Уполномоченный

по правам человека в Российской Федерации

Представительства

Сообщение пресс-службы

27 ноября с.г. начальник отдела защиты политических прав человека и административных процедур Аппарата Уполномоченного Михайлов В.К. принял участие в заседании Конституционного Суда Российской Федерации по вопросу соответствия Конституции Российской Федерации положений Федерального закона от 08.06.2012 №65-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» (далее - Закон от 08.06.2012 №65-ФЗ), поводом для рассмотрения которого в Конституционном Суде стал запрос группы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

По мнению заявителей, основанием для подачи запроса стала правовая неопределенность в вопросах административного производства по делам о публичным мероприятиях, а также непосредственно законодательства о публичных мероприятиях.

Позиция Уполномоченного, изложенная Михайловым В.К., охватывала все оспариваемые нормы.

Так, в частности, представитель Уполномоченного отметил, что первая статья обжалуемого Закона дополнила положения КоАП РФ, усилив административную ответственность по отдельным составам и введя ряд новых, также включив в перечень административных наказаний обязательные работы.

По мнению Уполномоченного, с названными изменениями трудно согласиться, поскольку штрафы за нарушение установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия по своим размерам превышают или равны предельным штрафным санкциям за серьезные преступления. Подобное ужесточение неминуемо ведет к нарушению принципов справедливости и соразмерности. Также Михайлов В.К. высказал позицию относительно внесения квалифицирующих признаков нарушения порядка организации или проведения публичных мероприятий, влекущих повышенную ответственность (создание помех движению пешеходов и транспорта, превышение норм заполняемости территории, помещения, причинение вреда здоровью человека или имуществу). Он отметил, что сама формулировка данных последствий носит сугубо неконкретный характер, что может привести к субъективной оценке при соответствующей квалификации. Кроме того, некоторые из внесенных квалифицирующих признаков дублируют уже имеющиеся в КоАП РФ самостоятельные составы административных правонарушений.

Критическая оценка была дана и установленной оспариваемым законом возможности привлечения организатора публичного мероприятия к административной ответственности за действия (бездействие) участников организованного им публичного мероприятия, повлекшие причинение вреда здоровью человека и имуществу, как нарушающая конституционные принципы презумпции невиновности и виновной ответственности, а также необходимости увеличения срока давности привлечения к административной ответственности по делам о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях.

Обжалуемые депутатами Государственной Думы законоположения внесли изменения и в нормы о привлечении к административной ответственности за организацию массового пребывания или передвижения граждан, повлекшие нарушение общественного порядка, нарушение санитарных правил, причинение вреда зеленым насаждениям и т.п. Михайлов В.К. пояснил, что названные последствия не имеют единого критерия и создают либо поле неопределенности, когда гражданин не может предвидеть последствия своих действий, либо чрезмерные запреты для массовых присутствий. Эти пункты настолько нечетки и допускают произвольное толкование, что основывать на них ограничение конституционного права на мирные собрания просто непозволительно.

Второй статьей рассматриваемого Конституционным Судом Закона внесены изменения в Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях».

В первую очередь, данные изменения коснулись ужесточения требований к лицам, претендующим на организацию публичных мероприятий. Согласно новым поправкам организатором публичного мероприятия не может быть лицо, имеющее неснятую или непогашенную судимость за совершение умышленного преступления против ^ основ конституционного строя и безопасности государства или преступления против общественной безопасности и общественного порядка, а также лицо, два и более раза привлекавшееся к административной ответственности за отдельные правонарушения в течение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания.

Представитель Уполномоченного отметил, что такой запрет не имеет разумного и объективного оправдания как по причине несоразмерности характера и степени общественной опасности проступков значению ограничиваемого права, так и по его сроку. Не являются, на его взгляд, в полной мере определенными и изменения, регулирующие проведение публичных мероприятий в специально отведенных местах. Так, данные положения отдают приоритет организатору, подавшему уведомление первым, в случае подачи несколькими организаторами уведомлений о проведении   более   чем   одного   публичного   мероприятия   в   специально отведенном месте в одно и то же время. Михайлов В.К. пояснил, что из этого напрашивается вывод о том, что и для специальных мест подача уведомления о проведении публичного мероприятия закон считает необходимым.

Представитель    Уполномоченного    обратил    внимание Конституционного Суда на положение Закона о делегировании субъектам РФ права, помимо предусмотренных федеральным законом, дополнительно определять места, в которых запрещается проведение публичных мероприятий, если их проведение в этих местах может повлечь нарушение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, создать помехи движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры. Между тем, регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина статьей 71 Конституции РФ относится к исключительной компетенции Российской Федерации. Следовательно, подобное расширение полномочий законодательных органов субъектов Российской Федерации представляется недопустимым. В развитие этого тезиса были приведены уже имевшие место отрицательные примеры нормотворчества некоторых регионов.

Подытоживая сказанное, представитель Уполномоченного отметил, что в целом оспариваемый Закон не согласуется с рядом европейских Руководящих принципов по свободе мирных собраний, а именно, с презумпцией в пользу проведений собраний, позитивной обязанностью государства защищать мирные собрания, законностью (включающей в себя и правовую определенность) и соразмерностью.
Решение по рассматриваемому вопросу будет объявлено позднее.


 

 

Связанные материалы

©2009-2012
Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в РФ
Электронная приемная
Наш адрес: 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, 47
При полном или частичном копировании материалов с сайта ссылка на ombudsmanrf.ru обязательна.

Вернуться на новую версию сайта