Уполномоченный

по правам человека в Российской Федерации

Представительства

Смертельный номер

Владислав Куликов

"Российская газета" - www.rg.ru 30.04.2010, 22:54

Утром 30 апреля в столичном следственном изоляторе "Матросская тишина" умерла 53-летняя арестантка Вера Трифонова. Правозащитники уже сравнили ее историю с делом Сергея Магницкого.

По мнению адвокатов, прошлогодняя смерть юриста, похоже, так ничему и не научила наши следственно-судебные органы.

Кстати, сама конструкция "следственно-судебные" в корне не правильна. Следствие должно быть отдельно, суд отдельно, и никакого дефиса между ними не может ставиться в приниципе. Однако эта связка очень легко ложится на язык представителей нашей правоохранительной системы.

По крайней мере, буквально на днях корреспондент "РГ" присутствовал на одном из круглых столов, где эксперты в погонах "щеголяли" этим словосочетанием. А когда журналисты сделали замечание, мол, странная у вас фразочка получается, люди в мундирах искренне удивились, мол, а что в этом такого?

Ответить на это могла бы Вера Трифонова, если бы осталась жива. Следствие обвиняло ее в покушении на мошенничество. По мнению правоохранителей, женщина вместе со своими знакомыми пыталась продать сенаторское кресло некоему банкиру за 1,5 миллиона долларов. По настоящему ли продать, или взять деньги и обмануть, в принципе уже и не важно. К тому же вина не доказана, и уже не будет доказана никогда - по причине смерти фигурантки. Мертвых у нас не судят.

Строго говоря, такое преступление сложно назвать экономическим, а значит под либерные поправки, вступившие в силу совсем недавно, оно не попадает. Но можно ли в данном деле назвать обоснованным арест пожилой и очень больной женщины? Суд посчитал, что - да.

Как рассказывает адвокат арестантки Владимир Жеребенков, у Трифоновой была тяжелая форма сахарного диабета и работала только одна почка. За время пребывания в СИЗО состояние здоровья женщины резко ухудшилось: в легких начала скапливаться жидкость, но тюремные врачи, как рассказывает защита, смогли “помочь” лишь советом – они предложили арестантке "спать стоя".

По требованию адвоката Трифонову все же перевели в 20-ю горбольницу. Там арестантка сразу попала в реанимацию. Врачи подтвердили, что ей необходима регулярная очистка крови (гемодиализ) и специализированное лечение, которое невозможно в условиях СИЗО. Однако врачебное заключение, что тюрьма женщине противоказана, и ее опасно увозить из больницы даже для следственных действий, не произвели впечатления ни на судью, ни на следователя. Иначе как объяснить, что тяжелобольную арестантку забрали из реанимации в медсанчать "Матросской тишины"? Она даже под капельницей могла давить на свидетелей?
По словам Владимира Жеребенкова, к тому времени у следствия на руках уже было заключение начальника медсанчасти, что состояние Трифоновой стабилизировалось и она готова к проведению следственных действий. На основании именно этой справки женщину на инвалидной коляске 16 апреля доставили в Одинцовский городской суд. А судья, похоже, поверила документу из "Матросской тишины" больше, чем глазам своим. Она отклонила ходатайство защиты об освобождении под залог в 520 тысяч рублей и продлила срок ареста еще на 3 месяца. Хватило всего двух недель.

Даже последние дни Веры Трифоновой очень напоминают судьбу Магницкого. Тот, напомним, сначала сидел в "Бутырке", потом был переведен умирать в "Матросскую тишину". Вера Трифонова тоже вначале содержалась в одном из подмосковных изоляторов, и только 29 апреля женщину привезли в медчасть “Матросской тишины”, чтобы на следующий день этапировать в 20-ую горбольницу, где она уже была и откуда ее для чего-то забрали. Однако помощь уже не понадобилась. Все что могли, следователи, судьи и тюремщики, они сделали.
Как сообщил агентству РИА "Новости" официальный представитель столичного управления СКП Сергей Марченко, следователи проверку по факту смерти Веры Трифоновой. Он уточнил, что по результатам проверки будет принято процессуальное решение. По предварительным данным, которыми располагает Сергей Марченко, смерть арестантки наступила в результате острой сердечно-сосудистой недостаточности.

Как заявила в интервью агентству ИНТЕРФАКС член Общественной палаты, председатель общественного совета при ФСИН РФ Мария Каннабих, общественная палата проведет собственное расследование в связи с гибелью в спецбольнице СИЗО-1 ("Матросская тишина") 53-летней Веры Трифоновой, которая обвинялась в покушении на мошенничество. "Общественная палата вместе с общественным советом при ФСИН возьмет этот инцидент на контроль, - сообщила журналистам Мария Каннабих. - У нас слишком участились такие случаи, и они становятся закономерностью. Я считаю, что такого быть не должно".

Она сказала, что связалась с начальником медицинского управления ФСИН. "Мне сообщили, что у нее (В.Трифоновой) была почечная недостаточность на фоне диабета. Они представляли данные о ее состоянии и о том, чтобы до суда она содержалась не в изоляции, но в этом было отказано, - подчеркнула Мария Каннабих. - Она ведь не была опасной, и куда ей бежать, ей бы только пожить еще. Больно от всей этой формальной жестокости. Мы давно боремся за то, чтобы в СИЗО не содержали настолько больных людей, непонятно зачем это нужно".
В свою очередь, председатель комиссии Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированием судебно-правовой системы Анатолий Кучерена также отметил, что прежде всего тревожит ситуация, когда суды выдают санкции на содержание людей под стражей, тем более больных.

"Их заключают под стражу, когда они всего лишь еще подозреваются, и, к сожалению, здесь достаточно предоставить в суд лишь рапорт оперативного сотрудника, где он может выразить предположение, что подозреваемый может скрыться. Это вопиющее нарушение прав человека", - сказал Анатолий Кучерена "ИНТЕРФАКСУ".

По его словам, "не очень понятно, при принятии таких решений суды руководствуются законом, либо интересами увеличения статистики по арестованным". Кстати, как утверждает адвокат Владимир Жеребенков, следователь, расследовавший уголовное дело Веры Трифоновой, требовал от заключенной чистосердечного признания в обмен на свободу. Видимо, ставка в этом деле оказалась больше, чем жизнь?

"Следователь поставил ВереТрифоновой условие, что готов ее отпустить, но пускай она признается и покается. А в чем признаваться, если она не признает себя виновной? Естественно, она отказалась", - сказал адвокат.

Столичное управление Федеральной службы исполнения наказаний также проводит служебную проверку по факту смерти Веры Трифоновой. Об этом сообщил представитель московского УФСИН Сергей Цыганков.

В свою очередь Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин заявил, что смерть Веры Трифоновой лишний раз подтверждает необходимость переподчинения медиков от Минюста Минздравсоцразвитию.

"Я не люблю комментировать события, с которыми не знаком подробно, но здесь, судя по всему, произошло то, о чем мы предупреждали много раз. Мы давно выступаем за то, чтобы медицинская служба при СИЗО была независима от тюремного начальства. Ведь зачастую врачи не могут быть объективными, если испытывают давление", - сказал Владимир Лукин.

Связанные материалы

©2009-2012
Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в РФ
Электронная приемная
Наш адрес: 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, 47
При полном или частичном копировании материалов с сайта ссылка на ombudsmanrf.ru обязательна.

Вернуться на новую версию сайта