Уполномоченный

по правам человека в Российской Федерации

Представительства

Закон об НКО-агентах власть защищает в Конституционном суде

Vedomosti.ru, 05.02.2014, Анастасия Корня

 

Чиновники и депутаты не нашли противоречий Конституции в законе о некоммерческих организациях (НКО) — иностранных агентах (вступил в силу в ноябре 2012 г.); нарушения углядели только специалисты юридической школы Дальневосточного федерального университета. Таково содержание отзывов, представленных в Конституционный суд в ответ на жалобу нескольких общественных организаций и уполномоченного по правам человека Владимира Лукина на ограничения, установленные для НКО, ведущих политическую деятельность и получающих финансовую поддержку из-за рубежа, и разосланных сторонам. Конституционный суд планирует рассмотреть ее 6 марта.

По мнению заявителей, закон нарушает несколько статей Конституции, в том числе право на свободу слова и на свободу членства в организациях. Содержащиеся в законе термины (например, «политическая деятельность») не отвечают требованию определенности правовых норм, что ведет к злоупотреблениям. Лукин ссылается на неадекватную меру ответственности: минимальный штраф за нарушение закона об иностранных агентах — 300 000 руб. А обязанность признавать себя иностранным агентом вынуждает правозащитников свидетельствовать против себя, поскольку термин «иностранный агент» имеет негативную окраску, настаивают заявители.

 

Заместитель генпрокурора Сабир Кехлеров в отзыве возражает: термин «агент» широко используется в действующем законодательстве, бывают налоговые агенты, финансовые и страховые. Дополнительные требования к финансируемым из-за рубежа НКО не могут рассматриваться как «свидетельствование против себя», уверен он, это нужно исключительно для организации должного контроля. Любое участие финансируемой из-за рубежа НКО в политической деятельности предполагает вмешательство во внутренние дела России, продолжает Кехлеров, поэтому прокуратура подготовила поправки, исключающие из определения иностранного агента действия, направленные на изменение государственной политики: политической деятельностью должна признаваться любая попытка воздействия на принятие решений государственными органами.

 

В Минюсте также не видят в законе об иностранных агентах противоречий Конституции. Необходимость специального учета НКО-агентов — примерно то же самое, что регистрация в качестве индивидуального предпринимателя: не ограничивает в правах, а лишь «обеспечивает стабильность гражданского оборота», говорится в отзыве.

 

По данным Минюста, зарубежные транзакции российским НКО с ноября 2012 г. составили более 20 млрд руб., это и объясняет запрос общества на повышение открытости финансовой деятельности НКО. Что касается правовой определенности, то существует обширный перечень нормативных правовых актов, из которых возможно уяснить содержание понятия «проводимая государственными органами политика», наставляет Минюст, например закон о государственной политике в отношении соотечественников за рубежом или указ президента о стратегии национальной безопасности.

 

Комитет Госдумы по делам общественных организаций оправдывает повышенный размер административных санкций за нарушение закона об иностранных агентах — это «свидетельствует об особой защите государством отношений в области регулирования НКО».

 

И только юристы Дельневосточного федерального университета (там до назначения в Конституционный суд работал судья — докладчик по этому делу Сергей Князев) признали существующее правовое регулирование чрезмерным: оно подходит скорее для политических партий, но не для НКО, преследующих в основном общественно полезные цели. «Оспариваемые законоположения ограничивают конституционные права на объединение, свободу деятельности общественных объединений, конституционные принципы идеологического многообразия и юридического равенства», — делают вывод ученые.

 

Интересы заявителей представляет адвокат «Агоры» Рамиль Ахметгалиев — он напоминает, что руководители Генпрокуратуры и Минюста признавались, что исполнение закона об иностранных агентах идет с трудом. Конституционный суд — хороший шанс поправить закон, считает он, жалко, что ведомства его упускают.

 

В прошлом году общественники не могли добиться от Минюста разъяснений, что следует считать политической деятельностью, недоумевает Ахметгалиев, а теперь Минюст пишет, что в этом вопросе полная ясность: такая позиция чиновников подтверждает, что закон носит репрессивный характер.

 

В реестре НКО — иностранных агентов пока одна организация: некоммерческое партнерство «Содействие развитию конкуренции в странах СНГ», созданное по инициативе Федеральной антимонопольной службы. Многие НКО предпочли отказаться от иностранного финансирования, подпавшие под санкции «Голос» и «Мемориал» объявили о ликвидации. Замоскворецкий суд Москвы рассматривает несколько жалоб НКО на требование прокуратуры зарегистрироваться иностранным агентом.

 

Какую бы жалобу ни рассматривал Конституционный суд, представители органов власти всегда защищают спорный закон, говорит адвокат Вадим Прохоров, но негативные отзывы ведомств не предопределяют решение суда. Он вынужден принимать в расчет политическую волю Кремля, но она передается не через заключения чиновников, уверен эксперт: суд признал чрезмерными штрафы за нарушение закона о митингах, хотя представители власти доказывали необходимость самых жестких санкций.

©2009-2012
Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в РФ
Электронная приемная
Наш адрес: 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, 47
При полном или частичном копировании материалов с сайта ссылка на ombudsmanrf.ru обязательна.

Вернуться на новую версию сайта