Уполномоченный

по правам человека в Российской Федерации

Представительства

Главная

Заявление Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации

В последнее время внимательно наблюдая за публичными акциями в г. Москве и действиями органов правопорядка, считаю необходимым высказать несколько серьезных замечаний.

1. Анонимность полицейских.

После неоднократных напоминаний Уполномоченного сотрудники полиции осуществляющие дежурство, в том числе во время публичных акций, стали обеспечиваться значками с идентификационными номерами, дающими возможность отождествить сотрудника полиции, применяющего силу.

Тем не менее, проблема идентификации сохраняется. Во многих случаях значок не одевается либо скрывается в карманах, под бронежилетом или иной амуницией.

Кроме того, разглядеть нанесенный на жетоне номер чрезвычайно трудно: мелкие цифры и бликующая поверхность не позволяют этого сделать во время движения, в том числе на фото- и видеосъемке.

Уполномоченный в очередной раз настоятельно требует, чтобы идентификационный номер наносился крупными цифрами краской на различных элементах обмундирования.

2. Произвольное ограждение территории.

Вошло и укоренилось в практике выставление металлических ограждений вокруг предполагаемых мест проведения несогласованных акций. Эта технология ничем не регламентируется. Неизвестно кто и в каком порядке принимает подобные решения, сколько по времени должны располагаться ограждения и какие последствия наступают для граждан в случае прохода за указанные заграждения. Поскольку в данном случае юридически и фактически речь идет об ограничении свободы передвижения граждан, произвольность в этом вопросе недопустима.

Вместе с тем, на крупных площадях и улицах полицией явочным порядком создаются препятствия для свободного прохода граждан, в чем, затем, обвиняют участников и организаторов публичных акций.

3. Необоснованный разгон несогласованных акций.

Согласно позициям Конституционного Суда Российской Федерации, само по себе несогласование публичной акции или ее стихийность, еще не означает ее незаконности и не влечет последствия в виде разгона. Конституционный Суд Российской Федерации, равно как и Европейский Суд по правам человека, неоднократно подчеркивали что ответственность за нарушение порядка проведения митингов должна наступать не в связи с созданием неудобств для передвижения граждан, а только в тех случаях когда проведение мероприятия создало реальную угрозу общественной безопасности, жизни и здоровью как участников, так и других лиц.

В качестве наглядного примера можно привести несогласованный митинг 2 марта 2014 года на Манежной площади около стеллы, посвященной Зимним Олимпийским играм. Около нее собралось порядка 300 человек. Учитывая, что площадь была огорожена и движение по ней не осуществлялось, никаких препятствий гражданам митингующие не создавали. Тем не менее, полиция предприняла меры по задержанию большинства участников и их силовому разгону.

4. Произвольный характер задержаний.

Уполномоченный отмечает, что ранее во время проведения несогласованных публичных акций полицией пресекались лишь действия, создававшие опасность для участников (драки, поджоги фаеров, фейерверков и т.п.).

Однако в настоящее время тактика действий полиции изменилась и задерживается практически любой человек, произвольно определяемый полицейскими как участник публичной акции. Выглядит это следующим образом: группа полицейских в составе 5-10 человек вклинивается в толпу и хватает первых попавшихся под руку людей, зачастую случайных прохожих.

5. Искаженные данные в рапортах.

Произвольный характер задержания не отражается в административных материалах. Сотрудники полиции используют идентичные, заранее отпечатанные рапорты, в которых уже указана фабула вменяемого правонарушения и остается только вписать личные данные задержанного. Тем самым искажаются фактические обстоятельства публичной акции.

Также происходит подмена лиц, осуществлявших задержание, поскольку задержание проводят одни сотрудники полиции, а рапорты составляют другие, зачастую вообще не присутствовавшие на публичной акции.

6. Ненадлежащее отношение к задержанным в отделах полиции.

Отделы полиции не приспособлены для содержания и документирования большого количества лиц. Подобное приводит к превышению сроков задержания, не обеспечению горячим питанием граждан, задержанных на срок свыше 3 часов, недопуску адвокатов и запрету звонков родственникам.

7. Произвольное изменение квалификации.

Практика показала, что любая квалификация административного правонарушения по указанию неких неустановленных инстанций в любой момент может быть дополнена статьей 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривающей арест.

Обобщая свои наблюдения, Уполномоченный склонен считать, что причина отмеченных нарушений кроется не столько в организации деятельности полиции, сколько в итоговой оценке ее действий судом в рамках рассмотрения административного дела.

Уполномоченный неоднократно указывал на отсутствие состязательности в административном процессе и о последствиях, которые наступают в результате данного противоречащего Конституции Российской Федерации факта.

В административном судопроизводстве функцию обвинения де-факто осуществляет суд. С момента принятия административных материалов суд, не вернув их в полицию, фактически уже формирует свое убеждение в виновности задержанного. В результате справедливое судебное разбирательство не обеспечивается, а надлежащего контроля за действиями полиции нет.

Эту ситуацию необходимо менять, ибо она несовместима с практикой правового государства.

В. Лукин

©2009-2012
Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в РФ
Электронная приемная
Наш адрес: 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, 47
При полном или частичном копировании материалов с сайта ссылка на ombudsmanrf.ru обязательна.

Вернуться на новую версию сайта