денег.

Наиболее проблемным в плане безнаказанности за направление солдат на сторонние работы остаётся Северный Кавказ. Подобная ситуация и во многих других регионах. Например, в Пермском крае один полковник, поменявший с 2003 по 2009 год три воинских части, всюду «отметился»  подобными правонарушениями, а точнее, я бы сказала, преступлениями. Но самое прискорбное в этой ситуации то, что сами солдаты рады попаданию на, как они говорят, «рабочку». Там лучше, чем в части!  Бывает, что  и прокуроры заявляют, что права таких солдат не нарушены, та как они сами согласились работать. Но ведь большинство из них согласны бесплатно работать в любом месте, лишь бы убежать от «дедовщины» и других издевательств.

Неужели наше военное руководство не понимает, что достаточно насадить в воинской части насилие, или просто закрыть на него глаза, в первую очередь на «дедовщину» и превышение командирами своих полномочий, и тогда можно класть в карман плату за солдатский труд, причем огромные суммы. «Дедовщина» неискоренима до тех пор, пока она многим выгодна. Поэтому говорить об отмене призыва можно как в политическом, так и в правозащитном аспекте - как об отмене системы, при которой обеспечение  защита прав военнослужащих фактически невозможна.

Это подтверждается также фактами незаконного изъятия паспортов. Например, в Хабаровске у коммерсанта Лаптева были обнаружены паспорта военнослужащих, так сказать «хранившиеся» в части и переданные ему офицером, под началом которого служили эти солдаты. То есть, изъятие паспортов стало средством закрепления солдат в рабстве у гражданских лиц. Подобная практика создаёт условия и для других преступлений и, как следствие, вопиющих нарушений прав.

По сообщению Комитета солдатских матерей Еврейской АО в 2009 году в Кяхте (Бурятия) командир отказался отдать паспорт солдату-срочнику, чтобы  оформить брак с беременной гражданской женой. Девушка тяжело переживала, и у неё случились преждевременные роды, ребёнок умер. Военные очень сильно возмущаются, когда слышат слова: «призывное рабство». Но как ещё можно назвать ту степень бесправия, беспредела и унижения, которой подвергся этот молодой человек? И подобных примеров незаконного изъятия паспортов множество. К сожалению, большинство из них не становится достоянием гласности.

Незаконность изъятия паспортов подтверждена в письменных ответах Главной военной прокуратуры, которая предприняла ряд практических шагов для устранения этих нарушений, а также в ответах на наши запросы Минюста и Минобороны. Но этот вопрос до настоящего времени не решен. Приведу лишь два примера. Получено письмо из Минобороны за подписью В. Глотова,  начальника отдела – не указано, какого, в котором сказано: «Принимая во внимание, что Положением о паспорте гражданина Российской Федерации …утверждённым постановлением Правительства …  уже предусмотрен запрет на его изъятие, доводить дополнительные указания по данному вопросу представляется нецелесообразным». Это касалось изъятия паспортов при призыве, но их изымают и в воинских частях.

И вот ответы из Забайкальского края, полученные Волгоградской организацией «Материнское право». В ответе начальника штаба воинской части цитируется Директива Командующего войсками СибВО от 29 марта 2004 года № Д-9: «Для сохранности документов, удостоверяющих личность и гражданство военнослужащих  по призыву, по прибытии к месту службы общегражданские паспорта сдавать на  хранение в штаб воинской части на период прохождения военной службы». А помощник военного прокурора Борзянского гарнизона уточняет: «…пункт 22 Положения о паспорте гражданина Российской Федерации запрещает изъятие у гражданина паспорта, кроме случаев, предусмотренных законодательством». Таковым он считает приказ Министра обороны СССР 1982 года № 0200, на основании которого и издана Директива Д-9. Нам, также известно, об аналогичных документах, изданных в СКВО и в ДВО.

Казалось бы, частный вопрос, но он выводит на вопрос принципиальный, а именно, действует ли в Вооружённых силах Российской Федерации Конституция Российской Федерации, в частности часть 3 статьи 15: «Любые нормативные правовые акты,  затрагивающие  права,  свободы  и  обязанности  человека  и гражданина,  не   могут  применяться,  если  они  не  опубликованы официально для всеобщего сведения".

Надо решать, причем немедленно, проблемы, о которых я говорила. Для этого необходимо  Министерству обороны Российской Федерации провести внутриведомственную проверку всех внутренних документов на соответствие законодательству Российской Федерации и, в первую очередь, основному закону – Конституции Российской Федерации и устранить вскрытие нарушения. Кроме того, официально публиковать в СМИ все внутриведомственные документы, касающиеся прав, свобод и обязанностей военнослужащих. А Министерству юстиции и Главной военной прокуратуре взять этот процесс под свой контроль. Полагаю целесообразным это отобразить в Рекомендациях «круглого стола».

Председательствующий. Большое спасибо. Есть ли у кого вопросы к докладчикам по этим актуальным проблемам? Если нет – переходим к следующему пункту повестки. Валентина Дмитриевна, у Вас есть вопрос? Пожалуйста, задавайте…

В.Д.Мельникова. Здесь было сказано, что идет проверка по делам призывников, которым якобы неправомерно поставили категории «не годен» или «ограничено годен». Я предлагаю на конечной стадии проверки, когда уже будут понятны результаты и прокурорских проверок, и административных, включить в эти группы представителей Союза солдатских матерей. Хотя бы в двух-трех регионах, потому что у нас есть некоторые вопросы и сомнения. Чтобы можно было сверить имеющиеся у нас данные по этим делам. Если там действительно были нарушения, чтобы мы тоже знали и информировали своих коллег в регионах.

Председательствующий. Предложение внесено. Надеюсь, что на него будет получен ответ. У кого есть вопросы и предложения? Кто желает выступить?

И.А.Самарин. Обращения в суд остается, зачастую, основным методом защиты прав призывников.  К сожалению, у нас наблюдается весьма неблагоприятная ситуация. Во-первых, в том законопроекте о воинской обязанности, который был предложен Минобороны, был исключен пункт о приостановлении решения о призыве при обращении в суд. Я боюсь, что в дальнейшем эта тема будет постоянно «всплывать», поскольку она окажется законодательно не урегулированной. А поскольку судебные тяжбы у нас могут длиться по полгода и более, солдат или призывник  фактически лишен права защиты своих прав. Второе, это ситуация, когда человек физически не может обратиться в суд в связи с тем, что его, так сказать,  закрыли в военном комиссариате или на сборном пункте.

Н.А.Пономарева. Я хотела бы вернуться к своему вопросу относительно проведения  военно-врачебной комиссии в гражданских медицинских учреждениях, на который должен был ответить генерал Бурдинский.

Председательствующий. Пока ответа нет. Но мы сформулируем этот вопрос, зададим его, а затем обсудим потому, что действительно проблема есть.

П.Б.Шмаков. Еще один вопрос, в дополнение к  тому, что сказала Валентина Дмитриевна. После той проверки, о которой говорил генерал Бурдинский по поводу предоставленных незаконно категорий В и Д, наверняка будут какие-то санкции, какие-то решения. Вопрос, а какие санкции, решения? А если таковых нет, то у меня есть предложение – разработать механизм привлечения к ответственности тех, кто направляет в войска военнослужащих, которые в течение первых одного - двух месяцев увольняются из Вооруженных Сил по причине признания их не годными к военной службе. Ведь они за два месяца не стали больными. Их призвали уже больными.

Председательствующий. Да эта проблема есть, и ее необходимо решать, используя все существующие механизмы административной и уголовной ответственности.

П.Б.Шмаков. И, к сожалению, на сегодняшний день этой ответственности нет, и мое предложение  - разработать соответствующий механизм.

Председательствующий. Согласен. Мы обязательно включим это в Рекомендации «круглого стола». Как я вижу, вопросов больше нет. Тогда приступаем к рассмотрению следующих очень важных вопросов. Это жилье, денежное довольствие, пенсии и различного рода льготы. Первая информация Григория Михайловича Нагинского - начальника расквартирования и обустройства войск Министерства обороны - заместителя Министра обороны: «О ходе, актуальных проблемах и перспективе реализации Послания Президента Российской Федерации в части обеспечения военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей постоянным и служебным жильем».

Г.М.Нагинский. Прежде всего, отвечу на вопрос о госпитале в Екатеринбурге. Его не закрывают. Просто церковь обратилась к руководству страны, чтобы всю территорию, где и госпиталь расположен, отдали ей. И они там достроят свой монастырь. Взамен администрация нам дала развалившееся здание, которое тут же рядышком находится. На сегодняшний день вопрос поставлен таким образом – со здания должны снять всю историческую ценность. Короче, это здание должны снести и там будет построен современный окружной госпиталь.

Реплика из зала. 20 лет будут строить!

Г.М.Нагинский. Нет, почему 20 лет! Ирония ваша ни к чему!  Были бы деньги, построили бы вчера. А во-вторых – действующий госпиталь никуда не уйдет. Он будет продолжать работу до тех пор, пока не будет окончательно выделено место под строительство и деньги. А если есть деньги, есть решение, то госпиталь строится полтора-два года. Это максимум!

Теперь по сути проблемы. Решение вопросов, связанных с обеспечением военнослужащих и членов их семей вынесено сегодня в число наиболее важных задач в деятельности Минобороны и руководства государства. Президентом России поставлена четкая задача: решить в 2010 году проблему обеспечения постоянным жильем военнослужащих, стоящих в очереди на 1 января 2009 года, а к 2012 году завершить решение вопроса по служебному жилью.

В первом квартале 2009 года было принято решение, чтобы все офицеры, а это порядка 90 тысяч человек, которые стоят на очереди, должны быть обеспечены жильем. И эта программа начала выполняться. В 2009 году обеспечено получение жилищного фонда Министерством обороны на  45 тысяч квартир. Из них порядка 7 тысяч – через систему государственных жилищных сертификатов. И порядка 13 тысяч – это инвестиционные проекты, плюс повторное заселение, плюс «расслужебленные» квартиры. Остальное – это новые квартиры, в том числе: 5 тысяч – собственного строительства и 19 тысяч – покупка на жилищном рынке. Учитывая, что таких программ никогда ни в масштабах армии, ни в масштабах страны не решалось, мы из 45 тысяч квартир смогли заселить только 26 тысяч квартир, а на сегодня, примерно,  27 тысяч. Остальные квартиры готовятся к заселению и постепенно заселяются.

В настоящее время самая главная проблема, с которой мы столкнулись, это не вопрос строительства, а вопрос заселения. Ведь это колоссальный документооборот. Нужно проверить, каждого офицера, что у него с документами, имеет ли он право на квартиру или не имеет. Предоставить ему возможность приехать в то место, где ему предложена квартира и получить от него согласие на подготовку документов второго этапа заселения. Безусловно, на это требуется время.  То есть, на сегодня ситуация, как я уже сказал,  из 45 тыс. квартир  26 - 27 тысяч уже заселены. Остальные продолжают заселяться.

Учитывая, что на сегодняшний день для Минобороны эта самая важная задача, чтобы, во-первых -  выполнить указание Президента, а во вторых - это социально направленная задача,  Министром обороны было принято решение активизировать эту работу. Ее возглавил начальник Генерального штаба. Еженедельно он приглашает командующих округов, командующих родов и видов войск. Они приезжают со своими заместителями по расквартированию с докладами о ходе заселения. Это колоссальная работа!

Чтобы к концу 2010 года выполнить поставленную Президентом задачу по постоянному жилью мы должны получить еще около 45 тыс. квартир. А с учетом дополнительно выделенных средств - 51 тысячу квартир. В том числе часть из них через систему государственных жилищных сертификатов. К настоящему времени все они розданы, но еще есть желающие их получить. Ранее их боялись, но сейчас они работают нормально.  Поэтому  мы обратились в Минрегион России с просьбой выделить для Минобороны дополнительную квоту.

Как вы знаете, нам запретили использовать механизм «расслужебливания» квартир. Из 51 тысячи квартир основные 40 тысяч квартир это: 20 тысяч, которые будут построены и 20 тысяч, приобретенные на жилищном рынке. Что такое 20 тысяч квартир собственного строительства? Еще в середине 2009 года Председателем Правительства и Министром обороны было принято решение и определены площадки застройки в следующих городах: Владивосток (площадка «Снеговая падь»), в Подмосковье (города Подольск и Балашиха),  микрорайон «Осиновая роща»  в Санкт-Петербурге, а также в Ставрополе, Калининграде и Краснодаре. Во всех этих городах уже ведется строительство. В этом году мы планируем получить здесь и ввести в эксплуатацию  порядка 12 -13 тыс. квартир собственного строительства. У этих проектов есть продолжение на 2011 и 2012 годы.

В минувшем году была проведена большая работа по изучению ситуации с так называемым незавершенным строительством. В минувшие годы военные округа, виды и рода войск начинали строительство, а затем по ряду причин останавливали его. В результате удалось выявить более 10 тысяч квартир в недостроенных домах, из которых 5 - 7 тысяч находится в очень приличном состоянии и они включены в титул. Все необходимые документы Министром обороны подписаны. В этом году планируется передать под заселение не менее 5 тысяч квартир из этой, так называемой, «незавершенки». Плюс еще заселить, примерно, 7 тыс. квартир собственного строительства на названных мною выше площадках.

Я знаю, будут вопросы, что вот в 2009 году по докладу Президенту получено такое то количество квартир. А люди пошли смотреть и увидели там, в ряде случаев, или котлованы, или  2 – 3 построенных этажа. Чтобы подобное не повторялось, создано федеральное казенное предприятие, которое занимается строительством для Минобороны. Специальные группы «мониторят» состояние дел на всех строительных площадках, готовность к заселению построенных и купленных домов на первое число каждого месяца. И мы уже определили - сколько из всего этого пула квартир находится в заделе. Сейчас их строится 60 тысяч. Учитывая, что стройка требует задела на следующий год, мы определили то количество квартир, а это 40 тысяч, которые в этом году будет обязательно введено, и как я сказал, каждый месяц это все контролируется. Сейчас командующими и замкомандующими военных округов ведется постоянный учет, - в каком городе, на какой улице и когда будут заселяться дома. Вот таким образом все это двигается. Что же касается финансовых вопросов, то Правительством все решено и в этой части проблем нет.

Еще раз обращаю ваше внимание, что самая главная задача на сегодняшний день – это не построить, а заселить уже готовое жилье. Учитывая, что ранее вопросы проверки документов  о праве на получение квартиры, вопросы заселения и прочее решалось в округах, в квартирно-эксплутационных частях возникла учетная «разномастица»  Кроме того, очередь была не единая, поэтому возникали всяческие сбои, накладки и прочее! Да и никогда такое количество документов на получение жилья не готовили. Поэтому Министром обороны было принято решение создать отдельный Департамент жилищного обеспечения. Он сформирован из личного состава  квартирно-эксплутационных частей, специалистов  центрального аппарата, которые раньше работали в департаменте расквартирования, имущественных отношений и других. Этот единый орган занимается на базе компьютерных технологий двумя вопросами. Первый - формирование единой очереди и проверка документов на право получения квартиры. Второй – организация и учет заселения. Так как мы сорвали план заселения 2009 года, в этом году нам придется за оставшиеся 6 месяцев заселить порядка 44 – 50 тысяч квартир. Поэтому задача перед Департаментом жилищного обеспечения крайне сложная. А именно, обеспечить порядка 10 тысяч проверок в месяц папок документов офицеров, которые получают жилье и, одновременно, обеспечить организацию и учет заселения 8 тысяч квартир. Остальные 2 тысячи – это переходящий ежемесячный задел.

Какие у нас есть проблемы? Когда было решено, что в 2009–2010 годах  будет получена 91 тысяча квартир, офицеров попросили написать  заявления. Они их написали, указав, где хотели бы жить после того, как будут уволены или сокращены по штатному расписанию, или уйдут на пенсию. В итоге у нас появилась, так называемая, квартирография жилья, где наши офицеры хотят получить жилье. Исходя из этого в 2009 году начались закупки и строительство в различных местах и микрорайонах. Параллельно у нас в планах строительства появились города Санкт-Петербург, и города Подмосковья. Поэтому сейчас произошел определенный сбой, который привел к трудностям в заселении. Это связано с тем, что те заявления, которые офицеры писали в 2009 году, не имеют под собой никакой основы, и масса офицеров резко поменяла свои желания о месте жительства. Теперь большинство хотят получить жилье в районе Москвы и Санкт-Петербурга. Поэтому Генштабом, командующими военных округов, видов и родов войск проводится большая работа с офицерами. Им разъясняется, что всем это невозможно. Так не бывает, что вся страна, все люди переместятся жить в эти два города. Вот это составляет определенную трудность.

Вторая трудность. Закон позволяет офицеру выбирать место жительства. И у нас 15 тысяч офицеров заявили, что хотят жить только в Москве. А в Москве мы вообще строительство не ведем потому, что в Москве самый дешевый квадратный метр, даже по расценкам Минрегиона, стоит 80 тысяч рублей.  А, допустим, в Краснодаре – это 28 тыс. рублей. Мы вместо одной квартиры в Москве, даже в самом плохом районе города, получаем в Краснодаре, в центре города, 3 квартиры. На сегодняшний день в судах мы проиграли порядка 2 тысяч дел. Органы прокуратуры пишут нам письма и обязывают нас каким-то образом обеспечить этих офицеров жильем в Москве. Но это, как я сказал, невозможно. Поэтому мы уговариваем, говорим народу, что Москва это невозможно.

Предлагаем Подольск, Балашиху, Мытищи… У нас сейчас ведется большая застройка вокруг Москвы. Здесь цена где-то 40 тысяч рублей за квадратный метр, то есть в 2 - 3 раза дешевле, чем в Москве. Вот такая работа ведется нами.

Напомню, что кроме сказанного действует накопительно-ипотечная система жилищного обеспечения военнослужащих. В Минобороны уже  открыто более 70 тысяч именных накопительных счетов. По всем силовым ведомствам, где предусмотрена военная служба, уже выдано военнослужащим более 10 тысяч свидетельств на право получения жилищного займа и заключено более 4 тысяч договоров на приобретение жилья в 73 субъектах Российской Федерации.

В завершение скажу, что в настоящее время созданы все экономические и организационные предпосылки для гарантированного выполнения поручения Президента Российской Федерации по жилищному обеспечению военнослужащих и поставленная Президентом задача, обеспечить жильем 91 тысячу военнослужащих будет выполнена.

Из зала без микрофона.  (Неразборчиво).

Председательствующий. Это не вопрос, а выступление. Давайте конкретно, по сути доклада.

Л.П.Мутонина. Вы сказали, что в Свердловске госпиталь не закрыли. А почему в Оренбурге закрыли?

Г.М.Нагинский. Так это же не тема разговора. Я бы взял с собой заместителя по медицине, и он бы Вам ответил. Но я пришел на конкретную тему – жилищное обеспечение.  Если Вас интересует проблема госпиталя, я могу с Вами связаться через 2 часа. Оставьте свой телефон. В Оренбурге у нас все военные городки закрыты. Я был в тех местах 2 недели тому назад. Сейчас на территориях бывших военных городков идет строительство жилья, так как многие офицеры выразили желание там жить.

Л.П.Мутонина. Это про какой городок вы говорите?

Г.М.Нагинский. Ну, я Оренбург плохо знаю. На набережной, если стоять лицом к реке, с правой стороны, там еще церковь построили. Вот чуть ниже есть брошенный городок.

Л.П.Мутонина. Да, есть там городок.

Г.М.Нагинский. Вот в этом городке будет строиться жилье. Это первое. Во-вторых, о госпитале, я был там 2 недели назад. Госпиталь продолжает функционировать, как и функционировал. Кстати, почему-то там, на территории госпиталя, тоже церковь обнаружена. Какое-то засилье. Поэтому начальник госпиталя, наверное, будет уволен за то, что без разрешения построил церковь на территории военного городка.

Л.П.Мутонина. Он уже уволен!

Г.М.Нагинский. Правильно! Значит, Министр обороны свое обещание выполнил, когда увидел все это. А военный госпиталь будет функционировать, пока мы не примем решение, что с ним дальше делать. Не в плане его закрытия… Никто его закрывать не собирается. Просто он такой убогий и разбитый, что его самого лечить надо, этот госпиталь, а не население в нем.

Председательствующий. Коллеги, прошу вопросы задавать по тематике. Мы сейчас рассматриваем не медицинское, а жилищное обеспечение.

В.Д.Мельникова. Я попрошу уточнить, как идет работа с обеспечением квартирами офицеров, которые были уволены ранее, и которые несколько лет стоят в очереди? У некоторых из них уже утеряны документы.

Г.М.Нагинский. Две недели назад было совещание, на котором Председателем Правительства было принято решение относительно офицеров, которые оказались вне очереди.

Что произошло. В какой-то момент их убедили, что они должны увольняться, но не оставаться в очереди Министерства обороны. Они стали в очереди в муниципалитетах по месту жительства, где они находятся и на сегодняшний день. Эти офицеры не получали жилья  ни от муниципалитетов, ни от Министерства обороны. Они уже не имели права на жилье от Министерства обороны, так как уволились с исключением из очереди. Поэтому Председателем Правительства было принято решение выделить для этих офицеров порядка 30 млрд. рублей. Я позавчера встречался с Министром Минрегионразвития Басаргиным.  Уже издано распоряжение на обеспечение их квартирами, на что предусмотрено выделить 10 млрд. рублей в этом году и 14 млрд. -  в 2011 году. Дальше, как я понимаю, если это не решит проблему, деньги будут добавляться.

П.Б.Шмаков. Неоднократные случаи обращения военнослужащих с такой проблемой - выделяют жилье, которое по квадратуре гораздо больше, чем положено по закону.

Г.М.Нагинский. Вопрос понятен. Ну, вот такие социальные нормы приняты, а жилье когда строится, оно не попадает метр в метр. Поэтому на сегодняшний день подготовлен нашим департаментом проект закона для внесения в Госдуму, смысл которого в следующем. Если офицеру эта квартира нравится, он может за свои средства излишки квадратных метров купить. Но это мы  сегодня сделать не можем. Он выбрал квартиру, говорит - я готов заплатить. Но действующее законодательство это не позволяет. Мы надеемся, что в осеннюю сессию этот закон Государственной Думой будет принят. Вчера этот законопроект вернулся к нам  из  аппарата Правительства, врать не буду, с замечаниями, потому что он сложный. Во-первых, эта квартира сразу же должна стать его собственностью. Сейчас офицер просто договор социального найма подписывает и потом неторопливо думает: буду приватизировать, не буду приватизировать. А может, мне этот город надоест – договор социального найма разорву, пойду, напишу заявление на Москву. А если офицер хочет именно вот эту квартиру, да еще с дополнительными метрами? А квартиры мы покупаем, учитывая, что на рынке мы единственные игроки, задавливаем подрядчика, и у нас цены хорошие. Поэтому мы  и разработали законопроект, чтобы такие  квартиры офицеры могли сразу же приватизировать. В этом случае, заплатив разницу, офицер эти дополнительные метры вместе с квартирой получает.

 

 

П.Б.Шмаков. На каком основании КЭЧ выдают договоры с условием краткосрочного найма?

Г.М.Нагинский. Отвечаю.  По этой проблеме мы получаем пачки обращений. Очень много жилья оказалось с прошлых лет недоделано или нет правоустанавливающих документов на землю, что и порождает подобные ситуации. Недавно был митинг у Министерства обороны. Пришлось туда сходить. Проблема в чем! Стоит дом, который начали строить в 2008 году. Дом полностью готов, великолепная отделка, тепло, вода - все есть. Люди уже знают, на каком этаже их квартира, а свидетельство о собственности от Российской Федерации мы получить не можем потому, что земля не оформлена. В 2005 - 2007 годах, когда была, образно говоря, «неразбериха», начинали строить дома без правоустанавливающих документов. Офицеры на митинге говорят: «Что делать? Квартира нравится, я там уже обои поклеил, а Договор социального найма не выдают». Поэтому иногда приходится идти им навстречу. Вызывать начальника КЭЧ и говорить ему -  выдавай временные договора и пусть они живут в своей квартире. А мы за месяца полтора по нашим бюрократическим законам оформим землю под этим домом и получим свидетельство о собственности. После чего офицеру вместо временного будет выдан постоянный Договор социального найма. Я понимаю, что это неправильно! Но если посмотреть  с другой стороны, то есть действовать строго по закону. Что, пусть готовый к вселению дом пустует, а бесквартирные офицеры и военные пенсионеры  митингуют?

Председательствующий. В соответствии с порядком проведения «круглого стола» на заседание прибыла Вера Ергешевна Чистова -  заместитель Министра обороны по финансово-экономической работе. Пожалуйста, Вера Ергешевна, какие у нас ближайшие перспективы, что и когда нам ожидать в части увеличения денежного довольствия военнослужащих и военных пенсий?   Доклад: «Основные положения законопроекта «О денежном довольствии и других выплатах военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации». Планируемые сроки его внесения в Государственную Думу, а также связанного с ним законопроекта о новой системе пенсионного обеспечения.  Перспективы индексации (повышения) денежного довольствия военнослужащих и  пенсий во второй половине 2010 года и 2011 году».

В.Е.Чистова. Добрый день, уважаемые участники «круглого стола»!

Полагаю, считаю, что это совещание будет полезно всем, в первую очередь, и нам тоже. Я хочу вам рассказать про те трудности и сложности, с которыми мы сталкиваемся по законопроекту о реформировании денежного довольствия.

Вы знаете, что, так сказать,  облик «нового офицера» и «новый облик» Вооруженных Сил – это две неразрывные части. Именно с 2007 года, когда впервые появился термин «новый облик», одной из основных направлений работы Минобороны  стало формирование нового социального статуса военнослужащего и его всестороннего обеспечения. В Министерстве обороны была принята Стратегия социального развития, главным направлением которой явилось значительное повышение денежного довольствия военнослужащих. Именно, в связи с этим в течение 2008–2009 годов нарабатывались те основополагающие принципы, которые мы хотели бы видеть в Вооруженных Силах по денежному содержанию военнослужащих. При этом у нас был определенный ограничитель. Мы понимали, что это мероприятие затратное для государства. И в период финансового кризиса и после выхода из него государству будет очень сложно провести такую полномасштабную реформу. Именно поэтому мы исходили из двух принципов.

 

Первый -  мы опирались, прежде всего, на наши внутренние структурные сдвиги, а также на экономию бюджетных ресурсов, которая возникала в связи с сокращением численности Вооруженных Сил и изменением их структуры.

Второй, основополагающий принцип  -  в случае, если мы изменяем структуру и численность Вооруженных Сил, а другие федеральные органы сегодня, в силу разных обстоятельств, в том числе возможно и объективных, не могут следовать за нами по такому пути, то мы в денежную реформу заходим одни. А другие федеральные органы поэтапно, либо приняв какие-то основополагающие элементы нашей реформы, в последующие годы двигаются за ними. Здесь были и есть определенные риски!

Риск первый. Мы разрываем единство законодательства по военной и правоохранительной службе. Это тот элемент, который в 2002 году был формализован в законодательстве, где мы приравняли не только два вида службы – военная и правоохранительная, но и государственная гражданская. Вы помните, реформу 2002 года, которая обеспечила, в целом, повышение денежного довольствия военнослужащих и работников правоохранительных органов в 2 раза. Поэтому этот риск разрыва мы понимали, но, тем не менее, именно по этому и предусматривали этапность решения вопросов в зависимости от следующих факторов, а именно: структуры соответствующих федеральных органов, их численность и финансовые возможности государства.

Находясь в этих ограничениях и выполняя поручения руководства страны, рекомендации Правительства России Министерство обороны подготовило законопроект, который 31 мая мы направили  в Правительство Российской Федерации. Сейчас над ним работает экономический блок Правительства, проводится серия совещаний, по итогам которых будет определен конечный результат денежной реформы Вооруженных Сил.

При разработке этого законопроекта мы исходили из следующих посылов. Первый. Вы знаете, что неоднократно Президент и Председатель Правительства озвучивали ту планку денежного содержания, к которой мы должны стремиться: лейтенант - командир взвода должен получать не менее 50 тыс. рублей. Структура 52-х тарифной сетки по должностным окладам строится вверх и вниз. Так вот, от этой должности мы далее строили тарифную сетку, в том числе по типовым и нетиповым должностям. В этой связи у нас получалось, что оклады растут весьма значительно, вот в этой рамке – 50 тысяч.

Второй ограничитель, который мы себе ставили, а именно - оклад должен занимать не менее 50% общего денежного содержания. Такой посыл был во многом вызван и тем, что в течение 2004 - 2010 годов мы практически ничего не делали с военными пенсионерами, а только индексировали, и то не регулярно, их военную пенсию, вводя для действующих офицеров различного рода надбавки и выплаты, которые не включались при расчете военной пенсии. Поэтому значительное повышение окладов было одной из предпосылок того, чтобы соответствующий выигрыш от реформы получили и военные пенсионеры. Мы, конечно, понимали, что адекватного - один в один – роста пенсий не должно быть, потому что расходы тогда даже в части пенсионеров Министерства обороны перекрыли бы все возможности процентного дефицита, который задает сегодня экономический блок при формировании параметров на ближайшие три года. Вот с такими предпосылками мы с законопроектом  и вышли. Сейчас в Правительстве ведется серия совещаний по данному вопросу. Мы пока стоим жестко на своей позиции и пытаемся ее различного рода экономическими выкладками доказать и защитить.

Какие аргументы приводит сегодня экономический блок Правительства, обсуждая с нами эту тему. Первое. Говорят, что в мире нет такого прецедента, когда младший офицер получает в 2 и более раза больше, чем средняя зарплата по стране. И приводится соответствующая статистика. Да, действительно, мы тоже проанализировали международный опыт, и нашли разные шкалы превышения. Если брать США, то там над средней заработной платой (это, по статистике, все, кто работает, в какой бы сфере он ни работал) превышение в 1,5 раза. В ФРГ чуть ниже. Есть такие страны, как Индия, например, там превышение в 4 раза. Мы, принимая во внимание эти аргументы, не считаем их определяющими для проведения реформы в Вооруженных Силах Российской Федерации. Поэтому этот посыл не поддерживаем и не стараемся его принять исходным при доработке данного законопроекта.

Я не упомянула одну непопулярную позицию, которая также реализована в законопроекте. Мы считаем, что тот уровень денежного довольствия, который мы предлагаем, позволяет и молодому офицеру, и заслуженному генералу обеспечить себе путевку в дом отдыха за ту стоимость, которую она стоит, водить ребенка в детский сад, заплатив за него полную стоимость. Поэтому отдельные преференции, льготы, которые остались не монетизированы либо монетизированы, но имеющие компенсационный характер, мы предложили отменить. И это тоже является одним из аргументов того, что денежное довольствие должно значительно возрасти. Вот этот аргумент, на мой взгляд, сейчас экономическим блоком недооценивается. То есть они поддерживают наши посылы о том, что надо монетизировать льготы и компенсации, но при этом пока не предлагают соответствующего уровня денежного довольствия, который предложен в нашем законопроекте.

Я экономист, я не политик, какие решения будут приняты окончательно, сегодня сказать трудно. Но Министерство обороны, и я заручилась поддержкой Министра обороны, что на сегодняшний день мы отстаиваем свой вариант законопроекта, хотя неизбежно, может быть, будут какие-то компромиссы. Вот те основные моменты, которые я хотела Вам сказать. Спасибо!

Председательствующий. Спасибо Вера Ергешевна. Коллеги, имеются ли у кого вопросы по докладу? Пожалуйста, Ида Николаевна.

И.Н.Куклина. Вера Ергешевна, у меня следующий  вопрос. Для военнослужащих  происходит изменение штатного расписания, некоторые штатные должности исчезают. Пенсионеры, которые получают пенсию, исходя из оклада этих исчезнувших должностей, обречены на то, что их пенсии уже никогда не будут повышены. Им остается только требовать?

В.Е.Чистова. Вы знаете, мне кажется, это совсем не так! Вспомните Вооруженные Силы Советского Союза. Где была должность замполита, которой у нас сегодня в Вооруженных Силах не существует, но не один замполит не остался без пенсии,  в частности, мой отец…

И.Д.Куклина. А рост пенсий-то?

В.Е.Чистова. Не только без пенсий никто не остался, но и без ежегодного роста, такого же, как у остальных пенсионеров. Потому что существует приравнивание должностей, и те должности, которые исчезают из тарифной сетки, или их название как-то меняется. Вот здесь сидит руководитель Департамента социальных гарантий, который этим и занимается при любом штатном изменении.

И.Д.Куклина. Не считаете ли Вы целесообразным отменить единовременное выходное пособие при увольнении в запас?

В.Е.Чистова. Мы сейчас смотрим размеры этого пособия. То, что мы предлагаем, а именно  20 окладов, их точно не будет. Точно так же, как и некоторые другие кратные величины, которые идут сегодня от маленьких окладов. Мы предлагаем их снизить.

В.И.Цымбал. У нас узловой параметр – лейтенант. Меня интересует шкала вниз.

В.Е.Чистова. Если у нас командир взвода будет получать не менее 50 тыс. рублей, то аналогично допустим командир отделения сержант, по нашему варианту реформы, должен получать 45 тысяч. При этом ему предлагается оклад 27 тысяч, а сегодня оклад его денежного содержания 4100 рублей. У нас кратность примерно 7-8 раз присутствует. Но именно эти оклады и являются камнем преткновения в экономическом блоке, потому что они понимают: оклад – это основа всего того, что будет потом. Поэтому если сегодня мы свои оклады ресурсами обеспечиваем и в конце реформы говорим: она дешевая для страны, потому что у нас в 2 раза с лишним идет уменьшение количества офицеров. Про милицию не говорю, я их параметров не знаю, как они в реформе выглядят. Но по остальным силовым ведомствам двукратного сокращения численности сегодня не может быть по разным причинам, в том числе и по объективным. Поэтому у них этот «хвост накруток»  затратный и  выходит за пределы. Поэтому я, с точки зрения экономического блока, понимаю трудности нашего стартового условия. И, наверное, если бы я была в другом месте, я бы так же считала, что это слишком высокий уровень денежного содержания. Но поскольку это была задача, поставленная реформой, мы не хотели частичного улучшения. Например, предлагалась компенсация, удвоенная компенсация, но это проблему не решает. Если это реформа, то она должна чувствоваться, должна быть кратная. Например, командир бригады должен получать  128 тысяч. Есть еще один аргумент у экономического блока. Наш пресловутый 400-й приказ. Они говорят, что сегодня у вас офицер уже имеет 120 тысяч, поэтому давайте сделаем так: для тех, кто не получает по 400-му приказу, для них повышение столь нужное, столь высокое привлекательно, но не обязательно, они переживут и меньшее повышение. А тем, кто получает сегодня по 400-му приказу, вы обеспечьте точно такой же уровень, как они сегодня получают, но за счет уменьшения квоты на премирование и увеличения окладной части. Вот такое предложение. Но при этом если у нас сегодня 40 тысяч получают по 400-му приказу, то по их вариации эта группа сужается до 12 тысяч. Это просто рабочие моменты, которые я хотела, чтобы вы понимали. И чем эти моменты завершатся сегодня, мы не знаем. Это диалог макроэкономистов.

Председательствующий. Вера Ергешевна, как так получилось, что средняя военная  пенсия по выслуге лет сегодня оказались ниже средней гражданской пенсий по старости. Мне даже пришлось обратить внимание на это во время последней встречи с Президентом, Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Я показал ему сравнительную таблицу пенсий. И он был не то чтобы удивлен, но внимательно ознакомился с ней.

В.Е.Чистова. Уважаемый Владимир Петрович! Мне хотелось, чтобы Вы понимали ту роль, которую Министерство обороны сегодня делает для военных пенсионеров, потому что в начале прошлого года именно Министерство обороны впервые начало бить в колокола – «проседают» военные пенсионеры. И мы это видим, не только из экономики, но и из ваших писем, которые мы получаем вот такими пачками, в том числе и от депутатов - бывших военнослужащих. Просто дикий поток идет. «Проседают», потому что очень хорошо идет работа Минздравсоцразвития с Пенсионным фондом по продавливанию повышения трудовых пенсий, использованию различных механизмов накопления и пр. А у нас с вами в законе есть один единственный посыл – мы пенсии индексируем одновременно с денежным довольствием военнослужащих на тот уровень, который применяется при индексации денежного довольствия. А индексация осуществляется применительно к уровню инфляции. При этом затраты государства, если мы индексируем с 1 января, большие, если с 1 ноября – годовые расходы маленькие, но ложатся на следующий год. Поэтому, вы, наверное,  заметили тенденцию индексации - она практически никогда с 1 января не проходит. Она проводится либо с середины года, либо с ноября…. В итоге «затратность» федерального бюджета уменьшается!

Именно поэтому у нас и получалось так, что пенсионерам два раза повышали трудовую, или как она сейчас называется социальную пенсию. А об индексации денежного довольствия военнослужащих решения не принимались, значит и индексация пенсий военных пенсионеров не проводилась. А трудовая пенсия повышается 2-3 раза в год. Поэтому и шло регулярное отставание. Именно поэтому мы хотим сделать стартовый скачок, чтобы перекрыть то отставание, которое случилось, Я помню реформу 2002 года, когда в тот период в старой пенсионной системе было сказано Президентом, что при приравнивании должностей государственной гражданской службы и военной службы должно обеспечиваться 20-процентное превышение, даже при равных окладах и соответственно пенсия должна быть также выше, чем гражданская пенсия на 20-30%.

В.А.Мареев. Мы в судах выигрываем у воинских частей возмещение морального вреда в пользу военнослужащих в различных случаях ущемлений их материальных и иных прав. Но есть проблема! Например, у какой то воинской части нет лицевого счета. А найти лицевой счет какой-либо вышестоящей воинской части невозможно, так как казначейство не дает нам таких сведений. Как быть в такой ситуации?

В.Е.Чистова. Система работы федерального казначейства, открытие-закрытие лицевых счетов настолько формализована, что без правопреемника не могут быть осуществлены любые процедуры, в том числе и открытие нового счета. Мы в прошлом году прошли очень тяжелый путь создания новых финансовых органов в Вооруженных Силах, наложенный на создание «нового облика» с военно-стратегической точки зрения, в ходе которого придавали статус юридических лиц войсковым частям. Но при этом не просто придавали статус, а одновременно шло реформирование этих войсковых частей. Мы тогда столкнулись с тем, что у нас были случаи задержки на 20 дней, на месяц получения денег в воинские части только потому, что в приказе Министра обороны не был определен правопреемник. И мы эту работу выполняли с казначейством в режиме online. Спасибо федеральному казначейству и его руководителям, которые нам помогали состыковывать казначейства на местах с воинскими частями. Поэтому если такие случаи имеется, информируйте нас, мы готовы их рассмотреть и помочь.

В.А. Мареев. Практика такова, что воинская часть, например бригада надводных кораблей, имеет лицевой счет, а каждый корабль (тоже воинская часть) они своего лицевого счета не имеют.

В.Е.Чистова. Тогда Вы не об этом спрашиваете, а о системе финансирования. Потому, что лицевой счет нужен, прежде всего, для того, чтобы обеспечить финансами этот корабль. Могу вам сказать, что мы пойдем дальше и глубже, и лицевых счетов у этих кораблей будет все меньше и меньше, так как мы надеемся, что создадим финансовые органы, и корабль будет заниматься исключительно боевой подготовкой. На кораблях вообще не должно быть финансистов. Денежное довольствие, зарплата должны обеспечиваться в режиме начисления для каждого отдельного военнослужащего. А все остальное, скажем, ГСМ для корабля, вещевое довольствие, это не забота корабля, а забота финансового органа, который будет обеспечивать этот корабль. И здесь система лицевых счетов совершенно не имеет никакого отношения к той проблеме, о которой вы говорите.

Председательствующий. Спасибо, Вера Ергешевна! Теперь мы больше знаем о финансах и финансовых механизмах. Надеемся, что вы, я подразумеваю Минобороны, будете все богаче, а жалоб к нам поступать будет все меньше.

В.Е.Чистова. У нас богатство не самоцель, у нас богатство для народа, для военнослужащих…

Председательствующий. Безусловно, не самоцель… Разве боксеры хотят нанести друг другу увечья. Они говорят, что это обмен мыслями с помощью жестов…

Следующий вопрос нашей повестки касается дисциплины. Сегодня это одна из «болевых» точек Вооруженных Сил. В нашем заседании принимает участие ВРИО начальника Главного  управления  воспитательной работы Вооруженных Сил генерал-майор Дашкин Юрий Алексеевич. Доклад: «Об основных итогах и проблемах воспитательной работы по сплочению воинских коллективов и укреплению воинской дисциплины и предупреждению правонарушений». Пожалуйста, Юрий Алексеевич!

Ю.А.Дашкин.  Уважаемые участники заседания! С одной стороны мне уже проще выступать, потому что большое количество проблем уже затронуто и обсуждено. А с другой – надо сказать что-то свежее, что-то новое в нашей работе. Если позволите, начну с того, что сегодня Министерство обороны, как никогда, открыто для обсуждения существующих у нас проблем.

Присутствие на сегодняшнем «круглом столе» трех заместителей Министра обороны, это тоже определенный показатель - готовы мы к работе с правозащитными организациями или нет. В том числе это реализация Меморандума о взаимодействии, который подписали Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации и Министр обороны в прошлом году, а также выполнение плана его реализации на текущий год. Достаточно долгое общение со многими, присутствующими здесь, позволяет сделать вывод, что чем больше эмоций в наших разговорах, тем меньше дела. Чем больше холодного рассудка, тем значительнее наша полезная деятельность или коэффициент полезного действия в общих делах.

В качестве примера я могу сказать следующее. На встречах, допустим, с Валентиной Дмитриевной Мельниковой у нас эмоций почти нет, зато результаты за последние год - полтора в решении тех проблем, о которых мы говорили, достаточно основательные. Я не буду приводить в пример те решения, которые приняты Министром обороны, те законопроекты, которые уже стали законами и работают. Но это на самом деле так.

Третье сегодняшнее наблюдение. Западные стандарты совершенно не подходят для русских людей или для россиян, потому что кофе-брейк, в отличие от обычного обеда, не успокаивает, не сглаживает эмоции, не позволяет размеренно говорить, а, наоборот, возбудил, чтобы звучало больше упреков и недоразумений. Я полагаю, что Борис Павлович Шмаков, если бы пригласил сейчас тех психологов, которые доложили ему, что в одной из бригад 70% молодого пополнения имеют 4-ю группу НПУ, то они здесь бы определили, что сейчас Мария Владимировна Бонцлер имела как раз эту группу устойчивости во время своего выступления. Я это сказал не для того чтобы обидеть! Повторю, чем меньше будет эмоций, тем больше будет дел.

Я думаю, что те вопросы, которые сегодня предложено рассмотреть на «круглом столе», преследуют важную цель в интересах Вооруженных Сил, поскольку воспитание военнослужащих и поддержание морально-психологического состояния играет большую роль в службе военного человека вообще. Я готов сегодня доложить вам о том, что структура органов, которые занимаются воспитанием личного состава в Вооруженных Силах сохранена и функционирует достаточно эффективно, невзирая, во-первых, на сокращение и, во-вторых, на перевод многих должностей на гражданский персонал.

В настоящее время активно идут наработки по изменению форм и методов работы этих должностных лиц, меняются технические средства, с помощью которых работают наши специалисты. В настоящее время к этой работе более основательно привлекаются практически все должностные лица, о необходимости чего мы говорили на протяжении последних лет. И штабы, и начальники родов войск, служб теперь уже во многих случаях привлекаются к работе с личным составом в плане индивидуальной воспитательной работы, а также обеспечения социальной защиты подчиненных военнослужащих.

Естественно, основные силы у нас сохраняются в бригадах, где имеются и психологи, и офицеры, которые занимаются информированием личного состава и напрямую занимаются профилактикой правонарушений. Мы по-прежнему работаем и в ротах, и в батальонах. Есть решение Министра обороны и его письменные указания о том, чтобы в ротах численностью более 75 человек, иметь заместителя командира для работы с личным составом. В батальонах, где более 250 человек -  заместителя командира батальона по работе с личным составом. В ближайшее время эти подходы будут уточнены с тем, чтобы, в первую очередь, эта категория должностных лиц была в боевых подразделениях, которые выполняют соответствующие задачи. Это то, что касается системы работы по воспитанию военнослужащих.

Дальше! Сегодня много говорилось о гуманизации либо демократизации военно-служебных отношений. Полагаю, что все прекрасно понимают, что этим вопросом заниматься надо более основательно и те наши предложения, о которых уже и пресса сообщала, достаточно важны для каждого военнослужащего, в том числе по призыву. Я думаю, что снижение ряда чрезмерных ограничений прав и свобод военнослужащих, как граждан Российской Федерации, при прохождении военной службы крайне необходимо на сегодняшний день и полезно для того, чтобы каждый военнослужащий приносил больше пользы в течение своей службы. Какие, конкретно, это предложения полагаю, что в целях экономии времени нет необходимости в этой аудитории повторять. Вы их знаете.

Достаточно сказать, что мы сегодня значительно больше стали заниматься боевой подготовкой и, сделав акцент на мероприятиях боевой подготовки, мы должны в большей степени показывать добросовестных военнослужащих и роль воспитательную процесса военной службы и боевой подготовки, в том числе для наших воинских коллективов. Поэтому те меры, которые принимаются в целях гуманизации военной службы, будут продолжены. Полагаю, что они как раз и позволят создать такие условия, в которых совершение правонарушений, в том числе и теми, кто допускает элементарное хулиганство или так называемые формы дедовщины, будут практически невозможны, либо сведены к минимуму.

Говоря о мероприятиях, которые проводятся в этом году в Министерстве обороны, в соответствии с планом реализации Меморандума о взаимодействии между Уполномоченным по правам человека и Министром обороны Российской Федерации, думаю, что целесообразно исходя и из той критики, которая звучала сегодня в ходе обсуждения повестки «круглого стола» по каким-то событиям, имеющим большой общественный резонанс и связанным с нарушением воинской дисциплины, либо с межличностными правонарушениями - проводить совместные разбирательства.

Полагаю, что если Министерство обороны будет привлекать к этой работе непосредственно воинские коллективы, где это произошло, и представителей Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, а также  правозащитников, наверное, будут более правильные выводы из причин и обстоятельств случившихся событий.  И для общественности такие совместные будут  более убедительны, чем в случае, когда Министерство обороны дает свою трактовку событий, а правозащитники – несколько иную. Если мы будем работать совместно в этих вопросах, наверное, тогда и результаты и выводы будут соответствующие. К этой работе я приглашаю практически всех участвующих здесь. В предложениях Министерства обороны, которые мы предлагаем включить в Рекомендации этого «круглого стола» все изложено. Я готов их вручить.

То, что сегодня в воспитание военнослужащих мы включаем все заинтересованные структуры - от ветеранских организаций до священнослужителей, тоже много говорится в прессе. Я еще раз подтверждаю, что во всех военных округах, во всех видах и родах войск, во всех военных комиссариатах введены должности помощников (они по-разному называются) военных комиссаров, главкомов и командующих по работе с ветеранами. В большинстве своем люди для этой работы уже подобраны и назначены. Такая же картина по помощникам командиров военных баз по работе с верующими военнослужащими. На сегодняшний день подобраны и назначены такие специалисты совместно с представителями РПЦ во всех  военных базах, в том числе на Черноморском флоте. Во второй половине этого года будут подбираться назначаться на соответствующие должности специалисты в гарнизонах всех военных округов и флотов. Управление по работе с верующими военнослужащими, которое создало Министерство обороны, сегодня уже  работает. Полагаю, нет необходимости убеждать в том, что так или иначе этой категорией военнослужащих заниматься надо профессионально, а значит, привлекая соответствующих специалистов.

О состоянии правопорядка скажу буквально несколько слов, цифры называть не буду. При общем снижении в Вооруженных Силах количества правонарушений, сокращении количества погибших, в том числе в результате самоубийств, ситуация с воинской дисциплиной не устраивает руководство Министерства обороны, не устраивает ни одного командующего войсками округов и флотов. Поэтому столь пристально Министр обороны к этой теме обращается. Практически еженедельно, именно по этой причине лично вникает вместе с заместителями в эту проблематику и разбирается в каждом конкретном случае гибели военнослужащего либо получения травмы.

Сегодня уже говорили о том, что, на взгляд ряда правозащитников, меры принимаются весьма жесткие. Я полагаю, что меры эти вынужденные, поскольку надо обратить внимание всех руководителей на то, что все, независимо от должности, от чина, должны заниматься людьми, и заниматься таким образом, чтобы правонарушений, а тем более гибели в войсках практически не было. Я считаю, что эта жесткость на сегодняшний день в определенной степени оправдана. Там, где происходят случаи, имеющие общественный резонанс, по поручению Министра обороны выезжают разбираться должностные лица, в том числе из числа руководящего состава.

Как раз к этой работе я и приглашаю всех присутствующих, в том числе по тем случаям, которые сегодня уже назывались.

Одна из проблем, о которой недавно говорилось на совместном заседании коллегии Генеральной прокуратуры, Министерства обороны, Министерства образования и ряда других структур – это проблема наркомании. Достаточно активно она обсуждалась и в прессе. Скажу, что сегодня в Вооруженных Силах имеют определенный рост правонарушения, связанные с употреблением наркотиков. И, несмотря на то, что цифры вроде не такие высокие, как в некоторых иных субъектах, проблема достаточно важная для нас. Мы этим вопросом достаточно основательно занимаемся с тем, чтобы предвосхитить разрастание этого зла, поскольку это достаточно серьезная препона для надлежащего выполнения служебных обязанностей военнослужащими.

И завершая вопросы воинской дисциплины, скажу следующее. В настоящее время разработаны концептуальные подходы к организации деятельности органов военного управления, должностных лиц в интересах укрепления в войсках правопорядка и воинской дисциплины. Они поддержаны Министром обороны и сейчас проходят апробацию в войсках. И поскольку там много вопросов, связанных с правозащитной деятельностью, я эти концептуальные подходы передаю Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, приглашаю к совместной проработке изложенных в ней вопросов с тем, чтобы совместными усилиями наработать тот инструментарий, с помощью которого защита прав, свобод и личных интересов каждого гражданина в Вооруженных Силах была бы более эффективной.

Хочу так же обратить ваше внимание на следующее. Комитеты солдатских матерей, которые достаточно активно представлены в правозащитных организациях, в последние месяцы сделали существенный крен в сторону защиты не столько солдат, сколько офицеров. И это обескураживает. Сегодня мы больше говорим о том, что до недавнего времени эти структуры волновали в основном только лишь проблемы дедовщины. А круг вопросов, обсуждаемых сегодня, говорит о том, что сфера интересов расширилась, и придется, видимо, вам менять и свои названия. Я думаю, что призыв отменять должны законодатели. Однако,  учитывая, какая громадная у нас территория, наверное, Валентина Дмитриевна, это не состоится.

А теперь отвечу на те вопросы, которые были заданы.

Во-первых, включить в состав призывных комиссий представителей комитетов солдатских матерей либо правозащитных организаций. Не возбраняется, более того только приветствуется! С Василием Васильевичем Смирновым после очередного совещания с правозащитниками эту тему обсуждали, и на встрече с Министром обороны, если помните, Валентина Дмитриевна, мы включили этот пункт. Условие такое. Включаем, вопросов никаких нет, и работаем в составе призывной комиссии, но не только на одном только заседании, где вас интересует конкретная персона, а в течение всей призывной кампании. То есть, конкретный представитель включен в состав призывной комиссии и работает в ней от первого до последнего заседания. Повторяю, это не только не запрещается, это приветствуется!

Министерство обороны, более чем кто-либо, заинтересовано в том, чтобы различных  нарушений не было, поскольку все они подрывают те преобразования, которые на сегодняшний день происходят. Поэтому, давайте все вам известные нарушения нам. А мы будем разбираться. Тем более что в интернете у нас размещены телефоны всех подразделений, которые готовы круглосуточно принимать информацию.

Следующий момент. Замечание, которое звучит относительно того, что Министерство обороны во время призыва допускает существенные нарушения. Фразы, которые звучат, не все слышат. За призыв отвечает и обеспечивает призыв глава субъекта Федерации. И врачи, о которых говорили и Татьяна Николаевна, и Мария Владимировна, привлекаются из гражданских структур, чтобы определить состояние здоровья. Если у нас столько претензий, и мы открыто говорим, что у нас все студенчество, вся молодежь больная, давайте разговаривать об этом с теми, кто за состояние здоровья молодежи и граждан страны отвечает. Министерство обороны не отвечает за этот вопрос, хотя постоянно выслушивает упреки в свой адрес по этому поводу. Каждый специалист должен отвечать за свой вопрос. А мы сегодня в Министерстве обороны отвечаем за грехи и свои и чужие. Насколько это правильно, судите сами…

Относительно того, что военный врач сначала выполняет приказ, а потом клятву Гиппократа, позвольте с вами не согласиться. Более того, это клевета на тех военных медиков, которые на сегодняшний день все-таки выполняют свои задачи и в мирное, и в боевое время. И простите меня, благодаря военным медикам очень многие проблемы заболеваний, в том числе гражданской молодежи, поступающей к нам по призыву в армию, исправляются в течение службы. Поэтому относиться так к этой категории людей, которые и во время войны спасли множество жизней, и в мирные будни много чего делают, наверное, не вполне корректно.

О военных госпиталях. Все военные госпитали, о которых говорили сегодня, и в Екатеринбурге, и в Оренбурге работают, и будут работать до тех пор, пока существует военный гарнизон. Я прошу, если есть действительно критические замечания, более четко и конкретно говорить о том, что происходит. Потому что ни один руководитель в Министерстве обороны сегодня не преследует цель что-то сломать, и взамен этого ничего не построить. Все наоборот. Есть стремление и желание Министра обороны и всех остальных руководителей сделать так, чтобы действительно армия стала более эффективной и боеготовой. Поэтому сокращаются медицинские учреждения, культпросветучреждения, а также другие структуры только в тех гарнизонах, где уже нет войск.

В завершение хочу напомнить слова Никиты Белых, напечатанные в «Комсомольской правде» не так давно: до тех пор, пока он находился в оппозиции к власти, очень жестко критиковал власть за то, что она не принимает соответствующих мер. А как только сам стал властью, он обратил внимание, насколько гражданское общество не желает видеть тех позитивных перемен, которые осуществляет власть. Поэтому, давайте, если мы что-то делаем, делать будем вместе. А критикуя нас, просил бы хлесткие фразы, которыми изобилуют некоторые выступления (не буду называть фамилии, хотя предварительно хотел назвать некоторых правозащитников) из лексикона убирать. Наверное, будет больше пользы, так как эти оскорбления не добавляют оптимизма, а только лишь создают определенные трудности. Лучше нам бороться за НПУ, чтобы она была первого и второго уровня. Спасибо.

Председательствующий. Армейские проблемы мы выслушали и обсудили даже с определенной степенью излишних эмоций. А сейчас слово для информации об опыте работы и разрешении проблем, которые еще существуют в Вооруженных Силах, предоставляется заместителю Главнокомандующего Внутренними войсками МВД – начальнику управления по работе с личным составом генерал-лейтенанту Топчий Сергею Степановичу. Доклад: «О результатах и проблемах работы командования Внутренних войск МВД РФ и командиров войсковых частей по гарантированному обеспечению прав и социальной защиты военнослужащих, военных пенсионеров и членов их семей».

С.С.Топчий. Добрый день! Я кратко расскажу о том, чем сегодня занимаются Внутренние войска в системе Министерства внутренних дел и как сегодня во Внутренних войсках решаются  вопросы социальной защиты, прежде всего денежного содержания, а также пенсионного и жилищного обеспечения.  Прежде всего, о предыстории. Любое ведомство имеет свою систему развития и соответствующий план строительства и реформирования. Этим мы занимаемся давно, и уже успели  сократиться и провести необходимые организационно-штатные мероприятия. В том числе, определиться с численностью войск, с поэтапным их сокращением. Некоторые вещи, к которым Минобороны только-только прикоснулось, мы уже прошли. В том числе батальонно-бригадную систему, от нее уже отказались и вернулись назад - к дивизионной. В настоящее время первоочередной вопрос - денежное содержание. Как они решаются, и каким путем в этом плане мы будем идти….

На сегодняшний день в этой «лодке» мы остались одни, поскольку каждое ведомство свою проблему решало по-своему. Лет пять назад в различных ведомствах, а также в Государственной Думе мы отстаивали общие позиции, связанные с людьми в погонах. Стояли на том, что и конституционно и по другим нормативно-правовым актам вопросы, связанные с повышением денежного содержания, должны проходить одновременно во всех ведомствах, где есть военная служба. В силу определенных обстоятельств, в одних силовых ведомствах это произошло чуть раньше, в других чуть позже. Потом появился «пилотный» проект. На коллегии и Министр внутренних дел, и Верховный Главнокомандующий определили систему тех изменений, которые произойдут непосредственно в милицейской составляющей. Но мы, люди в погонах, мы не милиция, мы все-таки войска. Тем не менее, все последние мероприятия, которые были проведены (25 числа состоялся координационный совет, ряд других мероприятий в Правительстве и т.д.), привели к пониманию тех изменений, которые должны произойти в войсках, как в сфере денежного содержания, так и пенсионного обеспечения. Сегодня мы находимся в режиме проработки этого вопроса. Я считаю, что Внутренние войска на последних этапах своего развития прошли разные стадии, и сложные в том числе. Я думаю, мы справимся и с этой задачей, тем более что ощущаем поддержку, люди нас понимают.

Что касается вопросов с жильем. У нас на сегодняшний день есть четкая перспектива, к 2014 году мы вопрос решим и закроем проблему по служебному и постоянному жилью. К концу 2012 года мы планируем получить на тех объектах, которые мы сегодня строим, порядка 8 тыс. квартир. Остальные 23 тысячи – к исходу 2013 года. Что касается служебного жилья. Это чуть более 32 тысяч квартир. Главнокомандующий неоднократно на эту тему давал интервью. Есть план, согласно ему мы и работаем. У нас нет никаких сомнений, что мы выполним этот план, так как в этом плане нас поддержало Правительство Российской Федерации.

Что касается других вопросов. Федеральная программа по контрактникам, мягко сказать, ушла под откос. И тут могут возникнуть вопросы, связанные с «демографической ямой», в которую попало наше государство. Мы и здесь занимаем четкую позицию. Вопросы, связанные с переходом на службу по контракту, прежде всего это вопросы обеспечения социальной сферы – жилья и денежного содержания. Почему мы говорим о единых подходах. Пример. У нас контрактник получает одну заработную плату, рядом пограничник – там другая, в Минобороны – третья. Различные подходы и к ротации контрактников. Чтобы этого не было, должны быть единые подходы. А добавки за сложность, напряженность, это как особенности службы имеют место быть.

Далее. Надо поднимать защищенность той категории людей, которые потеряли своих родных и близких. Не разграничивать на офицерские и солдатские семьи, чьи это дети и т.д. Я считаю, что особой заботой должны быть обеспечены, прежде всего, те семьи, которые потеряли своего кормильца. Это проблема номер один. Такую работу проводим каждый год и в принципе благодаря той взаимосвязи, которая есть в субъектах на местах. Тем не менее, этой работы все-таки не хватает, потому что дети малые это малая забота, а когда они вырастают, надо дать им образование и другие вопросы. Поэтому я считал бы приоритетным направлением в работе с такой категорией людей, которой требуется дополнительное внимание и определенное финансирование. Об этом мы не должны забывать.

В целом мы планируем и осуществляем много различных мероприятий. Хотелось бы на «День Матери» в этом году, когда нашим войскам исполняется 200 лет сделать так, чтобы может быть каждой матери, каждому родителю сделать приятное. Например, на той школе, где учился сын, установить памятную доску о том, что здесь учился человек, который отдал жизнь за свое Отечество. Я думаю, мы совместно с Министерством образования, с местными муниципальными органами изучим эту ситуацию и обязательно найдем соответствующее  решение.

По другим вопросам у нас с Юрием Алексеевичем общие позиции и понятия. Мы с ним вместе присутствуем на различных совещаниях, коллегиях, межведомственных мероприятиях в прокуратуре и других ведомствах. Позиция не простая, но в принципе она регулируется, она под контролем. Бывают нештатные ситуации, безусловно, но это есть жизнь. Остальным я хотел бы сказать спасибо за ту работу, ту поддержку, которую вы все оказываете Внутренним войскам. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Сергей Степанович! Примерно по этой же теме выступает  первый заместитель начальника Управления кадров пограничной службы ФСБ России полковник Цуканов Виктор Иванович. Доклад: «Об опыте работы Пограничной службы ФСБ Российской Федерации по комплектованию и социально-правовом обеспечении военнослужащих, военных пенсионеров и членов их семей».

В.И.Цуканов.  Уважаемые участники «круглого стола»! В отдельных выступлениях уже отмечали пограничную службу с положительной стороны. Я хотел бы еще раз повторить, что с 2008 года комплектование наших пограничных органов происходит исключительно военнослужащими, проходящими службу по контракту. Особых проблем мы с этим не испытываем. Да, есть у нас по призыву одно Пограничное управление, где проходят службу военнослужащие. Это Пограничное управление в Республике Армения, но там проходят по призыву граждане Республики Армения, которые в соответствии с имеющимся соглашением проходят службу в нашем пограничном управлении. Для этого есть правовая основа, это соглашение от 15 марта 1994 года между Российской Федерацией и Республикой Армения.

Переход к комплектованию наших пограничных органов на профессиональной основе потребовал внесения принципиальных изменений в систему пополнения кадрами. Нами были смещены акценты по категориям военнослужащих, которыми мы комплектуемся.

Основной упор  сделан на комплектование офицерами и прапорщиками. Специфика задач, которые выполняют пограничные органы, требует качественного изменения в структуре сотрудников этих пограничных органов. Работа проведена значительная. Сами пограничные органы не могли бы поднять этот пласт, справиться с этой задачей. Поэтому руководством ФСБ к решению этого вопроса были подключены не только пограничные органы, были подключены территориальные органы безопасности, органы безопасности в войсках. Эта работа была организована в тесном взаимодействии с военными комиссариатами, с центрами занятости населения на местах. Были сформированы межрегиональные механизмы сотрудничества, призванные удовлетворить потребности пограничных органов, испытывающих трудности с комплектованием.

Для пропаганды службы по контракту, доля повышения престижа Пограничной службы активно использовались и используются СМИ. Нами проведены в ряде субъектов Федерации военно-патриотические акции, которые были направлены именно на то, чтобы нам привлекать людей для службы по контракту. Я должен доложить, что проводимый комплекс мероприятий по комплектованию дает свои положительные результаты. На сегодняшний день укомплектованность пограничных органов доведена до такого уровня, который позволяет нам выполнять те задачи, которые ставятся перед пограничной службой. Только за последние 2 года более 5 тысяч офицеров и прапорщиков призваны из запаса.

Было бы ошибочно думать, что мы только на количественные показатели делаем упор. Нет, одновременно мы уделяем внимание и качественным показателям. Сегодня 75% всех сотрудников пограничных органов – это офицеры и прапорщики. И линия проводится на то, чтобы в конечном итоге, только этими категориями будут укомплектованы наши пограничные органы – и пограничная служба, имеется в виду центральный аппарат, и пограничные органы на местах.

Активно идет процесс технического оснащения пограничных органов. Используются современные методы и техника при охране границы. Это, например, комплексы беспилотной авиации, системы спутникового мониторинга обстановки наземных и морских пространств.

Сложившаяся система комплектования позволила выработать оптимальные механизмы реализации прав, правовой и социальной защиты военнослужащих и членов их семей. Хочу отметить, что решение наиболее актуальных вопросов в данной области осуществляется руководством ФСБ в тесном взаимодействии с Общественным советом при ФСБ России. Конечно, неразрешенные вопросы у нас тоже имеются, в том числе в плоскости бытового обустройства. Вместе с тем руководством ФСБ, Пограничной службы делается все, чтобы создать нормальные условия для труда и отдыха пограничников. Было несколько телерепортажей о введении в строй пограничных комплексов, на открытии которых присутствовали Президент Российской Федерации и Председатель Правительства. Строительство новых комплексов производится с учетом того, чтобы были обеспечены все условия для службы  и отдыха пограничника. Даже в самых труднодоступных уголках, где запускаются комплексы, строятся магазины, столовые, клубы, спортивные залы, школы и другие социальные объекты. Те комплексы, которые возводятся в соответствии с Федеральной целевой программой «Государственная граница Российской Федерации (2003–2011 годы)» оборудованы по последнему слову техники. На сегодняшний день уже возведено 155 таких комплексов. В перспективе новая пограничная инфраструктура будет создана на всех участках границы.

Мероприятия по обустройству государственной границы осуществляются с учетом характера угроз безопасности России, а работа ведется поэтапно. В 2007 году завершено обустройство границы в Северо-Кавказском регионе, где построено 112 объектов инфраструктуры. На российско-казахстанском участке построено 43 объекта, в дальнейшем планируется продолжить работу по обустройству границы на этом участке и на российско-китайском участке границы. В связи с этим разрабатывается федеральная целевая программа «Государственная граница Российской Федерации (2012–2017 годы)».

Делается очень много. Конечно же, есть проблемы, которые связаны с бытовым обустройством, но это касается в основном тех подразделений, которые создавались, возводились еще в советское время. Все эти задачи мы видим, и они будут решены. Спасибо!

Председательствующий.   Спасибо, Виктор Иванович. Дальше по нашему плану три доклада представителей правозащитных организаций от Вологодской и Орловской областей, а также Республики Дагестан.   Первый доклад, вместо Маргариты Ираклиевны Савоськиной, руководителя Комитета солдатских матерей Вологодской области, выступит ее заместитель Ольга Станиславовна Черствая.

О.С.Черствая. Я скажу несколько слов о работе, которую мы проводим по правовому воспитанию молодого поколения. Наша организация создана в 1996 году. Начиная с 2001 года, мы пришли к пониманию того, что надо создать бесплатную правовую консультацию. Впервые в области была создана бесплатная консультация для призывников и их матерей. Когда через год мы проанализировали свою работу, то мы поняли, что в основном к нам ходят только матери призывников, и очень мало сами призывники. В 2003 году родилась идея создать программу, которая  называться «Призывник - знай свои права». За 9 лет, начиная  с 2001 года, через консультации нашей организации прошло 6,5 тысяч человек. За 2008–2010 годы мы охватили программой «Призывник - знай свои права» 18,5 тысяч человек.

В основном мы работаем с учреждениями начального образования. Проведено около 150 лекций, по 7 лекций в каждом учебном заведении. После них практические занятия. Самые важные проблемы, над которыми, как мы считаем, необходимо работать – это здоровье призывников. Нам надо включить лекции с призывом к юношам и их родителям обращать внимание на здоровье. И выступать с ними, ходить по различным инстанциям не тогда, когда призывнику уже надо идти в военкомат, а значительно раньше, - с 14–15 лет. И еще, одно из направлений нашей работы состоит в том, чтобы юноши, усвоив свои права, не забывали о своей обязанности служить в армии, а не уклонялись от этого. Вот кратко то, на что мы в настоящее время обращаем особое внимание в работе нашей организации. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Ольга Станиславовна. Следующее выступление Валентины Васильевны Старовойтовой – председателя Союза солдатских матерей  Орловской области. Тема доклада: «Формирование правовой культуры у призывников, военнослужащих и членов их семей в период экономического кризиса». Пожалуйста, Валентина Васильевна, как строится работа в вашей организации…

В.В.Старовойтова. Уважаемые участники заседания. У меня вопрос о формировании правовой культуры у призывников, военнослужащих и членов их семей. Многие организации работают так, как работаем и мы. Созданы школы призывника. У нас школу призывника возглавляет полковник в отставке, и у него есть специалисты в его подчинении. Разъезжают они по всей Орловской области и знакомят призывников с их правами, обязанностями, работа налажена.

Поэтому, когда военнослужащий попадает в войска, то он знает, куда обратиться, если есть проблемы. Например, мне звонят и говорят, что делать, я убежал. Валентина Васильевна, я боюсь идти в прокуратуру, и т.д. Я даю совет: иди немедленно, я звоню в эту прокуратуру. И я звоню туда, общаюсь с прокурором. И вопросы решаются положительно. Как обстоит дело с формированием правовой культуры у военнослужащих. Тут уже немного сложнее, потому что приходится выезжать в воинские части, а там ребята заняты и не всегда находится у меня время, чтобы провести беседу с военнослужащими. Однако многие командиры предоставляют мне возможность пообщаться как с новобранцами, так и с другими категориями военнослужащих. Но мы в своей организации решили, и уже 2 года подряд матери, сыновей которых призывают на военную службу, вступают в нашу организацию, мы им выдаем удостоверения. Когда она едет первый раз к сыну на присягу, мы ей выдаем предписание на убытие в воинскую часть. Благодаря совету Валентины Дмитриевны Мельниковой, в этом предписании мы указываем: не только провести проверку в этой воинской части бытовых условий, но и провести беседу с военнослужащими, потому что не всех ребят можно охватить, рассказать об их правах. Солдатские матери в этом нам очень помогают.

Если в прошлом году куда бы мы ни обращались, везде были препоны и т.д., ответы из прокуратуры были несуразные (не подтверждаются те или иные сведения, о которых мы сообщаем в прокуратуру), то в этом году ситуация резко изменилась. Я полагаю, из-за того, что Валентина Дмитриевна сблизилась с Министром обороны, работает в общественном совете. Есть такие положительные результаты. Например, пишу письма – и тут же получаю ответ, что прокуратурой Владикавказского гарнизона были выявлены нарушения закона в деятельности должностных лиц данной части, связанные с медицинским обслуживанием личного состава бригады, доведением до них положенных норм довольствия. Матери сегодня все говорили, что существует проблема обеспечения и медикаментами, и лечением военнослужащих. У меня есть подтверждающие ответы. Что и кормят не везде хорошо наших мальчишек, это тоже подтверждают эти ответы.

И соответствующие меры принимаются! Так, по итогам проверки фактов несоблюдения санитарно-эпидемиологических норм и ненадлежащего медицинского обслуживания личного состава войсковой части 20634 командир медицинской роты воинской части майор медицинской службы (фамилия его стоит) был привлечен к строгой дисциплинарной ответственности, а командир гаубичного самоходного артиллерийского дивизиона войсковой части досрочно уволен из вооруженных сил. И у меня таких сообщений очень много. Совсем недавно мне удалось все-таки добиться того, что прокуратурой было дано разрешение на изменение меры пресечения нашему военнослужащему, оставившему воинскую часть (его привлекали к уголовной ответственности по 337-й статье части 3). Вот тоже очень хороший ответ: изучением данного уголовного дела установлено, что действительно следователем Шклюдовым при его расследовании допущена волокита. Таким образом, жалоба председателя Старовойтовой подлежит полному удовлетворению. Последнее время, куда бы мы ни обращались, то получаем такие вот ответы.

Но все-таки казусы есть. У меня есть копия военного билета, воинская часть 06705 Борзянского гарнизона, я туда выезжала. В этой воинской части есть капитан Левин, я дам вам материалы. Ребятам, увольняющимся с военной службы по окончанию срока службы, стали писать в военных билетах несуразные вещи. Пишут, что склонен к употреблению алкоголя, склонен к употреблению наркотиков, суициду и т.д. Потом говорят, извините, ошибочно написали. А в военном билете запись уже есть. Согласно 27-й или 28-й статье Гражданского кодекса это является умышленной порчей военных билетов, что категорически запрещено по закону. Ничего там ничего такого писать нельзя.

В заключение мне хочется сказать, что правонарушения у ребят начинаются с первых дней службы. Причина вот в чем. Когда ребят ставят на воинский учет, должны учитывать их специальность до призыва на военную службу и их образование. Конечно, в военкомате пишут, что закончил, и ставят ему воинскую специальность. Но на практике ребята, как правило, уже в воинских частях служат не по этой специальности. Общаясь с ребятами, спрашиваю, чему научился в воинской части? Стрелял хоть раз? Нет. (Это в Камышине недавно.) А научился мыть полы и пришивать воротнички. Давайте все-таки наших деточек обучать военному делу, если все же берете их на военную службу. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Что касается военной службы по профессии, приобретенной раннее, в том числе, и в системе ДОССАФ,  то должна быть, на мой взгляд, разработана и внедрена в минимально короткие сроки такая методика учета специализации допризывной подготовки, которая бы  обеспечила максимально возможное соответствие подготовки и призыва военнослужащих, в связке между ДОСААФ и Минобороны, а также субъектами Федерации и муниципалитетами, с одной стороны и Минобороны – с другой,  на соответствующий ВУС, технику и даже ее модификацию. При современной системе информационного обеспечения это вполне решаемая задача. Полагаю, что мы также внесем соответствующие предложения. Ведь при сроке службы по призыву один год это, не что иное, как один из ключевых подходов и способов решения вопросов обеспечения боеготовности войсковых частей и подразделений, а также безопасности эксплуатации военной техники и вооружения в условиях комплектования войск преимущественно по призыву. В конечном итоге, сокращения предпосылок к травматизму и гибели военнослужащих по призыву при обслуживании и эксплуатации вооружения и техники.

Как решаются актуальные проблемы межнациональных отношений поделится с нами опытом Зульфия Расуловна Магомедова - председатель Комитета солдатских матерей Республики Дагестан. Доклад: «Межнациональные отношения и развитие межкультурного диалога  в войсковых частях (подразделениях) на примере службы военнослужащих по призыву из Республики Дагестан». Пожалуйста, Зульфия Расуловна.

З.Р.Магомедова. Спасибо! Дагестан – это уникальное историко-культурное единство. История не знает ни одного случая борьбы, выступления одной дагестанской народности против другой. Именно этот фактор выделяет Дагестан из событий на Северном Кавказе. Наши женщины, матери вносят весомый вклад в сохранение стабильности и согласия в дагестанском обществе. Этому они учат своих детей, будущих призывников.

В Дагестане прохождение воинской службы традиционно считается одной из наиболее важных обязанностей мужской части населения. Сегодня призывной молодежью занимаются школы, семья, вузы, общественные организации. И эта работа является одним из приоритетных направлений деятельности нашего Комитета солдатских матерей по работе с призывной молодежью и военнослужащими.

Предлагаемая для обсуждения тема межнациональных отношений и развития межкультурного диалога в войсковых частях, на примере службы военнослужащих по призыву из Республики Дагестан, представляется очень важной и актуальной, поскольку проблемы, связанные с прохождением срочной службы в Вооруженных Силах затрагивают интересы широкой  общественности. Об этом свидетельствует большое количество правонарушений и уголовных дел, заводимых на военнослужащих, призванных из Республики Дагестан.

Да, наши ребята не подарки! Но, тем не менее, сегодня Дагестан достойно представлен своими призывниками в Вооруженных Силах, где проходят службу около 20 тысяч воинов-дагестанцев. Ежегодно из Дагестана на защиту Родины уходят до 8 тысяч ребят. Если в 2000 году имелись случаи, когда призывники уклонялись, то в 2008-2009 годах количество молодых ребят, желающих добровольно пойти в армию, намного увеличилось. Однако в связи с сокращением призыва многие остались непризванными. На сегодняшний день призываются большей частью ребята с высшим образованием. Раньше у нас призывалось 7 - 10 тысяч в один призыв, сейчас, примерно, 3,5 тысячи. Поэтому призывники чуть ли не на конкурсной основе идут у нас в армию. Даже телевидение из Москвы приезжало,  чтобы удостовериться в том, что в Дагестане ребята хотят служить в армии.

Но, к большому сожалению, Комитет часто сталкивается с фактами массовых правонарушений в войсковых частях, которые совершают наши военнослужащие, нарушая устав, присягу, дисциплину, прикрываясь даже такой святыней для каждого мусульманина, как Коран. Однако подавляющее число дагестанцев достойно служат, и командиры тепло отзываются о наших земляках. Да, встречается и такой контингент наших земляков, которым только стоит попасть в войсковые части, как возникают проблемы командования с военнослужащими из Дагестана.

Стоит отметить, что уголовные дела зачастую заводятся и по вине наших военнослужащих, которые не хотят поломать стереотип своего превосходства над другими. В 2007 году был особенно большой поток писем Президенту, в Правительство, в военный комиссариат, в Комитет солдатских матерей о наших ребятах, которые буквально отказывались от уборки казарм, территории, не хотели идти в наряд по кухне, дежурить на КПП и прочее.

Для более тесного контакта и повышения качества и действенности повседневной работы с призывниками, по предотвращению нарушения ими воинской дисциплины наш Комитет был размещен на республиканском сборном пункте. Действительно, работа на призывном пункте в короткий срок дала свои результаты: намного уменьшились письма в Правительство, письма приходят только на единичных военнослужащих.

Чем стал заниматься Комитет на сборном пункте. Так как появилась возможность близкого контакта с представителями войсковых частей, с которыми мы ведем «культурный диалог», мы выясняем, как относятся к выходцам из Дагестана в части, обмениваемся телефонами и факсами, обсуждаем вопросы дальнейшего совместного воздействия на наших военнослужащих. При первых нарушениях из войсковых частей нам звонят либо отправляют по факсу фамилию военнослужащего и откуда он призван. Комитет тут же реагирует, приглашает родителей, с которыми проводит пояснительные беседы. Родители звонят в войсковую часть и при нас разговаривают с сыновьями. В большинстве случаев вопрос бывает разрешен – ребята меняют свое отношение к службе. А с войсковыми частями, где проходит службу более 10 военнослужащих-дагестанцев, и когда они отказываются от уборки казарм, нарядов и тому подобное, мы проводим селекторные совещания. С одной стороны родители военнослужащих и мы, с другой – командование части и наши военнослужащие. В процессе переговоров вопросы, как правило, улаживаются, ребята меняются в положительную сторону. Так было избавлено немало наших военнослужащих от уголовных дел.

Нами разработаны очень хорошие памятки призывнику «Спасибо тебе, солдат!» с напутственными словами и координатами Комитета, а также памятка командиру «О менталитете дагестанского народа», также с координатами нашего Комитета. При отъезде памятки вручаются каждому призывнику и представителю войсковой части. Перед отправкой к месту службы мы каждую сформированную команду и представителей частей приглашаем к себе в Комитет, где проводим напутственную разъяснительную работу об уважении к таким ценностям, как Родина, мать, мужской поступок, слово чести.

Наш Комитет работает с 10 до 19 часов, а иногда и до 22-х, так как поступает очень много обращений и жалоб.  Это: уголовные дела; содействие в обеспечение защиты; факты избиений, предвзятое отношение офицеров к военнослужащим-призывникам; отсутствие к ним должного внимания в госпиталях; не обеспеченность лекарствами; оказание содействия в комиссовании больных солдат; оказание содействия в розыске самовольно оставивших часть, которые возвращаются домой и, скрываясь от правоохранительных органов, прячутся в лесах; кассационные жалобы; переводы из одной части в другую; проблемы контрактников; груз 200 и так далее. В 2009 году Комитетом было принято 913 человек, из них по уголовным делам 392 человека (43%). В том числе закрыты 63 уголовных дела, освобождены из-под стражи в зале суда 52 человека. По данным вопросам мы очень тесно контактируем на местах с Уполномоченным по правам человека, с Миннацем, с депутатом Народного собрания и другими причастными к этим вопросам  органами и организациями.

Находясь непосредственно на призывном пункте, мы все больше убеждаемся в том, что с каждым годом все ниже опускается нравственная планка призывников. У значительной части из них отсутствуют элементарная воспитанность и очень низок уровень нравственности. И это не только у нас, в Дагестане. Поэтому Вооруженные Силы сегодня  и испытывают дефицит в грамотном молодом пополнении, настроенном патриотично. Иногда складывается такое впечатление, что до сих пор, то есть до призыва, подростками никто не занимался - ни семья, ни школа, ни родные и близкие. А воспитывать детей – это очень сложно и ответственно. Но всегда ли виноваты наши дети, что основное воспитание они получали в годы перестройки и демократизации, когда родители целыми днями находились в поисках работы. Дагестан - трудоизбыточная Республика. Поэтому родители вынуждены покидать дом в поисках работы, а дети оставались на улице, а она всегда найдет, куда и в каких и чьих интересах направить ребенка. Вот и процветает подростковая преступность и наркомания. А воспитание мужества и патриотизма остаются далеко за бортом современной жизни. Ведь сегодня призываются именно дети, родившиеся в эти, так называемые,  постперестроечные годы. О каком нравственном отношении к армии, к военной службе может идти речь, когда с экранов телевизоров наши дети большей частью видят сцены жестокости и насилия, откровенные сцены эротики и секса. А где же в нашем государстве эффективная пропаганда нравственности и патриотизма?

Отсутствие в настоящее время в общеобразовательных школах полноценного курса НВП также дает о себе знать. В большинстве своем призывники из Республики Дагестан не обучены элементарным навыкам и азам военной службы. Что такое автомат, как из него стрелять, ухаживать за оружием, насколько важен единый дух в строю, ответственность за выполнение приказа, принцип единоначалия и так далее, – всего этого нынешняя программа основ безопасности жизнедеятельности не дает. Единственное, это хорошая физическая подготовка, так как в Дагестане почти все мальчики с детства занимаются спортом. Вот и «чешутся» у наших ребят кулаки. Поэтому, для повышения эффективности и содержательности военно-патриотического воспитания необходимо  восстановить в школах полноценный курс НВП, как обязательный школьный предмет. Анализ данного вопроса показывает, что на самом деле проблемы, связанные с прохождением воинской службы, возникают гораздо раньше в связи с недостаточной работой по морально-психологической подготовке юношей к службе в армии. Кроме того, военный организм, это довольно закрытое сообщество со своим уставом и порядками. И если там не соблюдаются требования уставов, если в армейских подразделениях нет порядка, виноваты, прежде всего, отцы-командиры. К большому сожалению, нынешние молодые офицеры, лейтенанты, капитаны, командиры взводов и рот, а в отдельных случаях и батальонов, просто не знают, как грамотно строить отношения с призывниками из республик Северного Кавказа. Не знают педагогических приемов воздействия на их сознание и поведение. Не занимаются воспитанием подчиненного личного состава, не реагируют на факты группового воздействия отдельных военнослужащих на их сослуживцев. Хуже того, отдельные из них сами провоцируют такие конфликты, как массовые драки, произошедшие, например, в войсковой части 41659 (г. Алейск Алтайского края), где 44 военнослужащих из Дагестана в течение трех дней с позволения офицеров избивались военнослужащими-славянами в количестве 200 человек. А 10 военнослужащих, переведенных из Алейска в Новосибирск, были вновь избиты.

Нашу республику спокойной на сегодняшний день не назовешь. Дагестанцы сами страдают от этого. Но это не дает никакого права офицерам предвзято относиться к военнослужащим из Республики Дагестан, оскорбляя их национальные достоинства, обзывая «чурки», «черномазые» и так далее, заявляя «мы воевали в Чечне, и просто так вы отсюда не уедете». Дагестан не Чечня, и офицерам было бы неплохо изучить географию, потому что поступает немало заявлений от родителей о рукоприкладстве офицерского состава в отношении их детей. Заявления приложены.

Как известно, в армии все военнослужащие равны, независимо от их национальной принадлежности и вероисповедания. Почему же молиться выходцам из Кавказа в некоторых войсковых частях не разрешают, вплоть до того, что выкидывают их молельные коврики? Особенно предвзято отношение к нашим военнослужащим в СибВО и ДВО. Именно в этих военных округах заставляют военнослужащих-славян писать заявления. Поголовно заводятся уголовные дела на военнослужащих, проживающих в нашем регионе. Часто фигурируют статьи 161, 163, 334, особенно 335 и 337. Как будто кто-то навязывает негласно войну славян и мусульман. Когда разговариваешь по телефону с мнимопотерпевшими, большей частью военнослужащие-славяне говорят, что их заставили написать ложные заявления или командование части. После взрыва в Москве недавно избили наших двух ребят в Иркутске. На этого полковника заведено уголовное дело.

Несмотря на все это со многими командирами войсковых частей, в которых служат наши ребята, установлено тесное взаимодействие. Долг, честь, Родина, патриотизм, постоянная готовность с оружием в руках выступать на его защиту, верность воинскому долгу, присяге – эти святые понятия должны жить всегда в душе молодежи. А трудности в армии всегда существовали, во все времена, но крепил и объединял армию дух солдата, его готовность к самопожертвованию во имя исполнения долга перед Отечеством. Спасибо!

Председательствующий. А сейчас по нашему плану вопросы и ответы по рассмотренным проблемам и докладам, начиная с информации Юрия Алексеевича Дашкина. Пожалуйста, у кого есть вопросы, в любом порядке...

П.Б.Шмаков. Вопрос к Юрию Алексеевичу Дашкину. В связи с проведением реформы 2004 -2007 годов был серьезно сокращен институт военных воспитателей и военных психологов. На сегодняшний день реформа канула в лету, воинские части комплектуются по призыву, однако воспитателей-психологов не вернули. Вы сказали, что планируется ввести опять должности заместителей по воспитательной работе рот и батальонов. А что касается офицеров или вообще психологов? По официальной статистике Минобороны 50% погибших – это военнослужащие, покончившие самоубийством. Это говорит о том, что эти психологи, военные или гражданские должны быть, наверное, в каждой роте. А на сегодняшний день в бригаде, в которой 2,5 тысячи личного состава, всего 2 гражданских психолога.

Ю.А.Дашкин. В процессе реализации федеральной целевой программы 2004-2007 годов мы психологов не сокращали. И не сокращали институт воспитателей. Поэтому не совсем правильный посыл. Сегодня о федеральной целевой программе говорилось много. Да это слишком большая тема для разговора, здесь есть свои минусы, о которых сегодня говорили, но есть и масса определенных плюсов. Могу сказать, что если есть желание на эту тему подискутировать, готов в удобное для Вас время.

Относительно психологов. Мы их не сокращали, а перевели на гражданский персонал. У нас сегодня количество психологов достаточно большое. Перевод на гражданский персонал имеет и позитивные последствия, но, к сожалению, и негативные. Позитив в том, что психологи занимаются только своей работой, их не ставят в наряд, как это было раньше, не назначают старшими машин, не поручают массу других задач, не свойственных их основной работе. Психологи сегодня работают достаточно эффективно, если они подобраны качественно по специальности и имеют опыт работы. Недавно мы провели всеармейский конкурс с работниками психологических служб, и он это подтвердил. Даже то, что сегодня некоторые участники «круглого стола» ссылаются на данные психологов частей и соединений, мотивируют их данными при обращении в прокуратуру и к Уполномоченному, свидетельствует о том, что они на своем месте находятся. Хотя есть и иные показатели. Теперь, что касается самоубийств. 50% самоубийств – нет такой цифры в Вооруженных Силах. Рядом со мной сидит представитель Главной военной прокуратуры, и за эти цифры я готов отвечать. Они есть и у меня в докладе.

У психолога много задач, и профилактика самоубийств в том числе. Говорить о том, что самоубийства связаны только с работой психологов не совсем правильно. Если есть причины и обстоятельства, которые установлены, они говорят, что, к сожалению, есть много факторов, подтолкнувших конкретного человека к этому роковому шагу. Даже если мы введем в каждую роту по психологу, но не устраним основные причины и обстоятельства, провоцирующие военнослужащих на этот шаг,  ситуация не поправится. Поэтому надо очень внимательно изучать причины, обстоятельства различных правонарушений и принимать по ним управленческие решения. И с вашей помощью, в том числе! Связывать напрямую количество психологов в Вооруженных Силах с количеством самоубийств не совсем правильно.

Сегодня в структуре психологической службы Вооруженных Сил количество этих специалистов пока достаточно. Мы ставим вопрос о наличии и военных психологов, я надеюсь, что с течением времени эта позиция будет поддержана Министром обороны в том числе. Но на сей момент ситуация такая.

На вопросы, которые еще поступили, отвечу либо после изучения, либо прямо сейчас готов ответить. Зачитаю: «Ответьте, пожалуйста, на вполне конкретный вопрос - почему восстановлен в должности капитан Бронников, в подразделении которого получил инвалидность Роман Казаков, был избит Романов и еще многие солдаты в ночь на 30 сентября 2009 года, всего 16 человек. Вы говорили, что каждый офицер несет личную ответственность за травмы, увечья и смерти солдат. Также восстановлен и капитан Тарасов, который задерживал Романова и его отца, и при этом нанес им тяжелые травмы. Светлана Уткина, «Солдатские матери Санкт-Петербурга».

Мы с Вами на эту тему разговаривали и в октябре 20009 года, и несколько позже. Я хочу уточнить: кто восстановил этих людей?

Ответ из зала. (неразборчиво) но, похоже, что восстановил суд.

Ю.А.Дашкин. Блестящий ответ! Для правозащитников решение суда правомерно, правомочно? На сегодняшний день суд определяет виновность каждого человека. Когда мы с вами разбирались в этом деле, я вам сообщал свое мнение по этому поводу. Приказ Министра был подготовлен и издан. Суд, разбирая все причины, установил определенные обстоятельства, при которых, видимо, считает, что чрезвычайно жесткие меры приняты. Посмотрим, переговорим, приведем наши доводы и аргументы, если для правозащитников решение суда не авторитет…

С.В.Кривенко. У меня вопрос по статистике. С 2006 года на официальном сайте Минобороны была информация о происшествиях и преступлениях в Вооруженных Силах. Однако на данный момент она «заморожена» по состоянию на ноябрь 2009 года. Планируется ли продолжение публикации этих данных на сайте?

Ю.А.Дашкин. Когда Вы смотрели эти данные?

С.В.Кривенко. Вчера ночью.

Ю.А.Дашкин. Уточню. Все данные должны публиковаться. У нас есть конкретные лица, которые отвечают за обновление этих данных.

Н.С.Жукова. У меня вопрос о реорганизации службы дознания в войсках, о создании какого-то аналога военной полиции при комендатуре, которая была создана, потом распущена. На какой стадии решение этого вопроса?

Ю.А.Дашкин. Как только решение по военной полиции будет принято, об этом сразу доведут. Есть за и против создания органов военной полиции. Отправьте запрос Министру обороны, так как вопросы, касающиеся военной полиции не относятся к моей компетенции. И дознанием мы не занимаемся.  Могу предоставить Вам сведения, кто и чем в Минобороны занимается и за что отвечает. Эти документы не секретные.

Председательствующий. Я, чтобы снять напряженность, скажу следующее. Нашему поколению пришлось жить в сложные периоды, и фактической социально-экономической перестройки государства, и перестройки, точнее - реформирования Вооруженных Сил. Еще Конфуций сказал, не помню дословно, но, примерно, так: «Не дай Бог вам жить в эпоху перемен». Мы в эту эпоху попали. Вопросы решаем, трудно, медленно, со спорами, методом проб и ошибок, одним из последствий которых являются, как я их называю, «маятниковые» военные реформы.

Это, например, разъединение, объединение и опять разъединение РВСН и космических войск,  упразднение и опять создание Главкомата Сухопутных войск, преобразования в системе ВВС – ПВО, и еще много чего подобного.  Но все же движемся вперед. Я полагаю, необходимо заниматься не конфронтацией, а подсказывать, если есть веские причины и доказательства что и как делать…. А окончательный выбор направлений развития за Президентом России, за Правительством и другими руководителями, естественно, с учетом позиций общества…

Ю.А.Дашкин. Я отвечу на вопрос о количестве самоубийств, чтобы закрыть эту тему. На сегодняшний день 27, даже несколько меньше, процентов гибели в результате самоубийств. Поэтому на 50%, пожалуйста, не ссылайтесь. Это неверная цифра. Я вам сказал ту цифру, за которую готов ответить. Повторяю, представитель Главной военной прокуратура рядом присутствует, и все эти цифры с прокуратурой сверены.

Председательствующий. Уважаемые участники заседания. Фактически все вопросы и доклады повестки мы рассмотрели. У кого есть вопросы, или кто еще желает из участников заседания выступить. А затем послушаем последний, так сказать, завершающий доклад Виталия Ивановича Цымбал, как независимого эксперта по ряду тех проблем, которые мы обсуждаем.

Слово предоставляется слово генерал-полковнику Эдуарду Аркадьевичу Воробьеву - советнику директора Института экономики переходного периода и общественному советнику Уполномоченного по правам человека в  Российской Федерации, заместителю председателя Комитета Государственной Думы по обороне второго и третьего созывов.  Он изложит некоторые свои взгляды, оценки и предложения в части  организации переподготовки и трудоустройства уволенных и увольняемых офицеров в гражданской сфере экономики, а также совершенствования допризывной подготовки молодежи и оптимизации ее распределения по должностям и специальностям в ходе призыва.

Э.А.Воробьев. Уважаемые коллеги! В своем докладе Николай Александрович Панков особо остановился на двух проблемах. Первая, это обеспечение жильем военнослужащих и адаптация увольняемых к гражданской жизни, переподготовка на гражданские специальности и трудоустройство на первом этапе. Если обеспечение жильем как-то решается на государственном уровне, то переподготовка на гражданские специальности и трудоустройство увольняемых военнослужащих возложено на Министерство обороны. Мне представляется, что это не государственный подход. Решение о крупномасштабных преобразованиях принималось на высшем государственном уровне. А задачу трудоустройства уволенных в ходе военной реформы почему-то возложили на Минобороны. Мне представляется, что наш «круглый стол» вправе обратиться к Президенту и Правительству России с просьбой, или рекомендацией,  рассмотреть возможность  возложения ответственности за переподготовку увольняемых военнослужащих и их трудоустройство на субъекты Федерации. А Минобороны дает субъектам полную информацию о численности, возрасте, специальности и другие данные на увольняемых военнослужащих в границах данного субъекта Федерации. Исполнительная власть субъекта Федерации знает свою потребность в рабочей силе, необходимые специальности, имеет производственные мощности, на которых можно организовать учебный процесс по переподготовке. Вся работа проводится в границах одной территории субъекта Федерации, под его руководством, в его интересах, по месту проживания уволенного военнослужащего. По-моему, выигрывают все. Это был бы нормальный государственный подход.

Вторая проблема. Я последовательный сторонник добровольного, на контрактной основе, принципа комплектования. Вместе с тем, в условиях возврата к комплектованию войск преимущественно по призыву, необходимо искать пути не только увеличения количества призывного контингента для обеспечения укомплектованности войск, но и пути повышения качества призывного контингента, в том числе качества их допризывной военной подготовки.

Однако сегодня возникает противоречие, по моему мнению, даже антагонистическое, между призывным способом комплектования и возможностью максимально эффективного использования современной техники и вооружения, к оснащению которыми Вооруженных Сил стремится политическое и военное руководство государства. Достижение поддержания боеспособности и боеготовности в условиях призыва требует или увеличения срока службы по призыву, или соответствующей военной допризывной подготовки, или сочетания того и другого. Увеличение срока службы по призыву это политическое решение, которое может повлечь за собой возможные социальные проблемы.

А вот военная подготовка юношей призывного контингента, прежде всего студентов высших, средних специальных учебных заведений в период обучения их по основной специальности, а также рабочей молодежи вполне возможна. В программу обучения по основной специальности включается, как дисциплина: «Подготовка по заданной военно-учетной специальности». По окончании вуза или среднетехнического учебного заведения призывник приобретает военно-учетную специальность, в соответствии  с ней призывается на военную службу сроком на один год. Поэтому от академического отпуска для прохождения военной службы целесообразно отказаться. Довольны будут все, особенно родители - сын получает специальность и является дипломированным специалистом.

Особый вопрос, это призывники с высшим и среднетехническим образованием, 16 мая я был на присяге у своего внука, недавнего выпускника московского вуза радиотехники, электроники и автоматики. Встречался там и беседовал с такими же выпускниками других высших учебных заведений. Что же я вынес из бесед с ними: надо максимально возможно размещать их на должностях, соответствующих их основной специальности или должностях, так сказать,  родственных их гражданским профессиям. Необходимо отказаться от объявленного Министерством обороны девиза, формулы или решения, суть которых в том, что военнослужащий по призыву должен занимать должность, не определяющую боевую готовность. Во-первых, это расточительство, нерациональное использование специалиста  с высшим образованием, все равно, что гвозди вколачивать микроскопом. Во-вторых, это в какой-то степени унизительно для молодого специалиста. И в третьих, если в армии численностью 1 млн. человек, 150 тысяч офицеров, 150 тысяч контрактников и 700 тысяч военнослужащих по призыву, то логично спросить, что это за армия, в которой 70% должностей военнослужащих, которые не определяют боеспособность и боеготовность!  Я, по крайней мере, не знаю ни одной современной армии с такой диспропорцией численности соответствующего контингента и его вкладом в ее эффективность.

Учебный процесс в учебном заведении систему стимулов при подготовке по военно-учетной специальности следует строить так, чтобы основная часть студентов за время учебы получала подготовку, соответствующую должности младшего командира – сержанта. Вот это будет здорово – сержант - командир отделения с высшим образованием.

8 июня я был участником международного российско-германского «круглого стола», который проводил Центр общественно-политических инициатив и Фонд Розы Люксембург. Тема «Российская армия и гражданский контроль». Я считаю, не дело это, когда нашу проблему гражданского контроля в наших Вооруженных Силах обсуждают с иностранцами. Для решения тупиковой ситуации вокруг гражданского парламентского контроля в военной области, я полагаю, следует обратиться к Президенту страны с просьбой внести в Государственную Думу президентский вариант такого законопроекта. А в случае отрицательной позиции Президента по этому предложению ставить вопрос о предоставлении контрольных функций Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, согласовав конечно эти функции с Минобороны и другими военными ведомствами. Кроме того, поставить вопрос о введении новой должности Уполномоченного по правам военнослужащего, возможно в штате Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. Благодарю за внимание!

Председательствующий. Уважаемые товарищи! Мы выслушали – с одной стороны, информацию, доводы, обоснования, проблемы и пути развязки социально-правовых проблем Министерства обороны, Главной военной прокуратуры, Счетной палаты и других ведомств. Дали свою оценку состояния правового и социального обеспечения призывников, военнослужащих всех категорий, военных пенсионеров и членов их семей представители ряда правозащитных организаций. Ряд предложений по адаптации к гражданской жизни уволенных и увольняемых  военнослужащих и другим актуальным вопросам формирования нового облика Вооруженных Сил, в том числе подготовки призывников, изложил Эдуард Аркадьевич Воробьев.

В ходе заседания мы обсуждали и спорили по различным аспектам правового и социального обеспечения, а также по вопросу, каким быть нашим Вооруженным Силам по способу комплектования личным составом – контрактными, призывными или смешанными. У каждой из сторон были свои доводы. Однако желания, принимаемые решения и гарантии их реализации, я бы сказал, в определяющей степени зависят от возможностей государства, в первую очередь ресурсного обеспечения. Это денежные средства, людские ресурсы и прочее. И, конечно, все это должно решаться ради одной цели – гарантированного сдерживания не только военной, но и военно-политической агрессии и обеспечения обороноспособности страны, откуда бы угрозы и вызовы России не происходили.

Если желающих выступить и вопросов больше нет - последний доклад, как независимого эксперта, то есть третей стороны, заведующего лабораторией военной экономики Института экономики переходного периода, доктора технических наук, профессора Цымбал Виталия Ивановича. Его доклад: «Военно-экономические проблемы формирования нового облика Вооруженных Сил» в определенной мере касается этих вопросов. Виталий Иванович, в связи с ограниченным временем прошу основой акцент в Вашем докладе сосредоточить на социально-экономических вопросах формирования «нового облика» Вооруженных Сил, не затрагивая вопросы их оснащения вооружением и техникой. Пожалуйста….

В.И.Цымбал. Уважаемые участники «круглого стола». Поскольку вместо ранее запланированных 20 минут на доклад я ограничен временем в 10 минут буду максимально краток.

У меня вопрос, а именно - были ли у нас только недостатки за период с начала действия Федеральной целевой программы по переходу на контрактный способ комплектования, как здесь многие правозащитники говорили. Я хотел бы сказать, что кроме Пограничной службы ФСБ, которая успешно выполнила эту ФЦП, были успехи и в других силовых ведомствах, в том числе и в Министерстве обороны! Например, были полностью укомплектованы  воинские части постоянной боеготовности в Сухопутных войсках, в ВДВ и экипажи подводных лодок.  Были и другие общественно важные достижения, часть из которых приведена на слайде № 2. Но так же, как все это ценой огромных усилий удалось за пару-тройку лет создать, так же, даже быстрее, удалось  разрушить. И это, я считаю, самая большая беда, что мы сегодня  разрушаем с трудом достигнутое.

Не буду детально останавливаться на всем том, что дискредитировало нашу военную реформу, часть этих обстоятельств и явлений показаны на слайде № 3.  Приведу лишь некоторые данные, касающиеся призыва на военную службу. Здесь называлось, что это проблема. А вот данные Фонда «ИНДЕМ», который возглавляет Г.А. Сатаров. За четыре года объем взяток в этой сфере возрос почти в 25 раз, что видно из выделенной красным цветом строки на слайде № 4. Я этому анализу доверяю, потому что методика была максимально объективная, а именно, людей анонимно опрашивали по всем 10-и позициям: кому вы давали взятки; за что вы давали взятки;  в каком объеме и так далее. Обработка опросов и дала результаты, приведенные на слайде. Как видно система призыва на военную службу одна из лидеров на рынке коррупции. После здравоохранения и образования она занимает 3-е место. Это следствие того, в том числе, что никакого эффективного гражданского контроля, как говорил здесь Эдуард Аркадьевич Воробьев, и, на мой взгляд, тоже, над этой сферой, то есть системой призыва, нет!

Если говорить о пяти главных задачах, слайд № 5, которые поставил Президент Российской Федерации при переходе к «новому облику» Вооруженных Сил, то, к сожалению, четко не определены названные и военно-техническая политика и военно-кадровая политика, и чему отдать приоритет. Этим и воспользовались люди, которые, так сказать,  перетаскивают  «финансовое одеяло» в пользу военно-технической политики. Я об этом в конце скажу.

На слайде № 6 показаны социально-экономические аспекты, то есть все то, что необходимо тем или иным образом учитывать или парировать при формировании «нового облика» Вооруженных Сил. Кроме их влияния, собственно, на саму военную организацию государства они касаются не только военнослужащих и их семей, но и всего нашего общества, всей нашей экономики.

Когда стала поступать из Минобороны информация, каким же будет «новый облик» Вооруженных Сил, то очень четко, с точностью до единиц, были обнародованы данные по высшим офицерам, с меньшей точностью (до 1000-и) – по старшим, и еще ниже  - по младшим офицерам. А дальше вниз – по сержантам, солдатам, контрактникам - разнобой от 70 тысяч до 250 и т.д., слайд № 7. Конечно, такие расчеты никуда не годятся, так как  под такой разброс численности фактически невозможно определить ни потребные расходы бюджета, ни другие ресурсы.

В настоящее время одна из актуальных проблем – реальные людские ресурсы и исходя из этого потенциала формирование военно-кадровой политики России.  Мне непонятно, почему к этой  проблеме такое пренебрежение со стороны лиц, управляющих военной реформой. Мы все проанализировали и разработали такую математическую модель, по которой можно посмотреть и рассчитать поток детей, которые родились 18 и ближе лет тому назад. Как они взрослеют, проходят через систему гражданских вузов, средних и высших военных учебных заведений, служат по контракту, по призыву, превращаются в пенсионеров и уходят в мир иной - коричневая стрелка направо (слайд №8).

Проведенный нами анализ, слайды № 8 и 9, показывает, что  расчеты и заявления наших военачальников не всегда стыкуются с реальностью. Например, скоро вступит в призывной возраст 620 тысяч человек. Из них, примерно, третья часть, это не годные по состоянию здоровья к военной службе, наркоманы, судимые и так далее. То есть тот контингент, который мы бы не хотели видеть в рядах Вооруженных Сил. Откуда же мы собираемся взять 700 тысяч? Призывной контингент, слайд № 9, плавно снижается и уже через пару лет он будет фактически на нуле. А дальше будет только входной поток. То есть, это достигшие 18-и лет и получившие отсрочку на пять или иное количество лет для обучения в вузах. При такой политике комплектования Вооруженных Сил, то есть с приоритетом комплектования войск по призыву всех их, так сказать, «поголовно» придется призывать, так как другого резерва в стране просто нет. На слайде № 10 показано, что к 2016 году призывной контингент будет полностью исчерпан! Это что трудно посчитать? Почему такие опрометчивые заявления идут сверху? И вообще, в настоящее время кто-либо в Генштабе вооружает руководителей Минобороны и высшее руководство государства достоверной информацией по критической ситуации в этой области, а также на перспективу, хотя бы ближайших лет? Мне, по крайней мере, это неизвестно.

Трудности не только у нас, трудности были и в Америке, слайд № 11. Недавно Виталий Васильевич Шлыков, член Общественного совета при Министерстве обороны, говорил в одной из публикаций, что американцы тоже с трудом переходили на контракт. Но в чем принципиальное отличие действий военного руководства США от нашего? Они отказались от призыва и твердо стояли на своем. А когда генералы поняли, что люди не идут на контракт, потому что низкое денежное довольствие, они стали бороться за его увеличение и добились результата. Если за последние годы средняя заработная плата в США увеличилась на 32%, то у контрактников рядового и младшего командного состава, примерно, на 42%.

А у нас, по существу, Минобороны устами начальника Генерального штаба заявило, что не заинтересовано в контрактниках, слайд № 12, фактически спасовав тем самым перед рядом трудностей. Пока выполнялась федеральная целевая программа, увеличивали все что угодно, но только не стимулирующую надбавку для привлечения граждан на службу по контракту. Как была она обоснована в 2003 году в размере 3 300 рублей в месяц, так до сих пор и остается и, более того, прописана вперед до 2016 года в новой ФЦП. Но зато не забыли себя! Мы проанализировали динамику изменения денежного довольствия с 2002 по 2008 год. Она показана на слайде № 13. Если в 2002 году уровни денежного довольствия солдата и младшего командира-контрактника (РМКС) отличались от денежного довольствия высшего военного начальства в 6 раз, что видно из левой стороны слайда  то сейчас, как видно по правой стороне этого слайда, аж в 26 раз!! Конечно люди при таком распределении общих бюджетных ресурсов, которые выделяются для нужд Минобороны, на должность рядовых и младших командиров-контрактников не идут. Чему тут удивляться?

Как же быть с комплектованием Вооруженных Сил личным составом, слайд № 14? На мой взгляд, лучшего решения, чем сказал Владимир Владимирович Путин в июле 2008 года: «…переход к комплектованию по контракту является единственным реальным выходом из сложившейся ситуации» и 15 июля 2008 года подписал ФЦП, не может быть.

Но, оказывается, нашлись силы, которые могут повлиять и на Владимира Владимировича Путина. Через месяц, 18 августа 2008 года, была утверждена новая федеральная целевая программа, слайд № 15, где сохранен смешанный принцип комплектования. Причем, как следует из открытой информации, с общим приоритетом численности призывников.

Несколько слов о боеготовности. На слайде № 16 показана зависимость боеспособности военнослужащего от продолжительности военной службы и занятий боевой подготовкой. Это расчеты, проведенные Главным управлением боевой подготовки Вооруженных Сил и зафиксированные в документе за исх. № 553/3/1211 от 16 сентября 2002 года. Смотрите, через 6 месяцев службы и боевой подготовки уровень боеспособности военнослужащего всего 0,1, после года службы –  лишь 0,3.  Кстати, на мой взгляд, этот документ не потерял своей актуальности и сейчас, поскольку, во-первых, общеобразовательный уровень основной массы призывников, в лучшем случае, не изменился, а во-вторых, сложность эксплуатации и боевого применения техники и вооружения возросла. Так, что и эти показатели может уже несколько завышены. То есть, прослужившие один год не могут, в принципе, считаться готовыми к выполнению боевых задач, по сравнению с профессионалом, прослужившим 5 лет, боеспособность которого тем же ГУБП ВС РФ оценивается равным 1. А ООН, при межстрановых сравнениях вооруженных сил, вообще не учитывает людей, которые служат первые полгода.

Как видно из слайда № 17 эффективная численность рядового и младшего командного состава (РМКС) в регулярных войсках, начиная с 2002 года, постоянно снижалась, а при выполнении последней ФЦП   опять «посыпалась» вниз. Налицо в обозримой перспективе двукратное снижение!

Следующий вопрос, на котором я хотел бы остановиться, касается социальной структуры общества и его влияния на отношение к военной службе, то есть к защите Отечества. То есть о социальной составляющей и социальной проблеме формирования «нового облика» армии.

К настоящему времени у нас произошло  фактическое расслоение общества на 4 слоя, что показано  на слайде № 18. Верхний слой, или элита наиболее обеспеченных людей. Большинство их детей учится в иностранных вузах. А для тех, кто не сумел поступить создан факультет МГУ в Женеве. Безусловно, служить в наших Вооруженных Силах по контракту у них и мысли нет. А призывать их, по известным причинам, все вы их знаете, никто не собирается.

Следующий слой, это граждане обладающие административным ресурсом и определенными финансовыми средствами. Для их детей в 68-и вузах оставлены военные кафедры.  При этом лица, закончившие эти вузы с обучением на военных кафедрах, в Вооруженные Силы не призываются, а находятся в запасе.  Конечно, они могут добровольно заключить контракт для поступления на военную службу по контракту, на офицерские и другие должности. Но при нынешних окладах и социальном пакете военнослужащих реальные стимулы для побуждения к военной службе сведены к нулю.

Следующий слой, это дети граждан средней обеспеченности. Вот они, в основном, вынуждены идти в другие, не привилегированные вузы, потому что в привилегированных вузах  большие взятки, которые их родителям непосильны. После окончания вуза они либо служат по контракту, в основном не более одного - двух сроков,  либо по призыву, либо уклоняются от военной службы. Это плохо, но такова реальность!

И, наконец, слой малоимущих граждан. О них говорят, что военная служба для них может стать хорошим «социальным лифтом». Но сейчас, даже в условиях кризиса, ситуация такая, когда есть много рабочих мест для молодежи, и есть другие, более эффективные, рыночные «социальные лифты», например в Норильске, других добывающих и перерабатывающих отраслях и так далее. Так, что этот тезис, на мой взгляд,  сомнителен.

За неимением времени буквально кратко. На слайдах № 19 и 20 приведена наша и зарубежная оценка социально-экономического ущерба для различных слоев общества и государства, связанного с коррупцией, криминалом и другими обстоятельствами, в том числе отложенным поступлением молодежи в вузы в связи с их призывом на военную службу.

А на слайдах № 21 и 22 приведены основные моменты и направления действий государства и общества  в интересах формирования действительно «нового облика» Вооруженных Сил, отвечающих, как здесь уже  говорилось, лучшим армиям мира.

На сладе № 23 показано: по вертикали – количество государств и название ряда из них, а по горизонтали, соответственно, срок службы по призыву от 0 до 144 месяцев. Закономерен к военному руководству вопрос - в какую пятерку лучших армий мира, из показанных на слайде, должны войти наши Вооруженные Силы!? Если ориентироваться по срокам службы по призыву, 11 -12 месяцев, то это 15 государств, в том числе: Бразилия, Мексика, Норвегия, Финляндия, Румыния, Тунис и другие. Но верно ли это? Есть и другие  критерии, например, соотношение призывников и контрактников. Когда начиналась федеральная целевая программа, не второстепенные лица, а тогдашний Министр обороны С.Б.Иванов, начальник ГОМУ, начальник Генштаба и другие говорили о том, что у нас к этому периоду, в котором мы сейчас находимся, будет 50% военнослужащих  по контракту и 50% - по призыву. И это самое оптимальное соотношение численности. Получается, что тогда просчитались, так как сейчас пропорции совсем другие.

Затем некоторые военные руководители во всеуслышание заявили, не надо повышать денежное довольствие солдату и младшему командиру-контрактнику, они и так получают больше, чем машинист в Московском метро. Мы посчитали, я даже обратился к начальнику Московского метрополитена Гаеву и получил официальную справку о заработной плате и  социальном  пакете  машиниста. Опять получается дезинформация! Нехорошо, некрасиво!

Теперь обратимся к слайду № 24. В ноябре 2005 г. в «Российской газете» № 245 выступает начальник Генерального штаба Ю.Н.Балуевский и говорит, что весь мир развивается по схеме: 60-70% расходов на вооружение и оснащение войск, и только 30-40% на содержание. Мы посмотрели доклады ООН за 2004 год – ситуация диаметрально противоположная. Во всех цивилизованных странах 65 - 70% средств выделяется на содержание и боевую подготовку, и только 30-35% на закупки вооружения, научно-исследовательские работы и т.д.

Поэтому одним из главных направлений деятельности правозащитников в этой ситуации, тем более что все выступали и говорили о заинтересованности в сокращении призыва и переходе на добровольный призыв комплектования, является доведение фактов подобной дезинформации до руководства государства, тем более что туда она уже дошла. Ведь совсем недавно Дмитрий Анатольевич Медведев говорил: 70% нам надо отдавать на оборонно-промышленный комплекс. Тогда и получится, что у нас нет денег, как он заявляет, на то, чтобы перейти преимущественно на контракт. А если присмотреться к мировому опыту, то деньги есть.

Мне кажется, что некоторые люди, которые дезинформируют руководство государства,  не читали ни Конституции, ни законов, которые у нас действуют. А статья 41 Конституции говорит о том, что сокрытие должностными лицами фактов или обстоятельств, или искажение их должно преследоваться по закону. Закон о СМИ гласит, что граждане имеют право на оперативное получение достоверных сведений. В Уголовном кодексе, слайд № 25, есть статья, включающая как денежное наказание таких лиц, так и  лишение их свободы. Я не за то, чтобы пересажать наших должностных лиц или оставить их без их денежного довольствия.

Об этом я говорю потому, что в рамках деятельности правозащитников, во всех случаях, когда человек пострадал от службы, а к этому факту привели обман и иные действия должностных лиц, можно обращаться в суд. Напомню, совсем недавно в судах выиграли иски фактически все военнослужащие, которым длительное время не получали, так называемые, боевые выплаты. Или, например, обман, который произошел по отношению к военным пенсионерам, когда при бывшем Министре обороны П.Грачеве и его окружении путем специально придуманных различного рода надбавок существенно подняли  денежное довольствие офицеров, исключив, таким образом, возможность повышения военных пенсий. Все время мы только и слышали от Л.К.Куделиной - нет денег, нет денег! И лишь благодаря вмешательству Владимира Владимировича Путина задолженности были погашены. Я думаю, и с фактами искажения достоверных сведений, для того чтобы решить какие-то неведомые мне проблемы, и с этими фактами надо бороться через суд.

Ну и, наконец, чтобы двигаться вперед, надо критически оценивать историческое прошлое и все полезное брать на вооружение при проведении военной реформы. Спасибо!

Председательствующий. Я знаю, что ваша лаборатория долго работает над этими проблемами. Скажите, направляется ли ваша информация, то есть оценки, прогноз ситуации и соответствующие предложения Президенту Российской Федерации, в Совет Безопасности, в Правительство, а также Минобороны и соответствующие министерства и ведомства официально, за подписью руководства института?

В.И.Цымбал. Я работаю в НИИ - по профессии «ученый». То, что у нас получается в результате исследований мы публикуем в выпускаемых нами брошюрах, а также публикуем статьи в различных изданиях, например, в научном журнале «Вопросы экономики». Мы также публиковали саму модель в «Экономико-математических методах». Материалы и публикации обязательно направляем в Минобороны и в его научно-исследовательские учреждения. Но когда сделали попытку опубликовать наши материалы в издаваемом Министерством обороны журнале «Военная мысль» - получили отказ! Что я могу сказать…

Председательствующий. Виталий Иванович, вышлите нам эти материалы. Мы их изучим, и что относится  к компетенции Уполномоченного, будем содействовать доведению до соответствующих  руководителей….

Уважаемые участники заседания, попросил слова представитель Комитета солдатских матерей Астраханской области Анатолий Владимирович Салин.

А.В.Салин. Очень приятно, что генерал Дашкин говорил о том, что комитеты солдатских матерей работают не только с солдатами и сержантами, но и с офицерами, даже с генералами! И наш комитет тоже. За последние 15 лет к нам обращалось множество граждан (военнослужащих, пенсионеров и членов их семей) за помощью в получении жилья, трудоустройстве, по вопросам незаконного отказа в защите в рамках судебных процедур, необоснованных взысканий и т.д.

А начиналась работа нашего Астраханского комитета с обращения офицеров военного госпиталя о том, что часть офицеров в 35-40 лет оказались на улице. Начальник госпиталя их просто выжил - не нужные ему оказались. Впоследствии сотрудники военной прокуратуры разобрались в ситуации. Начальника госпиталя отправили в отставку, но судьба офицеров была сломана. Вот этими и другими подобными проблемами офицеров, в том числе, занимался и занимается наш комитет.

Хочу сказать слова благодарности, прежде всего, Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации В.П.Лукину, представителям Главной военной прокуратуры и Министерства обороны. А ситуация была такова. Начиная с 2007 года, к нам шел огромный поток жалоб от сотрудников военкоматов Астраханской области на действия ряда  военных комиссаров. Наши обращения в местные организации - в военно-следственный отдел и в военную прокуратуру Каспийской флотилии – результатов не дали. После обращения в организации, которые я назвал выше, лишились своих должностей военный прокурор, начальник военно-следственного отдела, помощник военного прокурора Каспийской флотилии, заместитель областного военного комиссара и сам военком. Поэтому я еще раз говорю слова благодарности за поддержку и содействие.

Наш Комитет солдатских матерей поддерживает позиции Министерства обороны и Уполномоченного по правам человека в том, что в правозащитной деятельности нельзя разделять военнослужащих на солдат, сержантов, прапорщиков и офицеров. В них мы, прежде всего, видим защитников Отечества и граждан Российской Федерации.

И еще одно предложение. Мы выступаем с инициативой ходатайствовать о том, чтобы поднять статус преподавателя ОБЖ. Что имеется в виду? Офицер, прослуживший определенный период в армии, увольняется. Если статус преподавателя ОБЖ будет поднят до уровня заместителя руководителя колледжа, ПТУ, института и, соответственно, этому статусу зарплата офицеры с удовольствием пойдут на такую работу. Тогда проблемы и доклады о вакансиях преподавателей ОБЖ исчезнут сами собой.

И второе - в поддержку своих коллег, и, прежде всего Эллы Михайловны, которая эмоционально выступила. При постановке граждан на воинский учет выдается приписное свидетельство, в котором указана категория годности. А при прохождении призывной комиссии никакого документа не выдается. Но в законе четко написано, что по желанию или заявлению гражданина выдаются письменные решения. Но вот получить это письменное решение – громадная, сегодня фактически не разрешимая проблема. Как решить эту проблему? На мой взгляд, ГОМУ Генерального штаба совместно с Главным управлением воспитательной работы должны разработать соответствующий документ для военкоматов. В соответствии с этим документов призывник одновременно с объявлением ему устного решения военкома (призывной комиссии) получает соответствующую выписку из протокола заседания призывной комиссии. Тогда по прибытию домой этот 18-летний юноша мог бы ее показать родителям, и они будут знать, какое решение вынес военкомат. Вкратце я вам доложил, а основной доклад передаю вам для информации.

Председательствующий. Спасибо, Анатолий Владимирович! Предложение разумное и, главное, не требует законодательного урегулирования. Участвующие в заседании представители Минобороны его слышали. Полагаю, что решение найдется. Больше желающих выступить нет? Тогда у кого еще есть вопросы или предложения? Вижу, что нет – все устали! Тогда будем завершать наш «круглый стол».

Повестку заседания мы рассмотрели и обсудили полностью. За исключением доклада заместителя директора Департамента организации медпомощи и развития здравоохранения Минздрава Бугровой Елены Викторовны - о состоянии, проблемах и совершенствовании взаимодействия между Минобороны и Минздравом при организации призыва на военную службу и медицинском обеспечении граждан, уволенных с военной службы и членов их семей. К сожалению, она так и не прибыла на наше заседание. Видимо в Минздраве считают, что по этим вопросам ситуация урегулирована, проблем нет, и обсуждать нечего.

Кратко подведем итоги.

Во-первых. У нас состоялся, в целом обстоятельный и конструктивный обмен мнениями фактически по всему спектру правовых проблем. Кроме того, мы обсудили ряд путей их развязки.

Во-вторых. В принципе, как я понимаю, в  целом все согласны, с уже имеющими место и обозначившимися на очередном этапе формирования нового облика Вооруженных Сил тенденциями  ряда новых социально-правовых проблем.

Третье. Безусловно, что только консолидированными действиями всех причастных к этим проблемам властных и других структур, а также потенциала правозащитных организаций их можно разрешить.

И четвертое. Создавая «новый облик» Вооруженных Сил необходимо выйти на оптимальный и безущербный баланс интересов, возможностей и, соответственно, задач, как для обеспечения обороны страны, так и для обеспечения  социальной и правовой защиты военнослужащих, военных пенсионеров и членов их семей, короче говоря – социальной справедливости.

На этом заседании мы поняли, что подобные мероприятия необходимо проводить. Первое, что нам удалось, фактически впервые, это обеспечить  реальный контроль выполнения Рекомендаций такого общественного мероприятия, каким является «круглый стол». Хорошо это, или не очень, но 70% предложений Рекомендаций позитивно восприняты, то есть,   выполнены или частично выполнены. 30% пока что по различным обстоятельствам не реализованы.  Каждый из таких пунктов мы совместно с правозащитниками, с Минобороны и другими ведомствами детально проанализируем на предмет их целесообразности уже в настоящих реалиях, то есть на период 2010 – 2011 годов. Мероприятия, которые действительно и объективно необходимы, включим в наши очередные Рекомендации. И так постепенно будем развязывать проблемные социальные и правовые узлы.

Теперь, что касается разработки новых Рекомендаций. Предлагается следующий порядок. По итогам выступлений и полученным от вас при подготовке «круглого стола» и в ходе этого заседания предложений в Рекомендации мы вначале, так сказать, узкой группой (представители от Уполномоченного, ряда правозащитных организаций, Минобороны, возможно, если потребуется, ГВП и некоторых других ведомств) подготовим базовый проект и направим всем участникам для согласования. Затем соберем замечания, обобщим и, примерно, в таком же составе обсудим и подготовим окончательный вариант, как логическое продолжение предыдущих Рекомендаций. После утверждения Рекомендаций Уполномоченным - всем разошлем. Кроме того, и стенограмма и Рекомендации будут размещены на официальном сайте Уполномоченного. Полагаю, что Минобороны и другие силовые ведомства заинтересованы в такой поддержке.

Придет ли то время, когда надобность в комитетах солдатских матерей, в правозащитной деятельности отпадет сказать трудно. Но действовать в этом направлении крайне необходимо. И в завершение. Понятно, что положение в войсках, в подразделениях в определяющей степени зависит от офицеров. Поэтому комитеты солдатских матерей и другие правозащитные организации должны на этом этапе, то есть пока не будет достигнут нормальный социальный уровень и гарантированное правовое обеспечение офицеров, предметно заниматься и этой категорией военнослужащих. Потому что проблема дисциплины среди рядового состава, это производная от того, как относятся к исполнению своего командирского и отеческого долга, к своим подчиненным, офицеры. Полагаю, что все с этим согласны

Если вопросов нет, всем большое спасибо!  Мы сегодня поработали продуктивно, а главное - конструктивно. Успехов вам в службе, работе и в правозащитной деятельности!

Заседание «круглого стола» завершено. До свидания!

Приложения:

Приложение 1: Состав участников «круглого стола»;

Приложение 2: Основные итоги исполнения Рекомендаций «круглого стола» 2009 г.;

Приложение 3: Демонстрационные слайды к докладу Н.А.Панкова;

Приложение 4: Демонстрационные слайды к докладу В.И.Цымбал;

Приложение 5: Справка о количестве и основной тематике обращений (жалоб) к Уполномоченному по правам человека в РФ;

Приложение 6: Справка о состоянии  правопорядка  в  Вооруженных  Силах  РФ  и  других федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.

 

 

©2009-2012
Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в РФ
Электронная приемная
Наш адрес: 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, 47
При полном или частичном копировании материалов с сайта ссылка на ombudsmanrf.ru обязательна.

Вернуться на новую версию сайта