Материалы

Оппозиционеры не могут прийти к согласию в вопросе, нужны ли переговоры между недовольной частью общества и властью

Родительская категория: СМИ об Уполномоченном
Категория: Интервью УПЧ в РФ
Опубликовано 18.01.2012 16:22
Просмотров: 1675
Эхо Москвы 17 января 2012
Накануне пришли сообщения, что
попытки наладить диалог с руководством страны результата не принесли.
«Политический пинг-понг
получается» - так попытки наладить контакт между властью и протестующими
характеризует бывший министр финансов и посредник в этом процессе Алексей
Кудрин. По его словам, оппозиция ждет от руководства страны конкретных
предложений, в то время, как руководство не видит, с кем ей вообще вести
разговор. Как пишут «Ведомости», Кудрин готов и дальше налаживать диалог, хотя
представители оргкомитета столичных протестных акций пока даже не выразили
готовности участвовать в переговорах и выдвигать своих переговорщиков. Судя по
всему, тому есть ряд причин. Эсер Геннадий Гудков говорит, что организаторы
протестов способны определить делегатов за несколько дней – в случае, если
власти готовы обсуждать требования недовольной части общества. Пока такой
готовности Гудков не видит. Так же, как и другой политик – Владимир Рыжков.
Представитель противоположной
стороны возможного диалога – один из руководителей «Единой России» Андрей Исаев
полагает, что в переговорах и вовсе нет необходимости.
Вместе с тем, не имеющий напрямую
отношения ни к протестам, ни к власти уполномоченный по правам человека
Владимир Лукин готов выступить посредником между оппозицией и руководством
страны. Впрочем, пока, по его словам, такая возможность лишь обсуждается.
Лукин полагает, что вопрос с его
статусом переговорщика может решиться в течение двух недель, а значит, это
произойдет незадолго до очередной масштабной акции протеста – она намечена на
4е февраля.
Между тем, власть предпринимает
отдельные шаги, которые можно расценить как ответ участникам митингов. Как
стало известно радиостанции "Эхо Москвы", в Москве примерно в 30%
участковых избирательных комиссий будут назначены новые председатели. Такое
решение принято столичным руководством. Замены произойдут прежде всего в тех
избиркомах, в адрес которых выдвигались претензии по итогам парламентских
выборов 4-го декабря. Официальных комментариев по этому поводу пока не было.
Дискуссия между властью и оппозицией
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У нас на связи…
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, мы ему
будем сейчас звонить. Просто я напомню, что мы обсуждали это ещё в обзоре
прессы, по поводу переговорщиков между...
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А, да.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Просто,
объяснить. (Неразборчиво) Владимир Лукин-то у нас будет по телефону. Вы
слышали, Лев нам читал статью из «Ведомостей», по-моему, о том, что не очень
понятно, как же всё-таки… Чем закончится, и закончатся ли чем-нибудь,
переговоры между властью, и не системной оппозиции. Ну, господин Кудрин
говорит, что что-то, ничего не получилось. А журналисты пишут…
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Из-за
категоричности позиций обеих сторон.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да. А журналисты
пишут о том, что возможным переговорщиком в этом процессе, может стать Владимир
Лукин, уполномоченный по правам человека. Он у нас сейчас, на прямой линии
телефонной связи.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Владимир
Петрович, доброе утро.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте.
В. ЛУКИН: Доброе утро,
здравствуйте.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Первый вопрос.
Ну, можно сказать, что бывший переговорщик, так назовем, да? Господин Кудрин
сказал, что у него не получилось. В первую очередь, по конфигурации
переговорного дела, если можно так сказать, чем вы будете отличаться от него?
Вы будете те же функции нести? Или, у вас какая-то другая роль?
В. ЛУКИН: Ну, во-первых, я хотел
бы сказать, что я очень признателен тем людям, в частности, членам совета, по
гражданскому обществу, при президенте, которые выразили вот в этом качестве,
мне своё доверие, и выступили с инициативой, чтобы я взялся за эти вопросы. Я
очень признателен им, в наше время, доверие уважаемых граждан, стоит больше,
чем многие награды, премии, и всё такое прочее. Но проблема состоит в том, что
если человек за какое-то дело берется, то должны быть какие-то предварительные
условия. Либо быть выполнены, либо созреть, и так далее. Но, как говорят
китайские товарищи, для того, чтобы хлопнуть в ладоши, нужны две ладони, по
крайней мере. Насколько я понимаю, Алексей Леонидович Кудрин, не обнаружил эти
две ладони. Я вообще, всячески приветствую, и поощряю его работу, и думаю, что
проблема здесь состоит не в том, кто что будет делать, а в том, что делать это
необходимо. Необходимо дать возможность, дать простор, для дальнейшего движения
всей страны, нашей политической системы, демократическую сторону, мирным путем.
И усилие каждого человека, заслуживает большое уважение. Я готов сотрудничать с
любым человеком, у которого получится. Что касается меня, то после того, как
возникла такая ситуация, с инициативой членов совета, и я сам проявил
инициативу. Дело в том, что 21-я статья федерального конституционного закона об
уполномочии. Ну, просто предполагает, что в случае возникновения таких,
каких-то очень значимых общественных ситуаций, связанных с правами и свободами
граждан, уполномоченный просто должен проявлять инициативу. Вот такую
инициативу, я сейчас и оцениваю, есть ли шансы её проявить. Эта оценка, может
созреть в результате некоторых предварительных разговоров, которые сейчас
происходят. О конкретном характере этих разговоров, об участии, об участниках
этих разговоров, я предпочитаю говорить позднее, если будет какой-то результат.
Вообще, есть такая английская пословица: «Слово всегда должно быть лучше
молчания». Если не так, то зачем говорить? Есть такая версия, что надо всё
делать так сказать, в митинговом режиме, или в режиме, так сказать, постоянного
присутствия, уважаемых средств массовой информации, я, как человек с некоторым
дипломатическим опытом, считаю, что это не так. Прецедент такой по-моему, был
один, когда, если вы помните, в первые дни, после победы октябрьского
переворота, в 17-м году, у нас первым советским министром иностранным, был, как
известно, Лев Давыдович Троцкий. Так вот, он своему помощнику по МИДу, а так
же, по многим другим делам, балтийскому матросу Маркину поручил опубликовать
все тайные договоры, так сказать, всю подноготную, которая в МИДе была. Тогда
была наивная надежда, что если всё опубликовать, что там империалисты наделали,
то воины все окончатся таким образом. Ну вот, мировая война от этого не
окончилась, а ещё гражданская началась. Поэтому, я думаю, что некоторые вещи
надо делать, всё-таки, не в таком режиме. Но обязательно средства массовой
информации, должны быть знакомы с результатами этих разговоров. Вот об этих
результатах, моих каких-то переговоров, я обязательно сообщу, как только у меня
сформируется какая-то устойчивая точка зрения.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Владимир
Петрович Лукин, ещё один вопрос. Ну, если можете сказать… Правда, вы нас
вводите в такую полосу секретности, ну ладно, поиграем в это.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Тем интереснее.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, тем
интереснее.
В. ЛУКИН: Абсолютно не секретно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да шучу, ну
шучу, Владимир Петрович, ну? Скажите, кто был инициатором, какая их сторон?
В. ЛУКИН: Дело в том, что
инициатором… Ситуация была такой, значит… Ещё до праздников новогодних, я на
вопрос «Интерфакса»… Нет, «РИА-новости», виноват. Я сказал, что в случае, если
возникнет ситуация, при которой понадобится посредник для того, чтобы вести
диалог между двумя сторонами, по вопросам, как дальше развивать нашу политическую
систему, политические дела, то естественно, в качестве уполномоченного, и по
своей позиции, и если стороны признаются, что я годен для этого, я готов
оказать в этом деле содействие. После этого уже, после праздников, глубоко
уважаемая всеми нами, Людмила Николаевна Алексеева, выступила вот с такой
инициативой, чтобы опросить членов совета, по гражданскому обществу. Как они
относятся, вот к этим моим словам. Насколько я знаю, порядка 20-ти членов
совета, высказались положительно по этому поводу.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А Кремль?
В. ЛУКИН: У меня… Я сказал, у
меня кое-какие предварительные встречи были, кое-какие встречи намечаются с
этой стороны. И вот, после того, как я проведу все эти встречи, И прикину сам
себе, что есть что, и какие позиции у людей, тогда я буду готов, просто
сказать, имеются ли две ладони, или не имеются.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Владимир
Петрович, последний короткий вопрос. Если можно, короткий ответ. Вы наметили
для себя, какой-то дедлайн? Вот, чтобы сильно не тянуть, потому, что выборы-то
в марте.
В. ЛУКИН: Я дедлайн не отметил,
просто жизнь, так сказать, ставит дедлайны. И дедлайн – это для граждан наших,
которые учат все другие языки, кроме английского, это значит, такая мёртвая
линия. То есть, срок, после которого уже ситуация уходит, так сказать. Короче
говоря, жизнь ставит дедлайны. Поэтому, я-то готов терпеть, сколько угодно. Но…
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Готовы ли
остальные, Владимир Петрович, терпеть, сколько угодно.
В. ЛУКИН: Вот, именно я это и
говорю. Жизнь, она ставит определенные дедлайны. Я думаю, что в течение скажем,
пары недель, ситуация в любом случае, прояснится. Либо в положительную, либо в
отрицательную сторону.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо большое,
ждем вас в эфире.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Владимир
Петрович Лукин был у нас, уполномоченный по правам человека при президенте РФ.
Доверяете ли вы Владимиру Лукину как переговорщику между
властью и оппозицией?
в сети:
31.3% да
62.8% нет
5.9% затрудняюсь ответить
по телефону:
71.9% да
28.1% нет
0.0% затрудняюсь ответить