Уполномоченный

по правам человека в Российской Федерации

Представительства

Сообщение пресс-службы

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации В.П. Лукин 28.02.2013 принял участие в расширенном заседании коллегии ФСИН России по подведению итогов деятельности уголовно-исполнительной системы в 2012 году и путях реализации второго этапа Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года.

По мнению Уполномоченного, идея Концепции об изменении основного ви­да исправительных учреждений является правильной, поскольку только в нашей стране наказание в виде лишения свободы исполняется в колониях, во всех стра­нах Европы лишение свободы исполняется в учреждениях тюремного типа.

Вместе с тем, Уполномоченный отметил, что на первом этапе реализации Концепции принят и воплощен в жизнь ряд решений, нарушающих права челове­ка, и противоречащих положениям Концепции.

Как отметил Уполномоченный, отсутствие финансового подкрепления Кон­цепции создало условия, вынудившие руководителей на местах искать источники финансирования, не предусмотренные законом, что в ряде случаев привело к созданию системы поборов с осужденных и их родственников, как это было в ИК- 6 Челябинской области.

В части решений, нарушающих права значительного количества граждан, Уполномоченный напомнил, что в 2010 году ФСИН России объявила о необхо­димости так называемой «сепарации», в связи с чем, за достаточно короткий срок 153 тысячи осужденных были переведены из одного исправительного учреждения в другое, в том числе в иные субъекты Российской Федерации.

Указанное решение не основывалось на требованиях действующего законо­дательства и породило всплеск жалоб, как от самих осужденных, так и от их близ­ких родственников, при этом заявители сообщали, что в результате «сепарации» им придется добираться на длительные свидания несколько тысяч километров.

Уполномоченным было также отмечено, что на протяжении ряда лет право­защитное сообщество выступало за ликвидацию деятельности в колониях секций дисциплины и порядка, поскольку одни осужденные наделялись исполнительно- распорядительными полномочиями от имени администрации учреждения в отно­шении иных осужденных.

Вместе с тем, он обратил внимание на то, что правозащитники не выступали против возможности оказания осужденным помощи в духовном, профессиональ­ном и физическом развитии; развития полезной инициативы осужденных; оказа­ния позитивного влияния на исправление осужденных; участия в решении вопро­сов организации труда, быта и досуга; формирования здоровых отношений; ока­зания социальной помощи осужденным и их семьям.

Эти формы регулировались статьей 111 УИК Российской Федерации «Само­деятельные организации осужденных к лишению свободы», однако в июле 2012 года положения этой статьи утратили силу.

В связи с этим, Уполномоченный отметил, что в данном случае вновь проиг­норировано положение Концепции о необходимости разработки «новых подходов к формированию самодеятельных организаций осужденных с учетом интересов и потребностей в них самих осужденных, совершенствование правового регулиро­вания их деятельности».

По мнению Уполномоченного, целесообразно решить вопрос о возврате за­конодательного закрепления добровольных организованных форм деятельности осужденных, направленных на решение задач их социализации, за исключением секций дисциплины и порядка.

Уполномоченный считает, что справедливо и своевременно один из руково­дителей ФСИН в декабре прошлого года заявил о необходимости корректировки Концепции, поскольку любое реформирование должно основываться на серьез­ном анализе фактического положения дел применительно к финансовым возмож­ностям государства.

Уполномоченный сообщил присутствующим, что в декабре прошлого года о необходимости доработки Концепции совместно с общественностью проинфор­мирован Президент Российской Федерации.

Не остались без внимания Уполномоченного и имевшие общественный резо­нанс прошлогодние события в ИК-6 города Копейска Челябинской области.

По его мнению, это первая массовая акция неповиновения осужденных, ко­торая не сопровождалась массовыми погромами, поджогами и другими противо­правными действиями со стороны осужденных.

Также впервые ФСИН России при разрешении конфликта не использовала силовые формы и методы, сопровождающиеся массовым применением специаль­ных средств, то есть массовыми избиениями осужденных, приводящими даже к гибели людей, а действовала иными способами.

По мнению Уполномоченного ФСИН России в экстренном порядке необхо­димо рассмотреть вопросы трудовой занятости осужденных и справедливой опла­ты труда за выполненную работу, поскольку в настоящее время в исправительных учреждениях отдельных субъектах Российской Федерации вывод на оплачивае­мую работу не превышает 20%, а оплата их труда значительно ниже минимально­го размера оплаты труда, установленного законом.

В связи с этим, Уполномоченный предложил изучить вопрос об изменении организационно-правовой формы предприятий уголовно-исполнительной систе­мы с тем, чтобы они были более конкурентоспособны в условиях рынка.

Уполномоченный подчеркнул также необходимость скорейшего преодоления образа врага в лице общественности, как и общественникам в лице персонала исправительных учреждений.

В заключение Уполномоченный выразил надежду на позитивные изменения в соблюдении прав человека в учреждениях ФСИН России, которые должны заключаться не только и не столько в улучшении материально-бытовых условий осужденных, сколько в изменении сознания сотрудников уголовно-исполнительной системы с тем, чтобы они перестали видеть в осужденных «спецконтингент».

Уполномоченный особо подчеркнул, что осужденные и тем более подозре­ваемые и обвиняемые, это граждане Российской Федерации, а не «спецконтингент».

©2009-2012
Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в РФ
Электронная приемная
Наш адрес: 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, 47
При полном или частичном копировании материалов с сайта ссылка на ombudsmanrf.ru обязательна.

Вернуться на новую версию сайта