Уполномоченный

по правам человека в Российской Федерации

Представительства

КС ДОБАВИЛ ГРАЖДАНАМ ПРАВА: Владимир Лукин о том, как россияне смогут реализовать свое право на защиту выбора


Профиль, 29. апреля 2013, Ольга Павликова

Вопрос о том, где начинается и где заканчивается конституционное право гражданина избирать, оказался не таким простым, как могло бы показаться. Ранее российские суды отказывали гражданам, пытавшимся обжаловать итоги голосования в судебном порядке. Получалось, что право избирателя заканчивалось в тот момент, когда он опускал бюллетень в урну, а к результатам выборов граждане отношения уже не имели. Оспаривать результаты могли только политические партии и кандидаты, участвовавшие в выборах. Теперь Конституционный суд РФ признал такую практику неконституционной и подтвердил право избирателей самим обжаловать в суде результаты выборов. Одним из тех, кто инициировал рассмотрение этого вопроса в КС, был уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин. Он любезно согласился ответить на вопросы «Профиля» о решении КС и других резонансных делах последнего времени.


ПРОФИЛЬ: Владимир Петрович, решение КС о праве граждан оспаривать результаты выборов может привести к пересмотру итогов думских или президентских выборов 2011—2012 годов?

Лукин: Теоретически возможность оспорить результаты прошедших выборов существует. Однако необходимо учитывать, что в декабре 2012 года истек годичный срок после думских выборов, а в марте 2013-го — президентских выборов. Согласно установленным законодательным нормам, соответствующие документы уничтожены. Возобновление производств в суде по тем делам, по которым было заявлено о фальсификациях, не будет иметь предмета рассмотрения, возникнут сложности с установлением фактических обстоятельств. Однако рассматривать данное решение КС только с точки зрения возможностей пересмотра итогов прошедших думских или президентских выборов — значит не увидеть главного. Гораздо важнее, что с момента принятия этого решения реализовать свое избирательное право и в случае необходимости отстоять его в суде может теперь каждый гражданин. Отныне активное избирательное право обеспечивается не только свободным участием в выборах, но и правильным подсчетом голосов и подведением итогов. Таким образом, конституционное избирательное право может быть реализовано в полной мере.

ПРОФИЛЬ: То есть получается, что до этого права простых российских граждан систематически нарушались?

Лукин: Отказывать избирателю в возможности защищать свое конституционное право недопустимо. Фактически речь шла об ограничении прав избирателей, поскольку получалось, что лицо, облеченное правом выбирать, лишалось права защищать свой выбор. Именно поэтому, как уполномоченный по правам человека, я поддержал обращение граждан по данному вопросу в Конституционный суд. И рад, что судьи высшей инстанции согласились с нашими доводами. Как было указано в вынесенном решении: «Иной подход ставил бы под вопрос конституционную ценность не только избирательных прав, но и самих институтов представительной демократии».

ПРОФИЛЬ: Как граждане смогут реализовать свое право на защиту выбора? Какие доказательства они должны будут для этого предъявлять?

Лукин: Во-первых, Конституционный суд предписал федеральному парламенту уточнить процедуру обжалования действия избирательных комиссий по подсчету голосов и подведению итогов выборов. Поэтому окончательный ответ на ваш вопрос мы получим, когда будет определен порядок обжалования нарушений при подсчете голосов избирателей.
Во-вторых, хотя порядок еще не определен, судам общей юрисдикции надлежит принимать к рассмотрению заявления избирателей в защиту своих прав. На практике это означает, что граждане уже сейчас могут подавать такие заявления и суды обязаны их принять и рассмотреть в общем порядке.
Что касается доказательств, то в данной сфере общих правил не существует. В каждом конкретном случае доказательства индивидуальны — это могут быть показания свидетелей, расхождения протоколов в ТИК и УИК, записи с камер видеонаблюдения и пр. Главное, чтобы доказательства соответствовали общим критериям допустимости, достаточности, достоверности, что четко указано в процессуальном законе.

ПРОФИЛЬ: КС указал, что оспорить итоги выборов избиратель сможет только на том участке, где он непосредственно голосовал. Но получается, что если избиратель, следя за ходом голосования в Интернете, заметит нарушение еще на каком-то участке, он уже не сможет обратиться в суд. Разве это правильно?

Лукин: Главным итогом процесса стало признание неконституционности существующей практики, которая исключала возможность для избирателей обжаловать итоги голосования даже на том участке, где они принимали участие в выборах. Возможно, нюанс, который вас интересует, будет учтен федеральным законодателем при уточнении процедуры обжалования действий избирательных комиссий. Кроме того, не исключено, что в дальнейшем на основе правоприменительной практики Конституционным судом будет дано дополнительное толкование по поводу территориальности.

ПРОФИЛЬ: Полпред Госдумы в КС Дмитрий Вяткин уже заявил, что теперь требовать отмены итогов выборов смогут миллионы граждан, и это может подорвать доверие к властям. Вы согласны с этим мнением?

Лукин: Доверие граждан к властям должно подкрепляться и доверием государства к избирателям, в частности, обеспечением максимальной прозрачности выборов, сведением к минимуму влияния «человеческого фактора» при осуществлении избирательного процесса, а особенно наделением людей всей полнотой избирательных прав. В таком ключе решение Конституционного суда является фактором позитивным. Гражданин, роль которого в избирательном процессе стала более значимой, с большей ответственностью реализует свое право. И доверие к власти, в том числе к государству, которое предоставило гражданину возможность обжалования действия избирательных комиссий, только возрастет.

ПРОФИЛЬ: Сейчас по всей России идут массовые проверки НКО. В марте на встрече с президентом Путиным вы затронули эту тему и обещали направить запросы во все проверяющие органы. Какова, на ваш взгляд, подоплека этих проверок? И что вы можете сказать о первых результатах — имеется в виду возбуждение административных дел в отношении ассоциации «Голос» и регионального отделения Комитета солдатских матерей?

Лукин: В данный момент я собираю информацию о проверках НКО, в том числе от органов власти, которые проводили эти проверки. Пока пришли ответы только от нескольких адресатов. Мы также обратились к правозащитным организациям, которые стали объектом проверки, чтобы они прислали документы, рассказали о том, как проходили проверки. Когда основные материалы будут собраны, проанализированы, тогда и придет время озвучить выводы. Хотя уже сейчас могу сказать, что ряд положений закона об НКО вызвал у меня серьезные вопросы. Нельзя, в частности, не обратить внимания на чрезвычайно широкую трактовку понятия «политическая деятельность», под которую рискуют попасть едва ли не все правозащитные организации в нашей стране. Такая трактовка позволяет приравнять к политической деятельности, в частности, наблюдение за выборами или любую критику тех или иных органов государственной власти. Согласно федеральному конституционному закону «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», я не имею права до вступления в силу решения суда вмешиваться в административные дела в отношении ассоциации «Голос» и регионального отделения Комитета солдатских матерей. Но мои сотрудники внимательно следят за развитием событий в этих делах.

ПРОФИЛЬ: Вы согласны с оценкой президента, согласно которой российские НКО только в 2013 году получили из иностранных источников 28,3 млрд рублей? Это вообще реально?

Лукин: Оценивать то или иное заявление, не располагая необходимой информацией, считаю невозможным и некорректным. Данный вопрос не входит в мою компетенцию.

ПРОФИЛЬ: В марте вы обратились с ходатайством в Мосгорсуд, где будет рассматриваться жалоба на приговор участницам группы Pussy Riot, и попросили признать приговор неправосудным и отменить его. Что вам ответил Мосгорсуд?

Лукин: Мосгорсуд оставил в силе приговор осужденным участницам панк-группы Pussy Riot. В документе также говорится об отказе в удовлетворении моего ходатайства как уполномоченного по правам человека, так как, по мнению суда, «назначенное Толоконниковой Н.А. наказание по своему виду и размеру является справедливым и соразмерным содеянному». Мое мнение и о самой акции, которую я осуждаю, и о наказании ее исполнителей, которое считаю чрезмерным, хорошо известно и неоднократно излагалось в средствах массовой информации.

ПРОФИЛЬ: Сейчас в Госдуме рассматривается законопроект о защите религиозных чувств граждан. Какие последствия, на ваш взгляд, может иметь принятие этого закона?

Лукин: Данный законопроект в его первоначальном виде я склонен считать противоречащим букве и духу Конституции Российской Федерации, ведь законопроект предполагает ответственность за обиды, нанесенные последователям только тех религий, которые составляют «неотъемлемую часть исторического наследия народов России», в то время как ст. 14 и ст. 28 нашей Конституции гарантируют равные права всем гражданам, исповедующим любую религию или не исповедующим никакую вообще. Попытки противопоставить одни конфессии другим, равно как и верующих неверующим, весьма опасны, ибо они могут не только породить раскол нашего общества, но и подорвать основы конституционного строя России как светского государства.

ПРОФИЛЬ: В июне прошлого года вы заявили, что массовых беспорядков на Болотной вообще не было и что возбуждение уголовного дела по этой статье неправомерно. Вы намерены провести независимое расследование этого дела или добиваться освобождения осужденных по этой статье?

Лукин: Одна из ошибок, причем ошибок коллективных, была совершена 6 мая прошлого года на Болотной площади в Москве. Неверно и опасно нарочито раздувать развернувшиеся в этот день события, искать в них некий заговор внешних и внутренних врагов России. Столь же неверно и опасно игнорировать уроки 6 мая, обеляя и оправдывая инициаторов и участников насилия. Власть и ее представителей нельзя трогать руками ни при каких обстоятельствах. Но и власти позволено применять силу только в рамках закона и только в той мере, в которой это абсолютно необходимо. В качестве общественных наблюдателей я и мои сотрудники присутствовали на митинге на Болотной площади, а в дальнейшем изложили свое видение ситуации в отчете и официальном заявлении. Тем не менее в отношении граждан, задержанных в связи с событиями на Болотной площади, было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 212 УК РФ, то есть за «участие в массовых беспорядках». Положения этой статьи применяются в случае, если задержанных подозревают в совершении таких действий, как насилие в отношении гражданских лиц, погромы, поджоги, уничтожение имущества, применение огнестрельного оружия и взрывчатых веществ, вооруженное сопротивление представителям власти. Между тем ни одного из таких действий ни я, ни мои сотрудники не зафиксировали. В связи с коллизией, возникшей между намерениями следствия по «болотному делу» и нормами УК РФ, я счел необходимым сделать заявление, в котором, в частности, подчеркнул, что при отсутствии исчерпывающе перечисленных в законе признаков массовых беспорядков невозможно констатировать и наличие самих массовых беспорядков. Кроме
того, я выступил с ходатайством об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу двух фигурантов «болотного дела», считая ее чрезмерной. Суд отказал в удовлетворении этого ходатайства. Для того же, чтобы сделать окончательные выводы по поводу конкретных обвинений, необходимо для начала хотя бы ознакомиться с материалами дела. До вступления решения суда в законную силу, согласно федеральному конституционному закону «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», я такой возможности не имею.

Связанные материалы

©2009-2012
Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в РФ
Электронная приемная
Наш адрес: 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, 47
При полном или частичном копировании материалов с сайта ссылка на ombudsmanrf.ru обязательна.

Вернуться на новую версию сайта