Уполномоченный

по правам человека в Российской Федерации

Представительства

Интервью с В.П. Лукиным

Наслаждение для омбудсмена
Владимир Лукин любит, когда его критикуют по заказу

Московский Комсомолец № 25521 от 10 декабря 2010 г. 

Сегодня Международный день защиты прав человека, а накануне гостем пресс-центра “МК” был уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Владимир Лукин. Отвечая на вопросы журналистов, он признал, что Россия — лидер по обращениям в Страсбургский суд, да и число жалоб в его приемную растет. “МК” омбудсмен дал эксклюзивное интервью.

— После того как вы назвали действия милиции во время одной из акций на Триумфальной грубыми, на вас обрушился шквал критики. Можете назвать 2010-й самым трудным для себя годом в роли омбудсмена?

— Вот доработаю до конца срока моих полномочий (а это 2014 год), тогда и отвечу, какой год был самым трудным. А критика — это наслаждение для меня. Это свидетельство того, что твою работу замечают. Особенно приятно, когда критикуют по заказу. Это значит, что ты попал в точку.

— Вашему ежегодному докладу сенаторы устроили разнос. Какие выводы вы сделали?

— Там были моменты, на которые стоит обратить внимание, что мы и делаем сейчас, когда готовим новый доклад. Но было и такое, на что внимание лучше бы обратить не нам, а самим авторам претензий при уготовлении к Страшному суду.

— А какова судьба тех предложений по организации митингов, которые вы отправили в Кремль?

— Счастливая судьба, они почти полностью реализованы. К примеру, в Москве санкционированы акции “Стратегии 31”. Но подробности деловой переписки с президентом я не выдам — я же не WikiLeaks. И не одобряю огласку такой информации.

— Достаточно ли прозрачна и демократична, на ваш взгляд, отечественная избирательная система?

— К сожалению, в последние годы не все участники избирательного процесса обладают равными возможностями. Преимущество у обладателей пресловутого административного ресурса. Как ни парадоксально, возможность властных злоупотреблений зачастую создана действующим законодательством РФ. Например, участковые избирательные комиссии отказывают неугодным гражданам в регистрации в качестве кандидатов, признав подписи, собранные в их поддержку, недостоверными. Действующий механизм оспаривания такого решения настолько неэффективен, что не может повлечь никаких правовых последствий для необоснованного “снятого” кандидата. В своем докладе за 2009 год я выступал с предложением принятия безотлагательных мер для совершенствования регистрации граждан в качестве кандидатов.

И еще я думаю, что пора приступить к повсеместному применению систем электронного голосования, не допускающих незаконного перераспределения голосов избирателей в пользу того или иного кандидата.

— Уходящий год запомнился преступлениями против журналистов. Как не допустить этого в дальнейшем? 

— Нужно разобраться: избиения журналистов — это результат отношения именно к прессе или общего состояния нетерпимости в обществе, когда люди живут по принципу “либо будет как я хочу — либо получишь в морду”. Думаю, журналистика — только часть общей проблемы, и лечение должно быть общим. Было бы неправильно писать два уголовных кодекса — один для журналистов, другой для всех остальных.

— На вашем сайте практически ежедневно размещается информация о случаях, когда омбудсмен восстановил право на судебную защиту, свидание или реабилитацию. Восстанавливая справедливость в отдельных случаях, удается ли улучшать ситуацию в целом?

— В этом году есть примеры, когда удалось не только восстановить права конкретных лиц, но и изменить к лучшему всю практику деятельности государственных органов. Так, 2 марта Конституционный суд РФ своим постановлением 5-П, вынесенным по моей жалобе в защиту прав гражданки Демидкиной, признал несогласованность между нормами УПК РФ и Бюджетного кодекса. Дело в том, что денежная компенсация за незаконное уголовное преследование выплачивалась лишь лицам, оправданным судом. Если постановление о прекращении уголовного дела и возмещении вреда выносил следователь или прокурор, исполнить его не представлялось возможным. Бюджетный кодекс России не признавал эти документы основанием для выплат из казны. Были примеры, когда прокуроры, отчаявшись добиться финансового исполнения их процессуальных решений, переводили личные средства на счета оправданных. Летом во исполнение предписания Конституционного суда принят Федеральный закон, в соответствии с которым реабилитированный теперь вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда в суд вне зависимости от того, каким органом было принято соответствующее решение.

Часто ко мне обращались с жалобами на отказ в реабилитации репрессированные граждане, принудительно выселенные из Крыма в 40-е годы по национальному признаку. Права многих из них удавалось восстановить, обращаясь в суды общей юрисдикции. Но принципиально ситуация изменилась только в 2010 году. Конституционный суд по моему обращению (в связи с жалобами Барамыкова и Куртмамедова) принял решение, которое изменило продолжавшуюся почти двадцать лет негативную правоприменительную практику.

Как видно, решение частных проблем иногда приводит к улучшению ситуации в целом. К сожалению, иногда не приводит.

— Как вы относитесь к практике, когда милиция задерживает граждан без объяснения причин и предъявления обвинений на 48 часов? Известно ли вам, что все это время задержанных не кормят и не снабжают питьевой водой?

— Нормы, позволяющей задерживать без объяснения причин, не существует ни в административном, и в уголовном порядке. Обязанность разъяснить причины и мотивы задержания закреплены на уровне закона. Иной вопрос — как соблюдается этот закон на практике? К сожалению, нам приходилось выявлять подобные нарушения. Также я обеспокоен и неоднократно писал в своих докладах об удерживании людей в милиции, которое не признается задержанием. Граждане содержатся в помещениях, кабинетах (без водворения в камеру), при этом протоколы не составляются, права не разъясняются, да они и не совсем ясны. Не первый год я настаиваю на признании подобных действий административным задержанием в конституционном смысле этого слова.

О том, что задержанных не кормят, мне тоже известно. Хочу сообщить, что в этом году завершился многолетний судебный процесс между мной и МВД как раз по этой проблеме. В Ростовской области нам удалось обязать виновных возместить вред за непредоставление питания задержанному. На местах многие милиционеры вообще не знают, что существуют нормы довольствия для административно задержанных лиц. Когда я обратился к министру внутренних дел по этому вопросу, меня письменно заверили, что средства на эту статью расходов выделяются. Недавно я обратился к председателю контрольно-счетной палаты Ростовской области с просьбой о проверке фактического расходования бюджетных средств для обеспечения питанием лиц, задержанных на срок более трех часов. А по результатам этой проверки планирую обратиться и в федеральную Счетную палату.

— Насколько, на ваш взгляд, эффективны антикоррупционные меры, предлагаемые и реализуемые президентом?

— Меры эффективны. Но эффективнее ли они, чем сама коррупция, покажет только время.

— Каких успехов в борьбе за права человека вы мечтали бы добиться в долгосрочной перспективе?

— Эффективно защитить свое право на отдых!

Связанные материалы

©2009-2012
Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в РФ
Электронная приемная
Наш адрес: 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, 47
При полном или частичном копировании материалов с сайта ссылка на ombudsmanrf.ru обязательна.

Вернуться на новую версию сайта